Комментарии к статье 44 коап рф

Статья 44 Конституции РФ

1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом.

2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.

3. Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры.

Комментарий к Статье 44 Конституции РФ

1. Развивая положения статьи 2 Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод — обязанность государства, ч. 1 ст. 44 гарантирует каждому свободу во всех областях творческой деятельности. Данная гарантия опирается как на другие положения Конституции — о защите интеллектуальной собственности, о защите от недобросовестной конкуренции, о свободе информации, мысли и слова, так и на общепризнанные принципы и нормы международного права. Так, согласно Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах, участвующие в нем государства обязуются уважать свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности.

Российская Федерация участвует в значительном числе конвенций и международно-правовых договоров, в той или иной мере посвященных регулированию творческих отношений в самых различных сферах и проявлениях: в Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 г., Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г., Договоре о патентной кооперации 1970 г., Мадридском соглашении о международной регистрации знаков 1891 г., Договоре о законах по товарным знакам 1994 г., а также с 1995 г. — Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в ред. 1971 г.), Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г. и ряде других.

С учетом этого выстраиваются государственная политика и правовое регулирование отношений, возникающих в связи с созданием и использованием результатов научного, технического и художественного творчества. Творческие отношения обладают целым рядом особенностей. С одной стороны, они формируются в сфере духовного производства, сущность которого заключается в создании духовных (нематериальных) благ — произведений искусства, литературы и т.п. А с другой — к числу нематериальных благ относятся также и произведения научного и технического творчества, такие как изобретения и полезные модели, промышленные образцы, конструкции машин и оборудования и т.д., от применения и использования которых зависит развитие экономики, медицины, культуры и во многом все прочие сферы общественной жизни.

Конституция называет в ч. 1 ст. 44 только основные виды творчества, оставляя перечень открытым. Разница отдельных видов творческой деятельности вполне понятна. Научное творчество — это такая творческая деятельность, которая направлена на открытие новых законов и закономерностей природы, общества, мышления, на разработку фундаментальных (или прикладных) теорий, концепций, математических методов и других научных результатов. Техническое творчество предполагает создание новых конструкций, технических решений прикладного характера, устройств, веществ и т.п., которые могут быть использованы в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или социальной сфере. Художественное творчество охватывает собой литературу, музыку, театр, живопись, скульптуру, графику, дизайн, архитектуру, градостроительство, фотографию и многие другие сферы приложения творческого труда, результатом которого являются различного рода творческие произведения, «общающиеся» со зрителем или слушателем посредством созданных автором художественных образов.

С учетом специфики отдельных видов творческой деятельности осуществляется основанное на положениях Конституции и содержащее гарантии свободы творчества комплексное нормативно-правовое регулирование отношений, возникающих по поводу создания, использования и охраны результатов творческой деятельности. Так, применительно к сфере художественного творчества Основы законодательства РФ о культуре рассматривают творческую деятельность как создание культурных ценностей и их интерпретацию. К числу творческих работников относятся лица, причисленные к таковым Всемирной конвенцией об авторском праве, Бернской конвенцией об охране произведений литературы и искусства, Римской конвенцией об охране прав артистов — исполнителей, производителей фонограмм и работников органов радиовещания (ст. 3 Основ). Согласно ст. 10 и 11 Основ каждый человек имеет право на все виды творческой деятельности в соответствии со своими интересами и способностями; право человека заниматься творческой деятельностью может осуществляться как на профессиональной, так и на любительской основе, что в свою очередь предполагает также право на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством своей культурной самобытности.

Исходя из Рекомендации ООН по вопросам образования, науки и культуры, в сфере художественного творчества государствам следует создавать социальные, экономические и финансовые условия, которые могут обеспечить работникам искусств, писателям и композиторам необходимую основу для свободного творческого труда. Российская Федерация, признавая исключительную роль творческого работника в культурной деятельности (ст. 27 Основ), разрабатывает федеральные государственные программы сохранения и развития культуры (ст. 29 Основ).

