Булочка адвокат

Сдобные булочки

Эти сдобные булочки универсальны. Их можно сделать сладкими (добавить варенье, ягоды или фрукты) или, наоборот, не сладкими, добавив чеснок (пампушки) или соленый творог с зеленью. Вариантов приготовления этих булочек очень много, мы же рассказываем, как приготовить сладкое сдобное блюдо.

  • Количество порций: 12
  • Время подготовки: 1 час
  • Время приготовления: 1 час
  • Температура подачи: Теплое блюдо
  • Тип обработки: Выпекание
  • Кухня: Русская
  • Повод: Повседневный
  • Сезон: круглый год

Дрожжи растираем в 2–3 ст. л. теплого молока, разводим оставшимся молоком, добавляем сахар, соль, растопленное масло и яйцо. На полученной смеси заводим тесто и оставляем подходить в теплом месте. Обминаем 2–3 раза перед тем, как приступить к разделке.

Делим тесто на 12 комочков, раскатываем из них колбаски длиной 20 см – в середине тоньше, к краям толще.

Затем аккуратно завязываем тесто в узелки.

Далее из верхнего кончика узелка формируем голову с клювом, из нижнего – хвостик.

Берем специальную кисточку и смазываем тесто разболтанным яйцом.

С помощью темного изюма делаем глазки. Чтобы при выпечке изюм не выпал, стараемся вдавить его поглубже в тесто.

Выпекаем булочки на застеленном промасленным пергаментом противне 10–12 минут в духовке, разогретой до 220 градусов.

Кстати, булочки будут пышнее, если после разделки теста дать ему еще раз подойти.

Гид по жизни в тюрьме: Как сидеть с комфортом и не стать «сладкой булочкой»

Airbnb для бизнесменов и других «экономических»

Не «законопачивать» людей в тюрьму за экономические преступления призывал ещё Дмитрий Медведев в 2009 году — ему принадлежит крылатая фраза «хватит кошмарить бизнес». Полтора года назад Владимир Путин предложил смягчить уголовную ответственность для бизнеса, чтобы улучшить деловой климат в России. Время идёт, президенты говорят, а количество людей в СИЗО, обвиняемых в экономических преступлениях, увеличивается. За последние два года оно выросло на 59% — до 6539 человек, рассказал «Cекрету» уполномоченный по правам предпринимателей при президенте Борис Титов.

Предприниматели, или «коммерсы», как их называют в местах лишения свободы, стали удобной мишенью для шантажа и вымогательства. Сокамерники и надзиратели дают бизнесменам прозвища: «сладенький», «булка с маслом», «дойная корова». Шантажом и вымогательством могут заниматься как администрация, так и заключённые, которые входят в долю с администрацией. Из-за того что состоятельных людей сажают всё больше, растёт и спрос на более комфортные условия существования за решёткой. Предприниматели, пережившие столкновение с тюрьмой, рассказали «Секрету» на условиях анонимности, какие услуги можно неофициально приобрести в СИЗО, как улучшить условия содержания под стражей и чем грозит излишняя расточительность и любовь к комфорту в застенках. Мы проверили полученные данные у адвокатов, правозащитников и иных экспертов, а также обратились за комментарием к ФСИН — правда, на момент публикации материала служба его не предоставила.

В итоге получилось что-то вроде памятки предпринимателям, угодившим в тюрьму.

1. Не бойтесь остаться без связи

Максимальное время карантина безо всякой связи с внешним миром — 15 суток

Вера Гончарова, адвокат: После заключения под стражу подследственных отправляют в камеры карантина, чтобы выяснить, не больны ли они какой-нибудь инфекцией. Согласно Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений от 2005 года, на карантине человека могут продержать не более 15 суток. Заключённым в СИЗО нельзя пользоваться мобильными телефонами.

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а теперь отбывающий наказание на зоне в Ивановской области: На карантине сидят не больше недели-двух. На карантине нет ни мобильников, ни свиданий — вообще никакой связи с внешним миром, и из-за этого все немного в стрессовом состоянии. На карантине тебя оценивают. И от каждого твоего слова — о богатстве, о любимой женщине, просто резкого — зависит, в какую камеру тебя отправят и кем ты потом сидеть будешь до конца срока. По местной иерархии вариантов много.

