Адвокат маев

Президиум Московского городского суда отменил судебные акты двух инстанций по кассационной жалобе адвокатов Бюро

Клиенты Бюро обратились в суд с иском о разделе наследственного имущества – крупного пакета акций российской компании.

Сложность данного дела заключалась в том, что акционерное общество, привлеченное судом к участию в деле в качестве третьего лица, намеренно удерживало и фактически отказывалось предоставить находящиеся у него доказательства — сведения о держателе реестра акционеров общества, а также информацию о наличии ценных бумаг на имя наследодателя. Такая информация не была представлена ни нотариусу в рамках наследственного дела, ни Банку России, ни налоговому органу, ни суду в ответ на неоднократные судебные запросы об истребовании доказательств. Вследствие чего, суды первой и апелляционной инстанции отказали в исковых требованиях.

Адвокаты Бюро Оников Т.Л., Бардуков Е.А. и адвокат Центрального филиала Московской областной коллегии адвокатов Маев А.Г. обратились с кассационной жалобой, которая была передана для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда.

Президиум Московского городского суда рассмотрел кассационную жалобу и согласился с доводами адвокатов о злоупотреблении правом со стороны третьего лица – акционерного общества.

Адвокатам удалось доказать недобросовестность действий третьего лица, выраженную в намеренном уклонении от предоставления доказательств, повлекших нарушение прав истцов на получение в собственность наследственного имущества.

В результате суд кассационной инстанции отменил все принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав в постановлении, что уклонение стороны, равно как и третьего лица в споре, от предоставления находящихся у нее доказательств, может быть расценено как недобросовестное поведение (злоупотребление правом).

В таком положении, с учетом очевидного отклонения действий третьего лица, как участника гражданского оборота, от добросовестного поведения, суд был вправе вынести данное обстоятельство на обсуждение, а в случае дальнейшего уклонения третьего лица от предоставления доказательств, решить вопрос о возможности применения к возникшим между сторонами правоотношениям требований ст. 10 ГК РФ, ч. 1 ст. 68 ГПК РФ.

Адвокат маев

24 июня Девятый арбитражный апелляционный суд г. Москвы отказал в удовлетворении апелляционной жалобы ООО «Инфокс-Интерактив», в которой оно просило пересмотреть решение Арбитражного суда г. Москвы по иску «Инфокса» к ООО «Частный корреспондент» о защите деловой репутации и взыскании 1 млн рублей.

По мнению директора юридического бюро TDA Partners, юридического консультанта «Часкора» Александра Маева, это решение суда может стать важным событием с точки зрения защиты журналиста в его профессиональной деятельности.

Напомним, что поводом для предъявления иска «Инфокса» к интернет-изданию «Часкор» послужило интервью Анастасии Алексеевой с Антоном Носиком «Не нужно маскироваться под жёлтую прессу». В статье, в частности, обсуждалась заметка на Infox.ru, в которой шла речь о том, что интернет-газета «Взгляд» перестала покупать рекламные баннеры на сайте новостного агрегатора news.mail.ru и её место заняла реклама издания Bfm.ru, где главным редактором на тот момент был Носик. В интервью «Часкору» Антон Борисович охарактеризовал заметку в «Инфоксе» как «просто фантастически непрофессиональную работу с информацией» и всячески отрицал факт покупки баннеров в том масштабе, о котором писал «Инфокс».

Ради справедливости стоит сказать, что в интервью на «Часкоре» «Инфокс» действительно предстал в не самом выгодном свете. Однако к этому у «Инфокса» претензий не возникло. Руководство издания осталось крайне недовольно лишь одной фразой, причём не Носика, а вопросом интервьюера: «Почему Infox так откровенно наврал?» — и подало в суд.

Ещё на суде первой инстанции юридический консультант «Часкора» назвал иск «абсурдным по фактуре и спорным по основанию»: краткий вопрос журналиста в ходе интервью ещё никогда в отечественной судебной практике не становился поводом для предъявления диффамационного иска к какому-либо изданию. Поскольку вопрос уже по своей форме не может содержать порочащего утверждения.

Мы обсудили с Александром Маевым тонкости «нашего» судебного дела.