Согласно требованиям закона, развивающего положения ч. 1 ст. 44 Конституции, представительная, исполнительная и судебная власти выступают гарантами прав и свобод всех субъектов культурной деятельности, защищают эти права и свободы посредством законодательной и иной нормативной деятельности, разработки и осуществления государственной политики культурного развития, пресечения посягательств на права и свободы в области культуры. Однако наделение указанных органов подобными обязанностями не дает им права вмешиваться в творческую деятельность граждан и их объединений, государственных и негосударственных организаций культуры, за исключением случаев, когда такая деятельность ведет к пропаганде войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной, классовой и иной исключительности или нетерпимости, порнографии.

Помимо названных важнейших гарантий свободы творчества, иные гарантии, предусматривающие ряд обязанностей государства в творческой сфере, закреплены также в ст. 32-34 и др. Основ законодательства РФ о культуре, Законе о СМИ, Федеральных законах «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», «О библиотечном деле», «О народных художественных промыслах», «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» и др. Свобода научного творчества юридически гарантируется целым комплексом правовых актов различной отраслевой принадлежности, среди которых важнейшее значение имеет Федеральный закон от 23.08.1996 N 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (в ред. от 10.02.2009). В нем не только определены общие цели и принципы государственной научно-технической политики, но и возложены конкретные обязанности на органы государственной власти (ст. 3 Закона).

1.1. В ч. 1 ст. 44 Конституции каждому наряду со свободой литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества гарантируется свобода преподавания. По сути, преподавание с точки зрения Конституции рассматривается как особая разновидность творческой деятельности, связанной с воспитанием и обучением. Согласно Закону об образовании при исполнении профессиональных обязанностей педагогические работники имеют право на свободу выбора и использования методик обучения и воспитания, учебных пособий и материалов, учебников в соответствии с образовательной программой, утвержденной образовательным учреждением, методов оценки знаний обучающихся, воспитанников (ст. 55). Из этого же исходит и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» — п. 4 ст. 20, Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), утвержденное постановлением Правительства РФ от 14.02.2008 N 71 (п. 87), и другие нормативные акты, принятые в образовательной сфере.

Поскольку преподавание (и педагогическая деятельность) осуществляется в интересах человека, общества, государства, то и реализация свободы преподавания предполагает учет соответствующим субъектом общих принципов, на которых базируются в России воспитание и обучение.*(584) Федеральный законодатель среди прочих к таким принципам относит: гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье (ст. 2 Закона об образовании).

Носителями свободы преподавания могут выступать как профессиональные педагоги, научно-преподавательские работники, лица, занимающиеся индивидуальной преподавательской деятельностью, так и родители в отношении своих несовершеннолетних детей. В силу ст. 18 Закона об образовании родители являются первыми педагогами. Что касается профессиональных педагогов, то их допуск к педагогической деятельности в образовательных учреждениях обусловливается соответствием образовательному цензу, который определяется в порядке, установленном типовыми положениями об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов, утверждаемыми Правительством РФ. Не допускаются к педагогической деятельности лица, которым она запрещена вступившим в законную силу приговором суда, имеющие неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, лица, признанные недееспособными в установленном федеральным законом порядке, а также имеющие заболевания, предусмотренные перечнем, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения (ст. 331 Трудового кодекса РФ).

Дополнительную гарантию свободы преподавания для педагогических работников образовательных учреждений высшего профессионального образования, имеющих ученую степень, устанавливает п. 7 ст. 55 Закона об образовании, в соответствии с которым такой работник имеет право безвозмездно читать учебный курс, параллельный существующему, а руководство образовательного учреждения обязано создать для этого необходимые условия.

1.2. Гарантированная Конституцией свобода творчества предполагает также и надлежащую правовую охрану результатов творческой деятельности. В связи с этим ч. 1 ст. 44 Конституции содержит принципиально важное положение о том, что интеллектуальная собственность охраняется законом. Истоки этой нормы заложены во Всеобщей декларации прав человека, согласно п. 2 ст. 27 которой каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом созданных им научных, литературных или художественных трудов. Аналогичная по содержанию норма включена в Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (ст. 15), она также предусматривает обязанность государства принимать меры для полного осуществления этого права, включая те, которые необходимы для охраны, развития и распространения достижений науки и культуры.