Работа в тюремной санчасти стоит 2 млн рублей

Большинство коммерсантов сидят «мужиками» — обычными заключёнными. Но некоторых аттестуют «козлами», то есть сотрудничающими с администрацией и стучащими следователям на сокамерников. Таких часто бьют. Именно на карантине тех, кто осуждён по экономическим статьям (159, 160, 165, 171, 172, 174, 199, 201), начинают «пробивать», пытаясь выяснить, сколько у них денег, и предлагать сесть в камеры с улучшенными условиями. Их ещё называют «продолами для коммерсов» и «випами». Спецблок для экономических стоит от 50 000 рублей в месяц. Ловушка в том, что, заплатив раз, ты будешь вынужден платить потом все годы, что будешь сидеть, — и в СИЗО, и на зоне. За отказ платить будут прессовать.

2. Будьте готовы к обману

Почти все предложения по решению вопросов в СИЗО оказываются мошенничеством

Пётр Добровицкий, председатель коллегии адвокатов «Добровицкий и партнёры»: Я делю тех, кто крутится вокруг подследственных, на три категории: решал, кидал и мошенников. Мошенники — это друзья заключённых, которые приходят к родственникам предпринимателя и обещают организовать его освобождение за деньги. Делают они это в первые неделю-две, когда родственники находятся в состоянии аффекта, а предприниматель сидит на карантине и не может выйти на связь. Это в 99,9% случаев развод. Кидалы — это, как правило, бывшие сотрудники правоохранительных органов, которые работают в связке со своими друзьями-следователями. Кидала говорит предпринимателю, что уже договорился обо всём со следователями, предлагает признать вину и обещает за это условный срок. Берёт у предпринимателя деньги. Предприниматель переводит их на карточку через мобильный банк или просит помочь родственников, а потом ему вкатывают пять-шесть лет. Потом предприниматель нанимает нормального человека, но сделать что-либо уже невозможно.

Решалы — это категория адвокатов, которая берётся за взятки урегулировать все вопросы. Но сделать это практически невозможно — ведь нужно договориться не только со следователем, но и с прокурором, и с судьёй.

Вера Гончарова, адвокат: В восьми случаях из десяти все предложения по решению вопросов в СИЗО — обман. Это касается как взяток, чтобы повлиять на следствие, так и оплаты услуг внутри самой тюрьмы.

3. Запретите родственникам общаться с людьми из СИЗО без вашего ведома

Родственники оказавшихся в СИЗО предпринимателей получают не менее двух звонков от вымогателей

Дмитрий Васильченко, адвокат: Это самое простое правило гигиены: не называйте сокамерникам имена жён и любовниц. А жёнам и любовницам запретите оставлять свои реальные контакты с передачками. Пусть заведут себе ни на кого не зарегистрированные сим-карточки и оставляют контакты этих симок. Именно на родственников будут оказывать наибольшее давление, вымогая деньги.

Предприниматель, находящийся сейчас в небольшом московском СИЗО: Моя жена оставила свои контакты вместе с передачкой, и ей через день позвонил мужчина, представился бывшим сотрудником ФСИН и сказал: «1 млн, и вашего мужа через неделю переквалифицируют в свидетели». Я сразу велел жене выкинуть симку и строго-настрого запретил реагировать на подобные звонки. Сказал, что, если что-то надо будет, я сам выйду на связь и назову номер счёта, куда перечислить деньги.

Чтобы нажить врагов на несколько лет, достаточно одного слова

Сергей Водолагин, партнёр юридической фирмы Westside Advisors: Самое главное — нужно в любой ситуации оставаться человеком. Не нужно говорить лишнего, потому что тем самым можно дать информацию, которая попадёт в правоохранительные органы или к сотрудникам СИЗО и ухудшит ваши условия.

Пётр Добровицкий: Нужно забыть нецензурную брань, так как нечаянно сказанное бранное слово может оказаться на тюремном жаргоне ругательством, за которое потом придётся отвечать. Забудьте про азартные игры. Никогда не садитесь играть в карты ни на спички, ни на что — там такое количество мошенников, что вас точно обжулят. А карточный долг — самый страшный. И он будет ходить за вами повсюду — и в СИЗО, и на зоне.

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а теперь находящийся в Рязанской области: Сел — молчи. Это главное правило. Придумай легенду, которая будет максимально близка к твоей рекомендации, и рассказывай её всем. Зайдя в камеру, представься — назови имя, фамилию, статью, по которой арестован. Больше ничего говорить не надо, кому нужно — они и так всё о тебе узнают по зэк-радио. В СИЗО уважают тех, кто держится по-мужски и не ноет. Тех, кто делится со всеми тем, что ему принесли, — ведь у предпринимателей, которые сидят в общих камерах, часто еды больше, чем у остальных. Особенно презирают тех, кто не моется, не стирает одежду и не стрижётся — скатывается до чушки. Таких бьют и унижают.