— Александр, в чём, строго говоря, была суть дела с юридической точки зрения?
— Краткий вопрос журналистки, причём вопрос контекстный, был задан в такой форме, что не понравился администрации «Инфокса», и они предъявили иск. Суд и первой, и второй инстанции принял, с нашей точки зрения, правильное решение и отказал в иске в полном объёме. Я думаю, что мотивировочную часть решения суда будет полезно прочесть и юристам, и руководящим работникам средств массовой информации. Суд разъяснил, что вопросительное предложение нельзя толковать как утверждение о фактах и ему нельзя приписывать — в какой бы форме оно ни было изложено — характер информации, порочащей чью-либо деловую репутацию.

Этот судебный иск кажется мне довольно уникальным. Мы с моими коллегами не нашли ни одного похожего случая в российской судебной практике. Поэтому очевидно, что последующие судебные решения в схожих по фактическому составу спорах не должны входить в противоречие с данным судебным решением, исходя из принципа единообразия судебной практики!

Я могу процитировать наиболее существенный момент из вынесенного решения:

«Из контекста оспариваемой фразы, а также пунктуационного оформления усматривается её вопросительный характер. Данный вопрос был задан журналистом респонденту в ходе интервью.

Согласно правилам русского языка, вопросительные предложения не выполняют функции сообщения информации. Данные предложения используются для получения информации вопрошающим от того, кому этот вопрос задаётся.

Следовательно, в оспариваемой фразе в силу её характера не может содержаться каких-либо утверждений, а следовательно, и сведений. Приведённые нормы русского языка являются общеизвестными и не относятся к категории специальных познаний.

В связи с этим апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о недоказанности факта распространения именно сведений, информации порочащего характера».

«Таким образом, утверждения истца о наличии в спорном вопросе скрытого утверждения, которое не подвергается сомнению, противоречит как общим нормам русского языка, так и смысловому контексту соответствующей фразы.

В связи с отсутствием в спорной фразе тех или иных сведений вопросы о критериях квалификации сведений как порочащих, а также о соответствии данных сведений действительности не имеют значения для дела».

— Получается, что журналист может задать какой угодно вопрос и ему за это ничего не будет?
— Абсурдность ситуации заключается в том, что принести вред чьей-либо деловой репутации может утверждение СМИ о каком-либо факте. В данном конкретном случае вопрос не выступал как утверждение — вот что самое важное. Предполагаю, что юристам «Инфокса» это было известно ещё до суда. Видимо, эта фраза обидела кого-то из руководства компании. Мне лично юридическая бесперспективность этого иска была очевидна с самого начала. Хотя, конечно, я заранее не мог предсказывать, каким будет решение суда.

Теперь, зная о решении суда по иску «Инфокса», журналисты могут быть более раскрепощёнными, но всё-таки хотелось бы посоветовать им формулировать свои мысли более корректно и не пользоваться площадной терминологией.

— Это вполне справедливое замечание, но тут возникает другой вопрос: почему иск был предъявлен именно к «Часкору», а не к развёрнутым и довольно резким высказываниям Антона Носика?
— Это личное дело руководства «Инфокса». Любое лицо вправе предъявлять иск к любому другому лицу, если считает, что его право нарушено, если считает, что имел факт распространения в отношении него порочащих сведений.

— Что понимается в данном случае под «распространением»?
— Должно одновременно наступить триединство фактов, чтобы иск о распространении порочащей информации был удовлетворён: сведения должны быть опубликованы, они не должны соответствовать действительности и носить порочащий характер. Если один из этих трёх элементов отсутствует, то иск не подлежит удовлетворению. В нашем случае речь шла о том, что не было, собственно, самих сведений, поскольку сведения — это утверждение о факте. По правилам русского языка, вопросительное предложение не выполняет функции сообщения информации. Всё это и разъяснил суд.

— В том-то и дело. Вот и предъявляли бы иск к ответам Носика.
— Видимо, в таком случае судиться пришлось бы не с «Частным корреспондентом».

Могу только предположить, что кого-то в «Инфоксе» чисто по-человечески задела именно формулировка вопроса. Могу также предположить, что юрист, который представлял интересы истца в суде, работает в «Инфоксе» «за зарплату» и не хуже нас понимал бесперспективность дела. Но обычно начальники очень любят своим штатным юристам указывать, что делать. Обратись они к сторонним специалистам, им бы сразу объяснили, что перспектив нет.

Ещё раз повторю, что если взглянуть на всю фактуру этого дела, то абсурдность иска видна сразу. Некое лицо высказывает в интервью своё развёрнутое мнение по поводу некой третьей стороны, а эта сторона предъявляет иск изданию из-за вопроса интервьюера. Довольно комичная ситуация.