Само понятие «интеллектуальная собственность»*(585) прочно вошло в понятийный аппарат из ст. 2 Стокгольмской конвенции 1967 г., учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). В соответствии с п. VIII ст. 2 Конвенции интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам; изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям; промышленным образцам; товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям, коммерческим обозначениям; защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях. Из такого широкого подхода к существу интеллектуальной собственности исходит и Конституция, согласно которой любая интеллектуальная собственность охраняется законом, а правовое регулирование отношений в области интеллектуальной собственности в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции отнесено к исключительной компетенции РФ.

Действующее федеральное законодательство, которое регламентирует богатую палитру отношений в сфере интеллектуальной собственности, носит комплексный характер, поскольку только во взаимодействии всего спектра многообразного и разно отраслевого регулирования возможно реальное обеспечение охраны интеллектуальной собственности. Вполне понятно, что когда имеет место наиболее общественно опасное посягательство на объект интеллектуальной собственности, грубо нарушающее исключительные или личные неимущественные права и интересы их правообладателей, подлежат применению соответствующие нормы УК (например, ст. 146 «Нарушение авторских и смежных прав»). Специальные меры административной ответственности предусмотрены КоАП для случаев «пиратского» использования объектов авторского права — экземпляров произведений и фонограмм, которые квалифицируются согласно действующему гражданскому законодательству как контрафактные (ст. 7.12). Тем не менее, с учетом характера и природы складывающихся по поводу интеллектуальной собственности отношений, главенствующая роль в их законодательной регламентации принадлежит гражданскому законодательству. Последнее претерпело сравнительно недавно значительные изменения, нашедшие свое формально-юридическое отражение в принятой 18 декабря 2006 г. и введенной в действие с 1 января 2008 г. части четвертой ГК.

В данном нормативном акте содержатся фундаментальные положения относительно оснований возникновения и порядка осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), а охраняемые результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) рассматриваются в качестве объектов гражданских прав (ст. 2, 128 ГК), которые участвуют в гражданском обороте путем отчуждения соответствующих прав, принадлежащих их правообладателям (п. 4 ст. 129 ГК РФ).

Со вступлением части четвертой ГК в действие утратил силу целый ряд отдельных нормативных актов, которыми осуществлялось регулирование авторских, патентных и иных отношений в сфере интеллектуальной собственности; а в самом законодательстве, по сути, юридически оформилась творческая подотрасль российского гражданского права, которая представляет собой совокупность взаимосвязанных гражданско-правовых институтов, регулирующих творческие общественные отношения, т.е. такие, которые складываются и реализуются в связи с созданием, охраной и использованием продуктов научного, технического, художественного творчества и иных результатов интеллектуальной деятельности.*(586) При этом ГК исходит из предельно четкого различия между правом собственности и правом интеллектуальной собственности, что следует из соотношения ст. 8, 34, 35 и 44 Конституции, поскольку право собственности является важнейшей разновидностью вещных прав, а исключительные права (интеллектуальные права) не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражен соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности, выраженной в этой вещи (ст. 1227 ГК РФ).

Подробно регулируя права авторов произведений литературы, науки и искусства, изобретений и полезных моделей и других объектов интеллектуальной собственности, ГК идет по пути расширения средств и способов защиты интеллектуальных и исключительных прав, преследуя цель более полной, надежной и эффективной защиты интеллектуальной собственности во всех ее проявлениях. Насколько удачным окажется новое правовое регулирование, покажет еще только складывающаяся практика его применения*(587).

В Постановлении КС РФ от 28.04.1992 N 4-П*(588) оценивалась конституционность постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 03.02.1992 «О Всероссийском агентстве по авторским правам», которым, в частности, одобрялся Устав ВААП. Поскольку данный Устав приводил к существенному нарушению авторских прав (лишал авторов возможности самостоятельно распоряжаться своими правами), Суд признал это противоречащим Конституции, согласно которой права авторов охраняются законом.