5. Подумайте 146 раз, прежде чем сотрудничать с администрацией и следствием

Большинству подследственных обещают условный срок за сделку со следствием, но в действительности на свободу с условным сроком выходят единицы

Сергей Водолагин: При сделке со следствием чаще всего обещают условный срок. Мне известны случаи, когда люди действительно получали условный срок. Но это большая редкость.

Пётр Добровицкий: Если вы идёте на сделку со следствием, чтобы сократить свой срок, — это ваше дело. Но вот если вы не только свою вину признаёте, но ещё и своих партнёров за собой тащите — это уже отдельная история. Такие люди потом на зоне не будут пользоваться вообще никаким авторитетом. Они необязательно будут спать у туалета и необязательно их потом будут бить. Но ни общаться, ни делиться с ними никто не будет.

Стоимость неофициальных услуг в СИЗО можно снизить в 15 раз

Предприниматель, отбывающий наказание во Владимирской области: Мне предлагали сделку со следствием, но я отказался. А вот партнёр мой согласился, да ещё и меня своим признанием завалил. Он получил вместо обещанного условного срока пятёрку. А я получил семёрку, но скоро собираюсь выходить по УДО — окажусь на воле раньше, чем он. Волею судеб нас с партнёром на одну зону отправили. Он сидит здесь сукой — с ним никто не общается, хотя у него довольно влиятельные заступники нашлись.

6. Не покупайте ничего пакетами. Торгуйтесь

Стоимость неофициальных услуг в СИЗО можно снизить торгом в 15 раз

Предприниматель, лично знакомый с обычаями одного из главных московских СИЗО: Когда я сел в карантин, мне сразу сказали, что можно устроиться поудобнее и сесть с другими коммерсами. Предлагали мне сокамерники, но, видимо, кто-то из руководства СИЗО показывал им материалы моего уголовного дела — откуда бы они знали, что у меня есть деньги, если бы не видели, что меня обвиняют в мошенничестве на десятки миллионов.

Цену камеры мне обозначили в 750 000 рублей. Мне повезло с адвокатом. Я знал, что такая цена — развод. Сказал, что того, в чём меня обвиняют, не совершал. Что денег у меня нет. И что заплачу, сколько смогу. Мы долго торговались, но в итоге сторговались до 50 000 рублей в месяц. А ещё один парень всё-таки платит 750 000. Другой — 250 000. Когда в СИЗО понимают, что ты ориентируешься в ценах, начинают объяснять, что это тебе услуги все пакетом продают. Но это развод, так не бывает. Не надо покупать услуги оптом. Надо покупать по одной, по мере необходимости. Тогда будет меньше проблем и вопросов. Всё будет дешевле, а тебя не будут воспринимать дойной коровой.

7. Не бойтесь прессинга

Перестать платить за неофициальные услуги в СИЗО очень трудно. Особенно если вы переплачиваете.

Пётр Добровицкий: Если предприниматель сразу жёстко поставит себя, что не будет платить, его в очень редких случаях попытаются прессовать, а в большинстве случаев всё-таки оставят в покое. А вот людей, которые платили, а потом перестали, скорее всего, будут прессовать довольно сильно. Когда человек после икры и коньяка переходит на самогон и огурцы, обслуживавший его сотрудник здорово расстраивается. Так что лучше не платить сразу.

Зоя Светова, член Общественной наблюдательной комиссии: В последние годы были истории в московских СИЗО, когда у заключённых вымогали деньги, угрожая избиениями. Но вымогали уже после того, как человек заплатил один, два раза, и это было не за улучшение условий, а просто потому, что зарвались. Такие истории были в СИЗО-4 и в СИЗО-5.

Подследственный, отбыл четыре срока, в СИЗО выполнял обязанности смотрящего за камерой: Если блатные положили глаз на «булку с маслом», они всё равно добьются своего. Тебе будут создавать ситуации и проблемы, для решения которых ты заплатишь, ещё и благодарен будешь, что у тебя эти деньги взяли. Чтобы заплатил, могут перевести в камеру с безумными чеченцами. В одной камере был такой, он вставал среди ночи и набрасывался с ножом на спящих, угрожая убить. Камера вставала, его успокаивали, мол, молчи, брат. Сладенький, которого мы к чеченцу отправили, в итоге умолял деньги взять, лишь бы его из камеры перевели. Но можно и без чеченцев обойтись: если на карантине деньги отказался давать, тебя переводят в камеру похуже, где на 40 человек всего 20 шконок. Могут сокамерники на матрас нассать. Могут три недели в душ не выводить.