— Требовать миллион рублей от газеты в качестве компенсации в принципе правомерно?
— Говорить об этом в общем очень сложно. Суд устанавливает сумму компенсации в каждом конкретном случае. Не могу раскрыть вам детали, но в одном деле, в котором я участвовал, довольно резонансном деле, суд удовлетворил требования истца и установил факт распространения чудовищного оговора, при этом размер компенсации составил всего 2 тыс. рублей. Говорят, что, бывало, взыскивали и более крупные суммы, но я в своей практике с подобным не сталкивался. Максимум 40—50 тыс. рублей.

В США компенсации по подобным искам составляют значительно большие суммы, зачатую просто фантастические. У нас речь идёт о том, что сторона, считающая, что её репутации причинён вред, в первую очередь хочет получить моральное удовлетворение в виде принятого в её пользу судебного решения. Бывает, для этого хватает даже выплаты одного рубля.

Конечно, и в нашей судебной практике бывает так, что по иску может быть выплачена огромная компенсация, но тогда должно быть доказано, что был действительно нанесён очень серьёзный ущерб репутации. Я могу привести в пример дело Андрея Лугового против «Коммерсанта». В 2007 году бизнесмен подал к изданию иск о защите чести и достоинства и потребовал в качестве компенсации 20 млн рублей. Поводом для иска послужила статья «Бориса Березовского зачислили в шпионы», точнее, фраза «После того, как королевская прокуратура Великобритании заочно обвинила его в убийстве с использованием радиоактивного полония-210 Литвиненко, господин Луговой первым заявил о связях своей жертвы с британскими спецслужбами». Истец посчитал, что читателям газеты было навязано мнение, в результате которого Луговой выставлен в образе преступника — убийцы Литвиненко. Фактически «Коммерсантъ» признал свою вину, но в итоге стороны всё-таки заключили мировое соглашение.

БЕСПЛАТНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Мы работаем на рынке юридических услуг более 9 лет. Мы понимаем, что далеко не каждый гражданин России способен оплатить консультацию юриста. Поэтому наша компания одна из первых взялась приводить в действие федеральный закон от 21.11.2011 N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». А именно, предоставление бесплатных консультаций населению.

маев игорь юрист

  • Получить ссылку
  • Facebook
  • Twitter
  • Pinterest
  • Google+
  • Электронная почта
  • Другие приложения

маев игорь юрист
Наш сайт для приема заявок: https://juristy-rf.ru/


Обратившись к нам, вы получите юридическую консультацию:


БЕСПЛАТНО

АНОНИМНО

КАЧЕСТВЕННО

С нами Закон будет на Вашей стороне!

Адвокатское сообщество публично выступило в поддержку Pussy Riot (ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО)

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

В российском обществе широко обсуждается ответ государства на оскорбившую религиозные чувства верующих акцию, устроенную в Храме Христа Спасителя Надеждой Толоконниковой, Марией Алехиной и Екатериной Самуцевич.

Одни считают обвинение женщин в хулиганстве справедливым, другие полагают, что их поведение, хоть и достойно порицания, но не требует уголовного наказания.

После того, как в ИНТЕРНЕТЕ было опубликовано постановление следователя о привлечении Надежды Толоконниковой в качестве обвиняемой, каждый получил возможность узнать, какие действия женщин следствие считает преступными и почему оно считает эти действия преступлением.

В условиях возникшей общенациональной дискуссии мы, профессиональные юристы, считаем своим долгом высказать мнение по принципиальным вопросам, встающим в связи с привлечением Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич к уголовной ответственности.

Выражение нами своего мнения не может расцениваться как желание повлиять на суд. В соответствии с частью 1 статьи 120 Конституции России судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. Суд принимает решение независимо от общественного мнения и публичных дискуссий.

В то же время мы обязаны довести до сведения общественности наше убеждение в том, что действия Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич не являются преступлением – ни «хулиганством», ни каким-либо другим. Привлечение этих женщин к уголовной ответственности противоречит российскому законодательству и является явной юридической ошибкой.

Согласно общепризнанному правовому принципу никто не может быть привлечен к ответственности за действие, не описанное в законе в качестве правонарушения. В Российской Федерации серьезные правонарушения, являющиеся преступлениями, описаны в Уголовном кодексе, а менее серьезные, являющиеся административными проступками – в Кодексе об административных правонарушениях.

Ответственность за уголовно наказуемое «хулиганство» предусмотрена статьей 213 Уголовного кодекса. Виновный в «хулиганстве», посягает на общественную безопасность и общественный порядок. Это следует из определения «хулиганства» как «грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу» и подтверждается тем, что статья «хулиганство» находится в главе «Преступления против общественной безопасности» раздела «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» Уголовного кодекса.