2. Часть 2 комментируемой статьи закрепляет триаду культурных прав — на участие в культурной жизни, на пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. Содержание этой нормы Конституции покоится на важнейших международно-правовых актах, в той или иной мере затрагивающих основные права человека в культурной сфере. Так, согласно ст. 27 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами. В силу ст. 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах участвующие в Пакте государства (и Россия в том числе) признают право каждого человека на участие в культурной жизни. С учетом этих положений и Декларации принципов международного культурного сотрудничества, принятой XIV сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО были разработаны Рекомендации об участии и вкладе народных масс в культурную жизнь (Найроби, 26 ноября 1976 г.). Доступ к культуре и участие в культурной жизни взаимно дополняют друг друга. Согласно Рекомендациям под участием в культурной жизни подразумевается эффективная и гарантированная для всех — групп и индивидуумов — возможность свободного самовыражения, общения, действия, созидания в целях обеспечения своего собственного расцвета, гармоничной жизни и культурного прогресса общества. Свободное участие в культурной жизни связано с политикой развития, направленной на обеспечение экономического роста и социальной справедливости, а свободный демократический доступ народных масс к культуре предполагает проведение соответствующей экономической и социальной политики. С учетом данных принципов ООН рекомендовала всем государствам-членам гарантировать как права человека права, касающиеся доступа к культуре и участия в культурной жизни.

Именно указанный подход и нашел свое отражение в ч. 2 ст. 44 Конституции, закрепившей в качестве прав человека («каждого») юридически обеспеченную возможность в полной мере и свободно участвовать в создании культуры и использовании ее благ. Это обязывает государство гарантировать рассматриваемые конституционные права, в том числе с использованием различных законодательных возможностей, с тем, чтобы законодательство РФ развивалось прежде всего в направлении обеспечения культурных прав, закрепленных в Конституции.

В действующем российском законодательстве о культуре в качестве нормативного акта, содержащего наиболее общие положения в этой сфере и принципы государственной культурной политики, ставящего своей задачей обеспечение и защиту конституционного права на культурную деятельность, выступают Основы законодательства РФ о культуре. И хотя за время, прошедшее с момента принятия Основ, ряд содержащихся в них норм и положений нуждаются в развитии, дополнении, переосмыслении и адаптации к современным экономическим и социальным реалиям,*(589) заложенные в Основах принципиально значимые подходы к регулированию культурной деятельности отражают соответствующие международно-правовые стандарты в области основных культурных прав человека и гражданина.

Так, общая концепция Основ предполагает, что сохранение, развитие и распространение культуры, деятельность государства по ее поддержке, управление в сфере культуры — все это подчинено, направлено и имеет свой истинный смысл только тогда, когда результатом является реальное обеспечение и защита конституционного права каждого на участие в культурной жизни. В свою очередь это предполагает значительный объем публично-правового регулирования в культурной сфере,*(590) связанного в первую очередь с обязанностями государства и соответствующими полномочиями его органов в этой области (ст. 29-34, 36, 37, 39, 40, разд. VI, VII Основ). Специальный раздел Основ посвящен правам и свободам человека в области культуры.

Дальнейшее развитие, конкретизацию и специализацию данные положения Основ находят в иных федеральных нормативных актах. Так, например, для обеспечения сохранности, недопущения утраты культурных ценностей, культурного наследия народов РФ соответствующие механизмы заложены в Федеральных законах «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», «О центрах исторического наследия президентов Российской Федерации, прекративших исполнение своих полномочий», Законах РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей», «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» *(591).

Осуществление права на участие в культурной жизни предполагает также и предусмотренную законом и обеспеченную государством возможность пользования учреждениями культуры. Право создавать учреждения культуры принадлежит как отдельным физическим и юридическим лицам, так и в пределах своей компетенции федеральным и региональным органам государственной власти, органам местного самоуправления (ст. 15 и 41 Основ законодательства РФ о культуре). Однако сами услуги, оказываемые учреждениями культуры, не могут быть сведены только к уровню соответствующего традиционного гражданско-правового договора, а предполагают предоставление своего рода публичных услуг, направленных на обеспечение конституционных культурных прав граждан. Из факта наличия и признания данных прав вытекают и соответствующие обязанности государственных и муниципальных органов по их обеспечению, которые находят свою конкретизацию в действующем законодательстве. С учетом государственной культурной политики обязанности государственных и муниципальных органов предполагают не просто следование общим принципам и нормам, которыми государство руководствуется в своей деятельности с целью сохранения, развития и распространения культуры, но и конкретную деятельность, обеспечивающую фактическую реализацию конституционных культурных прав, выражающуюся в поддержке и развитии сети учреждений культуры — музеев, библиотек, театров, кинотеатров, картинных галерей и т.д., сохранении, функционировании и развитии общероссийских библиотечного, музейного, архивного, кино-, фото- и иных аналогичных фондов; в создании доступных информационных баз, иной деятельности, направленной на пополнение и хранение культурных ценностей, образующих культурное наследие и достояние народов РФ.