8. Узнайте реальные расценки в СИЗО

Пребывание в так называемой вип-камере может стоить от 50 000 рублей в месяц с человека

Зоя Светова: В разных СИЗО есть камеры, которые можно было бы назвать «вип-камерами». Цены в них за последнее время выросли. Думаю, это связано и с кризисом, и с тем, что число арестованных по 159-й статье, по которой сажают бизнесменов и представителей банковского сектора, то есть достаточно богатых людей, увеличивается с каждым годом. На воле цены растут, соответственно, растут они и в тюрьме.

Пётр Добровицкий: Следствие по коммерсантам длится в среднем год. Суд — от полугода. Так что ты покупаешь себе камеру в среднем на полтора года. Раз начав платить, прекратить уже не сможешь. Со слов бывших клиентов, мобильные телефоны есть во всех камерах всех СИЗО, кроме Лефортова и второго изолятора в «Матросской Тишине». Во время проверки мобильники забирают. А потом возвращают обратно, иногда, правда, предлагают выкупить по второму разу. По словам моих бывших клиентов, за эту услугу необходимо платить деньги.

Предприниматель, лично знакомый с обычаями одного из главных московских СИЗО: Красная цена сидению в спецблоке — 50 000 — 60 000 рублей в месяц. Но сейчас в тюрьму попали банкиры, которые не знают реальную цену деньгам в СИЗО и на зоне. Они за всё переплачивают, раскачивая цены и делая только хуже. И себе (если начал платить, то будешь платить до конца). И тем, кто будет сидеть после них. Не только уже банкирам, но и предпринимателям.

В деньги, которые ты платишь за спецблок, входит безопасность, гарантия, что у тебя не будет безумных чеченцев. Лояльность администрации. Предупреждения о проверках и шмонах. Право на телефон (но сам телефон ещё надо будет купить, и часто его приходится покупать много раз, так как сами же оперативники, которые тебе телефон принесли, потом его забирают во время проверок, а потом снова предлагают выкупить). Чистое бельё (у коммерсов оно чаще всего белое, а у воров — цветное). Два матраса вместо одного (обычные зэки спят с одним, и проволоки впиваются во всё тело). Право на моющие средства в камере. Право на еду из любых ресторанов. Право сидеть с такими же, как ты сам. Право на пароварки, соковыжималки, вентиляторы, холодильник. За все эти услуги и вещи надо платить отдельно — обычно по цене, которая превосходит реальную стоимость. Во сколько раз превосходит, зависит от тебя.

В камерах стоят те же двухъярусные шконки, сделан ремонт, есть унитаз (во многих обычных камерах просто дыра в полу). Есть душ. Душ и унитаз обычно отгорожены от всей комнаты, закрыты перегородкой. Штукатурка не сыпется, ржавых подтёков нет. Таких камер раньше было по паре штук — в «Матросской Тишине» и в Бутырке. Теперь их по несколько штук в каждом СИЗО. И количество их варьируется от загруженности.

Пребывание в так называемой вип-камере может стоит от 50 000 рублей в месяц с человека

Яна Яковлева, правозащитник: В так называемых вип-камерах стены без плесени, там холодильник, туалет, возможность помыться, радости, которые по-настоящему начинаешь ценить, только оказавшись в заключении. Предприниматели рассказывали мне, что в такие камеры тебе могут приносить еду из ресторанов — по цене в два-три раза выше исходной, алкоголь по цене в два раза выше исходной. Половину стоимости забирает сотрудник тюрьмы, который проносит всё это в камеру. Сейчас из-за массовой посадки банкиров цены на все неофициальные услуги в СИЗО выросли.

Ольга Романова, глава правозащитной организации «Русь сидящая»: Увеличение числа подозреваемых и обвиняемых в экономических преступлениях, прежде всего по 159-й, массовое возбуждение уголовных дел в отношении сотрудников банков (в среднем против пары человек от каждого банка с отозванной лицензией, причём берут как реально виноватых в выводе денег, так и тех, кто под руку попался) — всё это привело к появлению «специальных» камер практически во всех московских изоляторах. И цены на нахождение в этих камерах выросли. Раньше эта негласная услуга стоила порядка 250 000 рублей в месяц с камеры. Теперь цена в некоторых изоляторах составляет от миллиона рублей с камеры. Впрочем, речь не только о банкирах. Недавно к нам обратились родственники успешного архитектора, обвинённого в мошенничестве: с него вымогают 100 000 рублей за создание более или менее приличных условий содержания в одном из подмосковных СИЗО.

Подследственный, отбыл четыре срока, в СИЗО выполнял обязанности смотрящего за камерой: Есть ещё услуга по актировке — это осмотр пациента и оценка состояния его здоровья. Ну чтобы тебя в связи с болезнью освободили от наказания. Я своему знакомому однажды помогал такую услугу купить. Стоило это 20 млн рублей. И даже несмотря на мою помощь, человека кинули.