Уголовный кодекс не содержит такого преступления как «оскорбление чувств верующих». Однако в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации в части 2 статьи 5-26 «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» предусмотрена административная ответственность за «оскорбление религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов, знаков и эмблем мировоззренческой символики».

Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях ясно указывают, что «хулиганство» и «оскорбление чувств верующих» имеют разные объекты посягательства: для хулиганства – это общественная безопасность и общественный порядок; для «оскорбления чувств верующих» – это личность гражданина, его конституционное право на свободу совести.

Хулиганские действия – это поведение, недопустимое в любом общественном месте: на улице, в парке, в театре, это ущемление прав всех людей, выражение неуважения ко всем без исключения, независимо от их взглядов, убеждений, привязанностей.

«Оскорбление чувств верующих» ущемляет права не всех, а только отдельной группы людей, тех, кто исповедует определенную религию. Посягая на чувства верующих, виновный ведет себя недопустимым образом в отношении этой и только этой группы граждан.

Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич обвиняются в том, что они нарушили правила поведения в православном храме и именно этим проявили «явное неуважение к верующим посетителям и служителям храма», «глубоко оскорбили и унизили чувства и религиозные ориентиры верующих православных граждан», «противопоставили себя православному миру», «демонстративно и показательно попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы». В опубликованном обвинении участниц группы PussyRiotнет ни слова о действиях, нарушающих общественный порядок и посягающих на общественную безопасность.

Следствие обвиняет их не в посягательстве на общегосударственный порядок и общественную безопасность, а в нарушении правил и традиций православной церкви. Их поведение не противоречит общегосударственному порядку, не подрывает общественную безопасность: действие тех предписаний и запретов, которые они нарушили, распространяется только на территорию православного храма. Если бы они совершили то же самое вне церкви, их невозможно было бы в чем-либо обвинить: следствие не указывает на нарушение ими каких-либо иных правил, кроме церковных.

Признание их действий «хулиганством» приравнивает правила православной церкви к общегосударственному порядку, означает, что православная церковь – неотъемлемая часть государства. Предъявление обвинения Надежде Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерине Самуцевич в «хулиганстве» не просто нарушает Уголовный кодекс, оно противоречит светскому характеру нашего государства, закрепленному статьей 14 Конституции России.

Нарушение правил, принятых внутри религиозной организации, оскорбляет чувства верующих. Однако в Уголовном кодексе нет статьи об ответственности за «оскорбление религиозных чувств граждан». Такую ответственность, как уже было сказано, предусматривает часть вторая статьи 5-26 Кодекса об административных правонарушениях. Возможно, законодатель считает, что эта материя слишком тонка, чтобы регулировать ее уголовным правом. Во всяком случае, единодушное неприятие обществом происшедшего в Храме Христа Спасителя уже само по себе защитило религиозные чувства православных верующих.

Обвинение Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич в «хулиганстве» на том основании, что они нарушили церковные традиции, правила и установления означает отказ от принципа отделения религиозных объединений от государства, который является одной из основ конституционного строя России. Явное пренебрежение Конституцией при рассмотрении конкретного уголовного дела ведет к разрушению России как правового государства – это надо ясно представлять себе всем нашим согражданам.

Буробин В.Н. – адвокат

Старовойтов С.В. – адвокат

Узденский В.Е. – адвокат

Калитвин В.В. – адвокат

Падва Г.П. – адвокат

Сергеев В.Н – адвокат

Сергеева Э.Э. – адвокат

Шмидт Ю.М. – адвокат

Асташенков О.В. – адвокат

Симачев Д.Т. – адвокат

Абушахмин Б.Ф. – адвокат

Абушахмина А.Е. – адвокат

Алитовская В.С. – адвокат

Гофштейн А.М. – адвокат

Иванова А.В. – адвокат

Рахмилович А.В. – адвокат

Оников Т.Л. – адвокат

Бытенский В.О. – адвокат

Ямпольский Д.В. – адвокат

Егоров А.В. — адвокат

Бардуков Е.А. – юрист

Маев А.Г. – юрист

Ножкина Т. А. – адвокат

Черноусова И.В. – адвокат

Миронюк О.Ю. – юрист

Потеряйко Л. А. – юрист

Бозкурт Е.В. – адвокат

Сафронова Е.А. – адвокат

Дергачев Д.А. – адвокат

Геворкян М.В. – адвокат

Морозов Е.Ю. – юрист

Данилов Р.Ф. – юрист

Тарасов С.В. – адвокат

Черненилов Н.В. – адвокат

Шанцер Д.О. – юрист

Клювгант В.В. — адвокат

Магомедова Р.С. — адвокат

Белюшина О.В. — юрист, полиграфолог

Яков Зеленский — адвокат г.Москвы

Юлия Казакова — юрист

Светлана Жиркова г. Красноярск — руководитель Юридического Агентства «Априори»