Таким образом, соответствующие публичные услуги призваны создавать возможность приобщения к культурным ценностям более широкого круга лиц, в том числе за счет доступности библиотек, музеев, архивных и иных фондов, иным собраниям во всех сферах культурной деятельности.*(592)

Предусмотренное ч. 2 ст. 44 право на доступ к культурным ценностям неразрывно связано с правом на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры. Его конституционное закрепление было во многом предопределено присоединением России к важнейшим международно-правовым актам, определяющим осуществление государственной культурной политики для достижения целей, провозглашенных в Уставе ООН, Уставе ЮНЕСКО, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и в Декларации принципов международного культурного сотрудничества. Так, согласно ст. IV последней одной из целей международного культурного сотрудничества является «обеспечение каждому человеку доступа к знаниям и возможности наслаждаться искусством и литературой всех народов, участвовать в прогрессе науки во всех частях земного шара, пользоваться его благами и содействовать обогащению культурной жизни».

В соответствии с Рекомендацией ЮНЕСКО об участии и вкладе народных масс в культурную жизнь государствам-членам ООН рекомендуется применять соответствующие положения Рекомендации, приняв в законодательном или ином порядке, в зависимости от характера рассматриваемых вопросов и соответствующих конституционных положений, меры для проведения в жизнь на территориях под их юрисдикцией принципов и норм, провозглашенных ООН. При этом под доступом к культуре подразумевается эффективная возможность для всех, в частности с помощью создания социально-экономических условий, свободно получать информацию, формироваться как личность, познавать, понимать и пользоваться культурными ценностями и достоянием. Одной из форм реализации доступа к культуре и участия в культурной жизни и является гарантируемое Конституцией право на доступ к культурным ценностям, включая находящиеся в государственном библиотечном, музейном, архивном фондах, иных собраниях во всех областях культурной деятельности.

Действующее российское законодательство исходит из широкого подхода к пониманию культурных ценностей, охватывающего собой материальные и духовные ценности.*(593) Так, согласно Основам законодательства РФ о культуре, культурные ценности — это нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы, фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания, сооружения, предметы и технологии, уникальные в историко-культурном отношении территории и объекты. Тем самым в законодательстве закладывается возможность доступа к культуре путем приобщения как к ее материальным, так и нематериальным объектам, входящим также в нематериальное культурное наследие, значимость которого подчеркивается Конвенцией ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия (2003 г.).

С учетом принципов государственной культурной политики законодатель определяет обязанности государства по обеспечению доступности для граждан культурной деятельности, культурных ценностей и благ. Согласно ст. 30 Основ государство ответственно перед гражданами за обеспечение условий для общедоступности культурной деятельности, культурных ценностей и благ.

Конкретные юридические гарантии реализации доступности культурных ценностей содержатся в ряде специальных нормативных актов. В соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», каждый имеет право в порядке, установленном данным Законом, на доступ к объектам культурного наследия, которому корреспондирует обязанность собственника данного объекта (а равно арендатора и т.д.) обеспечивать доступ к объекту культурного наследия, условия которого устанавливаются собственником объекта культурного наследия по согласованию с соответствующим органом охраны объектов культурного наследия (п. 3 ст. 52, п. 5 ст. 55, п. 4 ст. 56). Аналогичным образом определяется и возможность доступа к особо ценным объектам в п. 13 и 14 Положения об особо ценных объектах культурного наследия народов РФ. Применительно к культурным ценностям, которые являются музейными предметами или музейными коллекциями, включенными в состав музейного фонда РФ и находящимися в музеях РФ, также действует принцип открытости для доступа каждого, что подтверждается, в частности, ст. 35 Федерального закона «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации».