9. Узнайте расценки на зоне, куда вас отправляют

Работа в санчасти с возможностью спать в двухместной камере с плазменным телевизором на зоне стоит 2 млн рублей

Предприниматель, сидевший в московском СИЗО, а затем этапированный в Ивановскую область: Самое козырное — это работа в санчасти. Ты будешь спать в двухместной комнате с душем и туалетом, с плазменным телевизором. Стоит это 2 млн рублей до конца срока. Наверное, есть ещё какие-то ежемесячные платежи, но я их уже не знаю. Я работаю в библиотеке. Стоит это столько же, сколько и работа в клубе: от 300 000 до 600 000 рублей в зависимости от твоей сытости. Эту сумму ты отдаёшь единовременным платежом, а потом ещё платишь 20 000 — 30 000 рублей в месяц до конца срока.

Иллюстрации: Белла Лейн / «Секрет Фирмы»Инфографика: Наталья Осипова / «Секрет Фирмы»

Адвокат Валерий Шухардин обжаловал в КС «Перечень наркотических средств»

Ни для кого не секрет, что сегодня очень часто поднимается тема наркотиков и непосильной борьбы с ними же. Решение едино — конечно с ними необходимо бороться. А вот далее, полет фантазии обычного гражданина, смотрящего на все это через экран телевизора, навряд ли может постичь высоты, которых достигают ведомства, призванные осуществлять эту борьбу.

Из нашего обихода давно исчезла марганцовка, которую еще наши бабушки и дедушки хранили в аптечке, как неизменный атрибут. Погибло культивация конопли, в которой мы были первые в 1928 по всему миру.
И все это делалось исключительно во благо, что бы «этим наркоманам» наркотики не из чего было делать. Но такова уж природа человека, что пытливость ума всегда находит выход. И на сегодня таблица запрещенных веществ (Постановление правительства 1002) разрослась на 27 страниц мелким шрифтом. Обычному гражданину, далекому от мира наркотиков, заглянув в нее, не понять, что скрывается за сложными названиями в строках химических веществ, но он вполне может в это вникнуть, оказавшись на скамье подсудимых. Именно так и произошло с 51-летней Ириной Дортман из села Топчиха Алтайского края.

Адвокат Валерий Шухардин обратился с Жалобой в Конституционный суд РФ, в порядке ст. 96 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» с доводами на нарушение прав его подзащитной Дортман Ирины Владимировны, нормативными положениями Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как не соответствующими Конституции РФ.

Выжимка из жалобы:

«…Признать нормативные положения Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ» в части включения «маковой соломы», как частей фрагментов плодов-коробочек растения рода Мак снотворный, являющихся сорной (органической) примесью пищевого мака, и отвечающего ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия» (менее 0,05%), то есть не представляющей опасности для народного здоровья и благополучия, не отвечающими «качеству закона», не отвечающими конституционному принципу правовой определенности, не соответствующими ст.ст. 1, 2 п. 5, 39 Единой конвенции, ст.ст. 19, 46, 55 ч. 3 Конституции РФ, Преамбуле и ст.ст. 6, 7, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как нарушающие конституционные права обвиняемой в совершении преступления Дортман И.В…»

Поводом обращения в Конституционный суд РФ послужила очередная галочка в борьбе против вселенского зла – наркотиков — арест и десятилетний срок для предпринимателя Ирины Дортман.

У семьи Дотрман был небольшой магазинчик. Реализовали товары повседневного спроса: продукты питания, бытовую химию. В конце ноября 2013 года в дом к Ирине ворвалась полиция. В ходе обыска оперативники изъяли пять килограммов обыкновенного, пищевого мака, в который она приобрела в таком же магазинчике для реализации. Было заведено уголовное дело по преступлениям, предусмотренных ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по фактам незаконного сбыта наркотических средств 19.07.2013 г. Сазонову А.Ю.- покупателю магазина) и 17.11.2013 г. Кирову А.В.- покупателю магазина, ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по фактам изъятия 26.11.2013 г. у Дортман И.В. в ходе обысков маковой соломы, содержащейся в пищевом маке под видом пищевого мака. Примечательно то, что мак полностью соответствовал ГОСТУ и предметом исследования экспертов по этому уголовному делу, был «пищевой мак».

Национальным стандартом РФ ГОСТ Р 52533-2006 установлены Технические условия для «Пищевого мака»., а вот ГОСТ у нас почему то не соответствует постановлению Правительства 1002, и Уголовному Кодексу Российской Федерации….