Перфильева Галина Викторовна — адвокат

Васенина Юлия Александровна — юрист

Кузнецов С.Д. — юрист

Семенов С.А. — юрист

Кузнецов В.А. — юрист

Екатерина Фомина — юрист

Лухтин В. В. — адвокат рег.№38/1016

Поздняков Юрий Вячеславович — юрист

Вета Рыскина — юрист

Ольховский А. А. — юрист

В.Ю. Абрамов — адвокат

Надмидов О.А — адвокат

Лебедев В.В. — адвокат, г.Новочеркасск,Ростовская обл.

Савченко В.В. — адвокат

Аникин Александр Анатольевич — адвокат, Санкт-Петербург, регистрационный № 78/1994

Андрей Степанов — юрист

Мжачих Ю.В.— адвокат

Горденина М.Д. — адвокат

Борис Щукин — адвокат

Василевский В.А. — юрист

Анна Агранович — адвокат

Хайрулов Р.М. — юрист

Серегин В.В. — адвокат

Роман Моисеев — юрист

Ирина Ляхтейнен — юрист

Устюжанинова Ирина — юрист, бывший следователь

Елена Пласковицкая — юрист

Кушнарь Александр — юрист

Светлана Вахламова — Адвокат. г.Н.Новгород

Романов Р. В. — адвокат, г. Петровск Саратовской области

Балакина Татьяна Сергеевна — юрист

Удовиченко Инна — юрист

Ольга Мурзина — юрист. Новосибирск

Цискаришвили В.А. — адвокат, Москва

Сергей Апасов — директор юридического агентства «Налоги и право», Тольятти.

Евгений Мартынов — юрист

Пшизов Аслан Нальбиевич — адвокат, регистрационный № 78/5092 в реестре адвокатов Санкт-Петербурга

Александр Грановский — адвокат, г.Москва

Лапузин Алексей Сергеевич — адвокат Палаты адвокатов Самарской области, рег. № 63/1921

Роман Зильберман — адвокат

Сайкин Леонид — адвокат

Абгаджава Алхас — адвокат

Роман Фадеев — юрист

Водик А.Г. — адвокат, рег.номер 77/3189

С. В. Тихонов — адвокат. Вологда

Чернышев К.А. — адвокат

Мариа Булычева — Ph.D

Рыжкова Наталия — адвокат из Ростова-на-Дону

Андреева М.В. — адвокат

Зелиб Роман — адвокат. Саратов

Юлий Лурье — адвокат Московской городской коллегии адвокатов с 1965 по 1976 год. (ныне — кинорежиссер)

Дюбина И.В. — адвокат

Ермакова С.Г. — адвокат г. Саратова

Оксана Афонова — юрист

Гуров А.В. — адвокат

Фокина Светлана — юрист, г. Москва

Антон Малахин — юрист

Налимов Владислав — адвокат

Сергеев Артур — юрист

Антон Долгих — юрист, г.Киров

Пельше О.И. — адвокат

Ленкова Н.А. — адвокат

Алексей Кондрашов — юрист, г. Санкт-Петербург

Сергей Давидис — юрист

Вадим Владимов — юрист

Евгений Алексеев — адвокат

Мегрелишвили Борис Леванович — адвокат

Валерий Емельянов — юрист-международник

Владимир Беляков — адвокат

Новожилова Л.В. — адвокат

Засыпкин А.Д. — юрист

Ариевич П.Е. — юрист

Антон Гизе — адвокат

Зацепин Д.В. — адвокат

Елена Верещагина — адвокат

Ягудин Р.В — юрист, кандидат наук

Маргулев А.И. — юрист

Гржибовский Сергей Владимирович

Носков Владимир — адвокат, Ярославль

Егер Я.Е. — адвокат

Романова Екатерина Эдуардовна — адвокат, г Москва.КА «Романова и партнеры»