3. Предусмотренная ч. 3 ст. 44 обязанность каждого заботится о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры в полной мере корреспондирует положениям Декларации принципов международного культурного сотрудничества, принятой XIV сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 4 ноября 1966 г., в соответствии со ст. 1 которой «каждая культура обладает достоинством и ценностью, которые следует уважать и сохранять». Соответствующая конституционная («культурная») обязанность имеет своей целью сохранение как духовных, так и материальных культурных ценностей многонационального народа РФ. Закрепление рассматриваемой безусловной конституционной обязанности предполагает и надлежащее правовое регулирование отношений в области сохранения (и в том числе государственной охраны) объектов исторического и культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, сохранность которых гарантируется государством и закрепляется законом в интересах настоящего и будущего поколений.

В настоящее время на реализацию указанной конституционной обязанности направлен Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», который регулирует отношения, возникающие в области сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, устанавливает особенности владения, пользования и распоряжения указанными объектами как особым видом недвижимого имущества; определяет порядок формирования и ведения единого государственного реестра объектов культурного наследия; а также формирует общие принципы государственной охраны данных объектов.

К объектам культурного наследия, в том числе памятникам истории и культуры народов РФ, относятся объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры (ст. 3 указанного Закона).

В соответствии с Конституцией и действующим гражданским законодательством объекты культурного наследия могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов РФ, а также в муниципальной и частной собственности (ст. 8, 35 Конституции, ст. 209, 212 ГК). При государственной регистрации договора купли-продажи объекта культурного наследия (либо выявленного объекта культурного наследия) новый собственник принимает на себя обязательства по его сохранению, которые являются ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект (п. 4 ст. 48 Закона). Особенности владения, пользования и распоряжения объектом культурного наследия должны в силу прямого указания в законе учитываться сторонами и при заключении договоров аренды и безвозмездного пользования указанными объектами. В таких договорах в качестве существенного условия обязательно указываются включенные в реестр сведения об особенностях, составляющих предмет охраны данного объекта культурного наследия, и требования к его сохранению в соответствии с законом. Обязательным условием заключения договора аренды (безвозмездного пользования) объекта культурного наследия является охранное обязательство пользователя объектом культурного наследия (ст. 55 Закона), которое включает в себя требования к содержанию объекта культурного наследия, условиям доступа к нему граждан, порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ по его сохранению, а также иные обеспечивающие сохранность объекта требования.*(594)

Неисполнение предусмотренной ч. 3 ст. 44 Конституции обязанности может повлечь за собой в случаях, предусмотренных законом, наступление неблагоприятных правовых последствий, заложенных в механизме правового воздействия различных отраслей российского права. Так, в соответствии с действующим гражданским законодательством предусмотрено прекращение права собственности на те культурные ценности, которые собственник (частный) бесхозяйственно содержит. В силу ст. 240 ГК принудительный выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей допускается при наличии следующих условий: 1) культурные ценности отнесены в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством; 2) в судебном порядке должно быть установлено, что собственник не просто бесхозяйственно содержит указанные ценности, но и создает реальную угрозу утраты ими своего значения. При наличии этих условий судом может быть принято решение об изъятии культурных ценностей у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов.

Нормы ст. 240 ГК (нашедшей достаточно подробное освещение, анализ, критику и предложения по внесению изменений в современной цивилистической литературе*(595)) получили законодательное развитие в положениях Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В частности, его ст. 54 предусматривает возможность изъятия объекта культурного наследия, включенного в реестр, у собственника, не выполняющего требований к сохранению объекта культурного наследия или совершающего действия, угрожающие сохранности данного объекта и влекущие утрату им своего значения. Решение об изъятии у собственника, содержащего данный объект ненадлежащим образом, принимается судом по иску соответствующих органов охраны объектов культурного наследия (федеральных, субъектов РФ, органов местного самоуправления). Однако практика применения данных положений Закона, которые, по сути, содержат все юридически необходимое для сохранения и защиты памятников от вандализма, весьма незначительна.

За нарушение закрепленной ч. 3 ст. 44 Конституции обязанности возможно привлечение не только к гражданско-правовой, но также к административно-правовой и уголовно-правовой ответственности. Так, в КоАП предусмотрено применение мер административного характера при нарушении требований сохранения, использования и охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального значения, их территорий и зон их охраны (ст. 7.13-7.16). Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164), и уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243).