Поэтому, с легкой руки, предпринимательнице вменили действия в составе организованной преступной группы. Ее «подельниками» оказались такие же владельцы магазинчиков, которые по стечению обстоятельств покупали мак на продуктовой базе «Роял Фуд». Они даже не были знакомы между собой. Ирина Дортман общалась по телефону только с хозяйкой магазина Ольгой Ляпуновой, у которой покупала пищевой мак для продажи в своем магазинчике, а Ольга в свою очередь также оказалась на скамье подсудимых.

Приговором Алейского городского суда Алтайского края от 07.09.2016 г. Дортман И.В. была признана виновной и ей было назначено по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет и 4 месяца

Мак, за который Ирина Дортман получила десять лет, продается фабрикой «Роял Фуд» в Казахстане как кулинарная добавка. Продукцию на этой фабрике закупают тысячи предприятий розничной торговли по всей стране. Под суд, однако, идут лишь «избранные». Но, этот факт нисколько не повлиял на решение суда. Равно как многочисленные не состыковки в деле.

Не обратил суд внимание и на то, что оперативники, которые формировали дело, сами потом попали за решетку как раз за фальсификацию дел. В суде выступали сотрудники ФСБ, которые расследовали преступления наркополицейский, но суд не стал их слушать, посчитав, что это не относиться к делу:

В этой истории действительно все очень неоднозначно. Так, со слов адвоката Дортман, один из фигурантов «макового дела» Александр К. еще до разбирательства заявил на сотрудников регионального ГУ МВД России в полицию за то, что те вымогают у него деньги «за молчание». Якобы стражи закона обещали, что за вознаграждение проигнорируют наличие на его прилавке «наркотика». В итоге и эти работники, и Александр К. находятся под следствием (двое из оперативных работников участвовали и в деле Дортман. — «МК».). Однако этот щекотливый нюанс, по словам защиты, на суде не стали даже рассматривать: просьбу выслушать свидетеля, человека, подтверждающего уголовное настоящее следователей, почему-то отклонили.

Речь идет о сотруднике полиции Сергее Мастюкове, который, как сообщает защита, участвовал в деле Дортман. Как сообщает официальный сайт Генпрокуратуры РФ (от 14 апреля 2015 года), есть обвинительное заключение прокурора Алтайского края, согласно которому Мастюков и еще восемь его коллег занимались фальсификацией дел. Всех их (в зависимости от степени участия) обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств, с причинением тяжких последствий), п.п. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки в особо крупном размере), ч. 3 ст. 228.2 УК РФ (сбыт наркотических средств в особо крупном размере). Следствие предполагает, что наркополицейские занимались фальсификацией доказательств, которые служили основанием для возбуждения уголовных дел в отношении невиновных людей, вследствие чего пострадали 11 человек.

Вместе с ним в неприятной истории «засветился» и Александр Тарасов. Его фамилия также значится в деле о фальсификации документов. И, кстати, объяснение, в котором бывший наркозависимый сообщает о том, что происходит в 100 км от места его проживания (по прописке), принято за его (Тарасова) подписью. Он же руководил контрольной закупкой, с результатами которой категорически не согласна сама Дортман. К тому же, как сообщил ее адвокат Александр Шапошников, на видеозаписи с «контрольной закупки» практически отсутствует звуковое сопровождение, а значит, и доказательств, что продавец говорила о наркоманах, нет. Более того, он настаивает, что на видео вышеуказанный наркозависимый приобрел не пищевой мак, а обычную пачку сигарет красного цвета.

Ирину Дортман осудили на основании показаний свидетелей, покупателей пищевого мака, которые приобретали кондитерскую добавку в рамках проверочной закупки. Один из свидетелей-закупщиков проходил под псевдонимом «Киров А.В». Личностные данные этого свидетеля не были доступны Ирине Дортман и ее защитнику, в суде не исследовались, не были понятны и основания для его засекречивания.

Не понятно почему, у Дортман был арестован автомобиль «GREAT WALL HOVER»2007 года, приобретенный задолго до произошедшего. И денежные средства в сумме 173830 рублей. Наркополицейские посчитали, что автомобиль использовался для осуществления преступных замыслов, а деньги были нажиты преступным путем. Хотя в материалах дела отражено, что мака в рамках проверочной закупки было приобретено на сумму немногим больше 800-ста рублей.

Сейчас защитой интересов Ирины Дортман занимается Московский адвокат Валерий Шухардин.