Чувашова Е.И. — адвокат

Вержбицкий А.Б. — адвокат

Давлетбаев Марат — юрист

Муранов А.И. — адвокат, член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ

Головин А.В — адвокат

Рзаев Т.Ю. — адвокат

Игорь Шануренко — адвокат

В.М.Новицкий — адвокат

Батура О.Ю. — юрист

Сахаров А.Н. — адвокат

Евгений Дорофеев — юрист

Семенова Н.Л. — адвокат Ульяновской областной коллегии адвокатов

А. Фролов — юрист

Вероника Мусько — юрист

Ирина Гаврилейко — юрист

Синицина Екатерина Николаевна — юрист, юридическая компания «Регистратор» (Ростов-на-Дону)

Гнездилова О.А. — адвокат

Антон Шальков — юрист

Валериан Сивцов — юрист

Завертнев В.В. (председатель МКА «Ульпиан») — адвокат

Капасов Р.Н. (зам.председателя МКА «Ульпиан») — адвокат

Хрипунов Р.Н. — адвокат МКА «Ульпиан»

Веселов А.В. — адвокат МКА «Ульпиан»

Бочкарева Ирина — адвокат

Рушан Чинокаев — адвокат

Вяземская А.А. — юрист

Ветров Л.Н. — юрист

Руслан Тагиров — юрист

Соломина Татьяна — адвокат, Адвокатская палата Московской области

Айдарова Лилия — юрист

Руслан Данилов — адвокат, г.Барнаул, Алтайский край

Ладин А. А. — адвокат, г. Тюмень

Закурдаев Ю.Ф. — адвокат, Воронеж

Разумовский Дмитрий Борисович — практикующий юрист, кандидат юридических наук

Архипов С.Н. — юрист

Трусова Розалия — адвокат

Шалаев А.В. — юрисконсульт ООО «Русь-М», аспирант юрфака СГУ

Старовойтов П.В. — адвокат

Алиса Турова — адвокат, Бюро «Падва и партнеры»

Марат Ахметов — юрист

Андреева К.А. — юрист

Шевченко О. П. — адвокат

Александр Китаев — адвокат

Денис Суреев — юрист

Иванов Сергей Михайлович — юрист

Нина Гризодубова — адвокат

Успехов Дмитрий Викторович — юрист. г.Рыбинск Ярославской обл.

Самойленко Юлия — юрист, Москва

Елена Михненко — юрист

Кочерин В.С. — юрист

Евгений Горошко — адвокат

Ковалев Игорь Александрович — юрист, с 1983 по 1997 г.сотрудник МВД

Ж.А. Мовсесян — адвокат

Максим Северин — юрист

Манке А.Е. — юрист, в прошлом адвокат

Краюшкин Игорь Евгеньевич — юрист

Саносянн А.М. — юрист

Борис Ольхов — адвокат МОКА

Михалевич Л.С. — адвокат, Санкт-Петербург

Юрий Яковлев — юрист, СПб

Михаил Алексеевич Шаповалов — к.ю.н., старший преподаватель Саратовской государственной академии права, практикующий юрист

Роланд Юльевич Фрейслер — адвокат

Романов Николай Евгеньевич — адвокат

Васильев Дмитрий, адвокат, г. Владимир, рег.№ 33/54

Сергей Борисович Обухов, юрист

Игорь Кабанов, адвокат, город Архангельск

Ильдар Кадыров, юрист, Уфа

Илья Сокольщик, юрист, Москва

Мария Райляну, адвокат, Санкт-Петербург, регистрационный № 78/3124, в прошлом — следователь

Сергей Селиванов, адвокат. Красноярск

Анна Дорофеева, юрист, Москва

Завельская Полина, юрист, Москва

Волович В. Г., юрист

Александр Киц — адвокат АК «Столичный адвокат», г. Москва

Бачинская Алена, юрист

Д. Мельников, юрист. к.ю.н

Черняк Сергей, юрист, Москва

Аистова Т., Юрист г.Краснодар

Сергей Панченко, юрист

Зубов Е.Ю., Юрист

Надежда Лазарева, адвокат

Александровская Оксана, юрист

Я. Гилинский, Д.ю.н., профессор, бывший адвокат

Чириков Сергей – юрист, Москва

Пантелеев А.А. – адвокат

Дмитрий Пухов, юрист

Абрамов Илья, адвокат, рег. номер 52/1713

Орешин Евгений, адвокат

Данилов Александр Евгеньевич, юрист, г.Москва

Евдокимова Людмила Владимировна, юрист, Санкт-Петербург

Садыков И.А. -адвокат

Наталья Букаева, адвокат, г.Саратов

P.S. Список открыт. Свою подпись вы, представившсиь, можете поставить в комментариях