Комментарии к СТ 3.2 КоАП РФ

Статья 3.2 КоАП РФ. Виды административных наказаний

Комментарий к статье 3.2 КоАП РФ:

1. В данной статье систематизированы виды административных наказаний, которые могут устанавливаться и применяться к лицам, совершившим административное правонарушение.

2. Перечень видов административных наказаний в КоАП РФ претерпел существенные изменения по сравнению с КоАП РСФСР 1984 г. Во-первых, из перечня наказаний исключены исправительные работы, поскольку они могли применяться исключительно по месту работы и по существу являлись штрафом в рассрочку. Во-вторых, в качестве новых видов административного наказания введены такие меры, как дисквалификация и административное приостановление деятельности. Суть дисквалификации заключается в лишении физического лица права замещать должности федеральной и региональной (субъектов РФ) государственной гражданской службы, должности муниципальной службы, занимать руководящие должности в исполнительном органе юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, быть арбитражным управляющим (см. комментарий к ст. 3.11). Административное приостановление деятельности применяется к индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам за такие противоправные деяния, которые представляют угрозу жизни или здоровью людей, связаны с возникновением эпидемий, причинением существенного вреда окружающей среде и т.п. В-третьих, с учетом того что штраф как мера наказания известен различным видам юридической ответственности (уголовной, административной, гражданско-правовой), в перечне административных наказаний, применяемых за совершение административных правонарушений, он назван административным штрафом. В-четвертых, изменены наименования некоторых видов административных наказаний, что, безусловно, повлекло и определенные изменения в их содержании. Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 398-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления контроля в сфере оборота гражданского оружия», вступающим в силу с 1 июля 2011 г., из перечня видов административных наказаний исключен такой их вид, как возмездное изъятие орудия совершения преступления или предмета административного правонарушения.

3. В п. 7 ч. 1 данной статьи специально указан субъект правонарушения, к которому применимо административное выдворение за пределы Российской Федерации. Такими субъектами могут быть только иностранные граждане и лица без гражданства. Подобный подход в регулировании основывается на положениях Протокола N 4 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в ст. 3 которого указано: «Никто не может быть выслан путем индивидуальных или коллективных мер с территории государства, гражданином которого он является».

В соответствии с ч. 3 ст. 3.10 КоАП РФ административное выдворение не может применяться также и к военнослужащим — иностранным гражданам (Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 203-ФЗ).

4. Система административных наказаний, приведенная в комментируемой статье, включает разные по характеру и правовым последствиям санкции, что позволяет учесть при назначении наказания личность нарушителя и обстоятельства правонарушения.

5. В отличие от УК РФ (ст. 44), в котором все наказания за преступления расположены в определенной последовательности — от менее тяжких к более тяжким, по расположению в перечне видов административных наказаний нельзя сделать вывод относительно оценки законодателем тяжести каждого из видов административных наказаний в их соотношении между собой.

6. Перечень административных наказаний, данный в комментируемой статье, является закрытым, исчерпывающим, поскольку определение видов административных наказаний составляет прерогативу только федерального законодателя. В случае необходимости перечень видов административных наказаний может быть изменен лишь путем внесения изменений в данную статью.

7. В ч. 2 данной статьи фиксируются ограничения в выборе административных наказаний, которые могут быть применимы к юридическому лицу.

8. Часть 3 ст. 3.2 продолжает линию на разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в области законодательства об административных правонарушениях. Из смысла этой части следует вывод о том, что законами субъектов Российской Федерации из всего закрепленного в Кодексе набора административных наказаний может быть предусмотрена возможность применения наказаний только в виде предупреждения и административного штрафа.

9. Судья, орган, должностное лицо, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, могут назначить только то административное наказание, которое названо в конкретной статье Особенной части настоящего Кодекса или закона субъекта РФ об административных правонарушениях.

10. Некоторые из перечисленных в комментируемой статье видов административных наказаний вообще не могут применяться (или могут применяться с ограничениями) к определенным, точно указанным в настоящем Кодексе категориям граждан (см. комментарии к ст. ст. 3.6 — 3.10).