— «Считаю, что нормативные положения Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как составной части уголовного закона, в части включения «маковой соломы», как частей фрагментов плодов-коробочек растения рода Мак снотворный, являющихся сорной (органической) примесью пищевого мака, и отвечающего ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия» (менее 0,05%), то есть не представляющей опасности для народного здоровья и благополучия, не отвечают «качеству закона», не отвечают конституционному принципу правовой определенности, не соответствуют ст.ст. 1, 2 п. 5, 39 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 года о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года (далее — Единой конвенции), ст.ст. 19, 46, 55 ч. 3 Конституции РФ, Преамбуле и ст.ст. 6, 7, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В настоящем деле в заключениях судебных экспертиз эксперты-химики установили, что представленное на исследование вещество является смесью семян мака, которые не являются наркотическим средством, и фрагментов плодов-коробочек растений рода Мак (Papaver), которые содержат неустановленное (следовое) количество морфина, что позволило экспертам их квалифицировать, руководствуясь Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как «маковая солома» – наркотическое средство (Список I), содержание которой в пищевом маке менее 0,04%.»

В настоящее время, пищевой мак также можно купить практически в любом магазине. Но до сих пор остается не понятным, при соблюдении каких условий можно спокойно заниматься его розничной продажей.

Ведь, как известно в природе не существует идеально чистых веществ, и очистить мак полностью от примесей невозможно, так EFSA — Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов, вынесло решение, что безопасным является содержание наркотических веществ не более 4 мг/кг.». Но как показывает российская практика, это правило на наших борцов с распространением наркотиков, не распространяется.

А если так, то любой и каждый не только продавец, но и покупатель может легко стать фигурантом уголовного дела. Скажем, увидит «доброжелательная» соседка у меня в кухонном шкафчике пакетик мака и донесет куда следует. И если не распространение, то хранение мне легко припишут. А вдруг эта самая соседка по поручению уполномоченных органов придет и попросит пакетик мака в долг, чтобы булочки испечь. Я по доброте душевной, разумеется, дам. Все. Факт сбыта на лицо. Ведь безвозмездная передача по уголовному кодексу РФ также является распространением. Да что там говорить, были случаи, когда 40-6 летнего водителя едва не лишила прав за то, что он съел булку с маком. Тест на наркотики оказался положительным. Пришлось даже следственный эксперимент проводить, чтобы доказать, что виной всему оказалась булочка щедро сдобренная маком.

Поэтому, скоро мы лишимся и мака, а за ним последует уксус, который также включен в перечень, что из черного списка содержится в продуктах, которые мы ежедневно принимаем в пищу, или используем по хозяйству, не известно…

В прочем, как и то, кто завтра окажется на скамье подсудимых в делах по наркотикам.

Адвокат Валерий Шухардин сотрудничает с Движением «За права человека»

Булочка с маком больше не превратит водителя в наркомана

Портал «АвтоВзгляд» не раз писал о случаях, когда граждане, употребившие перед поездкой определенные лекарства, а то и просто съевшие некоторые хлебо-булочные изделия, в одночасье превращались в конченных наркоманов по решению суда. И все потому, что в законах страны до сих пор не прописан порог содержания в крови водителя «сомнительных» веществ, до превышения которого человека нельзя считать «наркошей». В случае с алкоголем такой порог установлен, а с наркотиками — увы. И вот, наконец, в решении этой проблемы сделан первый шаг.

На рассмотрение Госдумы поступил законопроект, который призван легализовать содержание в крови водителя отличное от нуля содержание психотропных и наркотических веществ. Сейчас, по факту, в крови «рулевого» не должно быть никаких следов наркотических средств. Поправка предлагает дополнить статью 12.8 в КоАП («Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения») примечанием, которое, по сути, обязывает Правительство РФ установить какое-то предельно допустимое значение для уровня психотропных веществ в организме водителя.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что по статистике около 5% положительных результатов проверок крови водителей на содержание наркотиков вызваны приемом медикаментов, а не употреблением запрещенных психотропных веществ. К примеру, говорится, в документе, такие лекарственные препараты с торговыми наименованиями как «Корвалол» или «Валокордин» содержат вещество фенобарбитал, период выведения которого из организма человека может достигать 3-х суток.

Другим примером могут служить обезболивающие препараты, содержащие кодеин, которой выводится из организма в течении 4 суток, а его производные, например морфин, главный алкалоид опия, выводится до 2 суток.

«Даже следуя инструкции лекарственного препарата, лицо, не имеющее специальных познаний в области биохимии или фармакологии, не может определить период выведения запрещенных веществ из своего организма и, следовательно, рискует быть подвержен серьезному административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения даже спустя несколько дней после приема препарата», — отмечает автор законопроекта депутат Алексей Журавлев.

По его данным, спектр свободно продающихся в аптеках наименований лекарственных препаратов, содержащих вещества, запрещенные к употреблению при управлении транспортными средствами, достаточно широк и включает в себя различные группы: обезболивающие, сердечные, противоаллергенные и другие.