Также к письму присоединились десятки читателей «Новой газеты», которые поддерживают позицию представителей юридического сообщества

В Люберцах продолжается война администрации и рынка

Известный люберецкий предприниматель, бывший районный депутат, собственник и директор рынка «Северный», с нехарактерной для отечественного правосудия суровостью наказан за «крепкое словцо». Суд назначил ему 10 суток административного ареста за нецензурные высказывания. Произносил их или нет Мануковский, доподлинно неизвестно, но понять его несложно: районная администрация собралась сносить рынок. Как говорит адвокат Мануковского Александр Маев, сносить начали, не дожидаясь постановления кассационного суда. Нейтрализовав Мануковского на десять дней, власти крушат здания и деятельно расчищают территорию. Как считают в местных деловых кругах, делается это в интересах конкурентов Мануковского.

Когда-то рынок Северный в Люберцах был заметным налогоплательщиком района и носил название «образцовый». Мануковский курировал множество благотворительных программ и пользовался уважением прежних районных властей – до последнего времени, когда в ситуацию ввязались его конкуренты по бизнесу, по-видимому, дружные с люберецкими чиновниками.

Рассказывает адвокат Александр Маев: «Несколько лет Мануковский отстаивает свое право на здания рынка и земельные участки. По утверждению моего клиента, Администрация района с грубым нарушением земельного законодательства продала конкурентам Мануковского государственные земли, включая территорию, на которой располагались принадлежащие бизнесмену объекты, причинив существенный ущерб бюджету. В прошлом году районная прокуратура направила иск о сносе строений рынка. В качестве доказательства необходимости сноса прокурор передал суду заключение специалиста, который, как видно из материалов дела, даже не выходил на осмотр объектов, не осматривал и не вскрывал фундаменты, не исследовал другие элементы конструкций зданий: в заключении содержалось лишь несколько обзорных фотографий».

Московский областной суд, однако, не смотря на такую странную «экспертизу», встал на сторону прокуратуры и обязал Мануковского снести здания за свой счет. Тот решил воспользоваться своими законными правами в полной мере и подал кассационную жалобу. И, хотя решение по ней еще не вынесено, собственность предпринимателя уже досрочно ликвидируется, а его самого за протесты отправили в изолятор.

Дело членов УНА-УНСО в Грозном: суд не признал нарушения прав обвиняемого Н.Карпюка на стадии предварительного следствия

1 марта 2016 года в Верховном суде Чеченской Республики продолжилось рассмотрение дела граждан Украины Станислава Клыха и Николая Карпюка.

Напомним, что граждане Украины Николай Карпюк и Станислав Клых обвиняются в бандитизме и убийствах в связи с тем, что, будучи членами экстремистской организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО; организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории РФ), в конце 1994 — начале 1995 года воевали против российских федеральных сил в составе вооруженных формирований самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия.

Дело ведет судья Вахит Исмаилов, Станислава Клыха защищает адвокат Марина Дубровина, Николая Карпюка — адвокат Докка Ицлаев. Сторону обвинения представляют прокуроры С.С. Юсупов и С.А. Блинников.

Заседание прошло в отсутствие подсудимых – Николай Карпюк был удален 28 октября 2015 года «за неоднократные неподчинения распоряжениям судьи», а Станислава Клыха – 8 февраля 2016 года за нарушение порядка в зале заседания.

В начале заседания 1 марта судья объявил свое решение по заявленному в ходе прошлого заседания ходатайству адвоката Д. Ицлаева о признании недопустимым доказательством целого ряда протоколов допроса обвиняемого Н. Карпюка. Адвокат ссылался на то, что показания обвиняемого были получены при помощи пыток и во время допросов обвиняемый был лишен адвокатской помощи.

Судья отклонил ходатайство защиты, мотивировав свое решение тем, что если подсудимого не устраивал его адвокат он мог написать заявление с просьбой о его замене, однако такого заявления в материалах дела нет, следовательно, по мнению судьи, работа адвоката обвиняемого устраивала.

Затем состоялся допрос по видеоконференцсвязи потерпевшего Владимира Афанасьевича Иванова и Елены Евгеньевны Стевченко, дочери потерпевшей Светланы Александровны Ивановой.