Статья 6.9 КоАП РФ. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ

Новая редакция Ст. 6.9 КоАП РФ

1. Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 20.20, статьей 20.22 настоящего Кодекса, либо невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

2. То же действие, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства, —

влечет наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Примечание. Лицо, добровольно обратившееся в медицинскую организацию для лечения в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, освобождается от административной ответственности за данное правонарушение. Лицо, в установленном порядке признанное больным наркоманией, может быть с его согласия направлено на медицинскую и (или) социальную реабилитацию и в связи с этим освобождается от административной ответственности за совершение правонарушений, связанных с потреблением наркотических средств или психотропных веществ. Действие настоящего примечания распространяется на административные правонарушения, предусмотренные частью 2 статьи 20.20 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 6.9 КоАП РФ

1. Незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ подразумевает потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

На основании статьи 40 ФЗ от 08.01.1998 N 3-ФЗ (ред. от 25.10.2006) «О наркотических средствах и психотропных веществах» в Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, при этом общий порядок отпуска наркотических средств и психотропных веществ физическим лицам закреплен в статье 25 данного Закона. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 13.05.2005 N 330 утвержден Перечень должностей медицинских и фармацевтических работников, а также организаций и учреждений, которым предоставлено право отпуска наркотических средств и психотропных веществ физическим лицам, зарегистрированный в Минюсте РФ 10.06.2005 N 6711. К вышеуказанным лицам относятся: заведующий аптечной организацией; заместитель заведующего аптечной организацией; заведующий отделом аптечной организации; заместитель заведующего отделом аптечной организации; провизор аптечной организации; фармацевт аптечной организации.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ либо организация, содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ и др. содержит состав преступления в рамках статей 230, 232 и др. Уголовного кодекса.

2. Исключениями, которые содержатся в данной статье, выступают случаи, предусмотренные ч. 3 ст. 20.20, то есть потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо потребление иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах, а также ст. 20.22 — появление в состоянии опьянения несовершеннолетних в возрасте до шестнадцати лет, а равно распитие ими алкогольной и спиртосодержащей продукции, потребление ими наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах (см. комментарии к указанным статьям КоАП).

3. При совершении данного правонарушения предусмотрена возможность освобождения лица от административной ответственности в следующих случаях: при добровольном обращении лица в лечебно-профилактическое учреждение для лечения, а также при направлении лица с его согласия на медицинское и социальное восстановление в лечебно-профилактическое учреждение.

5. Дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями на основании процессуальных документов (см. комментарии к статьям 23.1 и 28.3 КоАП).

6. Объектом рассматриваемого правонарушения выступает здоровье граждан, установленный порядок оборота наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов и общественный порядок.

Объективную сторону правонарушения составляют противоправные действия, выраженные в незаконном потреблении наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача.

Субъектом правонарушения выступают физические лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста.

Субъективная сторона деяния выражается в форме прямого умысла.

Другой комментарий к Ст. 6.9 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Объектом данного правонарушения являются здоровье граждан, общественный порядок. Кроме того, поскольку потребление наркотических средств и психотропных веществ способствует совершению различного рода правонарушений, дополнительным объектом является установленный общественный порядок.

Согласно ст.40 Федерального закона от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» в РФ запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Следовательно, предметом посягательства являются установленные нормами права правила потребления наркотических средств или психотропных веществ.

2. Объективная сторона правонарушения выражается в незаконном потреблении наркотических средств или психотропных веществ, т.е. их потребление без назначения врача.

3. Субъектом правонарушения являются лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста.

4. С субъективной стороны деяние характеризуется умыслом.

В соответствии со ст.44 вышеназванного Закона лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что оно потребляло наркотическое средство или психотропное вещество без назначения врача, может быть направлено на медицинское освидетельствование.

В примечании к статье указаны основания освобождения от административной ответственности, несмотря на наличие состава правонарушения. Такими основаниями признаются: а) добровольное обращение лица в лечебно-профилактическое учреждение для лечения в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача; б) направление лица, в установленном порядке признанного больным наркоманией, с его согласия на медицинское и социальное восстановление в лечебно-профилактическое учреждение.