Напомним, что в свое время похожая история случилась с допустимой нормой содержания алкоголя в крови водителей. Власти несколько лет сопротивлялись введению предельно допустимого (0,3 промилле) уровня алкоголя в крови водителя, напрочь игнорируя тот факт, что это противоречит законам физиологии. Однако со временем здравый смысл в этой сфере все-таки возобладал. Теперь осталось подождать, чтобы что-то подобное случилось и в области психотропных препаратов в крови человека.

Булочки, Карл!

«Дело Полухиных»: 8 лет строгого режима производителям булочек с маком

Хотя новости о Греции и приговор американской учительнице все еще обсуждаются в Сети, сегодня на первый план вновь вышли отечественные сюжеты — благо (или увы) правоохранительные и иные властные органы подбрасывают темы для обсуждений едва ли не ежедневно. Сегодня в числе самых обсуждаемых — вынесенный во вторник в Воронеже приговор семье Полухиных.
Гриша Прошин
Отгадайте — за что 58-летний Александр Полухин получил восемь лет колонии строгого режима, а его дочь, жена и сестра жены по восемь.

Вера Челищева уточняет в «Новой газете»:

Таким образом судья Татьяна Лебедева дала женщинам большие сроки, чем просила прокуратура, отметив «особую опасность» подсудимых и тяжесть обвинения. Смягчающих обстоятельств судья, по её словам, найти не смогла.

За что же вся семья получила сроки?

Андрей Нечаев
Мы же все знаем, что независимый суд – это хорошо. Вот только независим он должен быть от власти, а не от общества. А у нас наоборот. Фигурантам дело о булочках с маком, семье из Воронежа (отец, мать, дочка и ее тетя), дали по 8 лет. За что? За то, что они, владея кафе, готовили булочки с маком. А когда оптом покупаешь пищевой мак, там неизбежно будет немного – процент-другой – маковой соломы. То есть любой покупатель мешка пищевого мака – уже преступник и наркоторговец в особо крупных размерах. Прокуроров и СК можно поздравить: накрыли целую наркобанду.

Правда наркотиков у этой банды так и не нашли, не смогли выявить среди них Золушку, которая бы отделяла собственно наркотик от съедобного мака.

Подробности — в майском репортаже Веры Челищевой в той же «Новой»:

У семьи есть маленький бизнес — кафе «Очаг», которое Александр Полухин, полковник запаса, решил открыть, выйдя на пенсию. В сотрудники взял членов своей же семьи: жену, дочку, сестру жены. Все они впоследствии окажутся членами сплоченной организованной преступной группы. Но это будет потом. А без малого 15 лет бизнес Полухиных процветал — в кафе проводились банкеты, дни рождения, свадьбы. «Очаг» торговал своей же выпечкой: сосисками в тесте, пирожками с яблоками, картошкой, капустой, ну и плюшками с маком. А мак, как вы знаете, в понимании ФСКН в последние годы стал страшным криминалом.

Согласно незамысловатой логике сотрудников ФСКН, наркоманы извлекают из пищевого мака ацетилированный опий (не из зерен, а из содержащейся в них примеси маковой соломы), а значит, те, кто продает булочки с маком, — сбытчики наркотиков. Короче, в 2010 году, когда маковые дела по стране против бакалейщиков, оптовиков и мелких предпринимателей заводили со скоростью ветра, а их бизнес разоряли, наркоборцы пришли и в полухинский «Очаг», заявив, что те «смешивают» пищевой мак с наркотиками и продают его страждущим. Главарем семейной ОПГ назначат пенсионерку Марию Полухину. Согласно обвинению, она «объединилась» со своей сестрой, тоже пенсионеркой, Ниной Чурсиной, и вместе они предложили Евгении и Александру Полухиным «вступить в преступную группу». Те, «движимые корыстными побуждениями, дали согласие».

Корреспондент «Новой» устверждает, что процесс был необычным даже по российским меркам:

Я даже не знаю, как описывать этот процесс над булочниками, что идет в Левобережном районном суде Воронежа. Вроде в судах бываю часто, уж насмотрелась и на адекватных судей с прокурорами, и на тех, кто адепт обвинительного уклона, и хамы попадались, и беззастенчивые наглецы, но еще никогда не приходилось слышать, чтобы судья до приговора, — так, между делом, — говорила обвиняемым, что они обязательно сядут

Официальная версия суда и следствия такова:

согласно следствию, «пищевой» мак был реально изготовлен кустарно, путем обработки мака опием — то есть, семейка реально занималась изготовлением и сбытом наркоты