Потерпевший В.А. Иванов рассказал, что его сын, Вячеслав Владимирович Иванов, 1974 г.р., убыл на службу в Вооруженные Силы РФ в войсковую часть возле г. Асбест в мае 1994 года. После этого сына перевели в в/ч возле г. Чебаркуль Челябинской области. О том, что сына отправили в Чечню, он узнал только после его гибели. Насколько известно В.А. Иванову, сын погиб при штурме г. Грозного 31 декабря 1994 года — его застрелил снайпер на улице Лермонтова. В свидетельстве о смерти написано, что смерть наступила в результате огнестрельного ранения в голову. Солдаты помогли ему похоронить Вячеслава, но никто так и не рассказал, как именно и где он погиб.

Из-за состояния здоровья С.А. Ивановой показания в суде давала ее дочь, Елена Евгеньевна Стевченко. Она пояснила суду, что ее брат Григорий Волошин, 1975 г.р., был призван на службу в Вооруженные силы РФ в г. Снежинск Челябинской области, оттуда направлен в Свердловскую область. О том, что его направили в Чечню, им не сообщали. О гибели брата узнала 2 февраля 1995 года из газеты. Она поехала с братом в Ростов-на-Дону, где ей показали обугленное тело Григория. Опознать его было невозможно. Выяснили, что это точно он, после того как сделали анализ ДНК. Ей сообщили (не помнит кто именно), что брат погиб в каком-то «каменном ущелье». Было прямое попадание снаряда в БМП.

Адвокат Докка Ицлаев обратил внимание на значительные расхождение с показаниями матери погибшего С.А. Ивановой, которые она давала следователю 4 июля 2015 года. Согласно им, экипаж ее сына наехал на мину, в результате чего он погиб. Елена ответила, что делом брата занималась она, а не С.А. Иванова, и ей лучше известны обстоятельства его гибели.

Затем судья сообщил, что потерпевшего Дмитрия Александровича Маева не смогли в очередной раз доставить для допроса по видеоконференцсвязи, так как не смогли установить его местонахождение. Прокурор ходатайствовал об оглашении его показаний, так как не удается обеспечить его привод. Ицлаев возразил – по его мнению, оснований, предусмотренных статьей 281 УПК РФ, не имеется для оглашения его показаний. Подсудимым вменяется серьезное преступление, а Маев в деле является важным свидетелем. Адвокаты настаивали на допросе Маева в судебном заседании. Ходатайство прокурора было удовлетворено, и показания Маева огласили.

Из них следовало, что Д.А. Маев проходил военную службу с декабря 1993 г. по апрель 1994 г. в учебной части г. Елань Свердловской области, с апреля 1994 г. в г. Чебаркуль Челябинской области. После этого в составе воинского подразделения г. Чебаркуль он прибыл на территорию Чеченской Республики. С 27 декабря 1994 по 7 января 1995 года он участвовал в боевых действиях, происходящих в г. Грозном Чеченской Республики. 1 января 1995 года он участвовал в бою в районе железнодорожного вокзала г. Грозного. Федеральные силы тогда понесли большие потери, войсковая колонна была практически полностью уничтожена. Сам Д. Маев был контужен в результате попадания снаряда из ручного противотанкового гранатомета в БМП, в которой он находился.

Затем адвокат Докка Ицлаев заявил ходатайство о повторном допросе потерпевшего Сергея Ивановича Игитова, отца погибшего Юрия Сергеевича Игитова. Как следует из показаний потерпевшего, данных в ходе судебного заседания 15 декабря 2015 года, его сын погиб в районе «Садового кольца», которое расположено в Ленинском районе г. Грозный. Адвокат Ицлаев заявил, что на сайте «Герои страны» обнаружил публикацию о Юрии Игитове, которому весной 1995 года было посмертно присвоено звание героя Российской Федерации. В публикации указано, что Юрий погиб в районе пос. Садовое, который находится за пределами г. Грозного. Из материала публикации следует, что Юрий, находясь в окружении, подорвал себя гранатой, в результате чего погиб он сам и несколько приблизившихся к нему боевиков. Это описание сильно отличается от показаний его отца.

Прокурор возразил против удовлетворения ходатайства, заявил, что даже если выясниться, что Юрий погиб в другом месте, это не меняет сути обвинения. В удовлетворении ходатайства было отказано — судья посчитал, что все интересующие его вопросы адвокат мог задать во время предыдущего допроса.

На этом допрос потерпевших и свидетелей обвинения окончен.

Следующее заседание назначено на 9 марта 2016 года.