Адвокат молчанов николай

Оглавление:

Монтаньяры

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Знаменитый французский художник Эдгар Дега рассказывал, что, когда он был еще ребенком, мать однажды взяла его с собой навестить подругу, мадам Леба, вдову члена Конвента и монтаньяра, который 9 термидора застрелился, не желая умереть на гильотине. Визит заканчивался, мадам Дега уже стала прощаться, но вдруг внезапно остановилась, взволнованная. Она увидела на стене портреты Робеспьера, Кутона, Сен-Жюста и гневно воскликнула:

— Как! Вы еще храните портреты этих чудовищ?

— Замолчи, Селестина, — пылко откликнулась мадам Леба. — Замолчи! Они святые!

Чудовища или святые? Кем были монтаньяры в действительности? Два века историки занимаются этой тайной…

«Тайны монтаньяров»… О них упоминал Бальзак, обладавший необычайной способностью если не разгадывать, то превращать таинственные истории магическим воображением в сюжеты великолепных романов. Два из них — «Шуаны» и «Темное дело» — прямо связаны с Великой французской революцией. И в других произведениях он часто напоминал о событиях революции, о судьбах ее людей. Без этого, пожалуй, невозможно было бы создать бесподобно верные картины жизни Франции конца XVIII — начала XIX века. Ведь над историей всей Европы еще столетие витал грозный призрак революции. Однако «тайны монтаньяров» так и остались у Бальзака неиспользованной темой.

На первый, поверхностный, взгляд это можно объяснить отсутствием каких-либо тайн. Монтаньяры — самая смелая, передовая группа французских революционеров XVIII века — действовали совершенно открыто, гласно, публично. Они были на виду у народа и много, красноречиво, откровенно говорили о себе сами. Вожди монтаньяров — Жорж Дантон, Максимилиан Робеспьер, Жан-Поль Марат — обладали замечательным ораторским даром.

Но все же в определенном смысле тайны монтаньяров существовали. То были не столько лежащие на поверхности секреты, заговоры или интриги, сколько неразгаданная путаница характеров и стремлений, непредсказуемость сталкивавшихся между собой честолюбий, сложность социальных и политических пружин многих явлений того драматического времени.

И сейчас, спустя 200 лет, эти тайны до конца не раскрыты, хотя ни об одном событии всемирной истории не написано так много, как о Великой французской революции. Ей посвящали свои труды историки. Она привлекала внимание многих выдающихся писателей. О ней часто размышляли профессиональные политические деятели. Обстоятельство весьма знаменательное, ибо объясняет, почему необъятный поток литературы о революции не только не прояснил ее до конца, но даже запутал.

Революция служила и продолжает служить средством политической борьбы, ее опыт используется для идейного оправдания самых неожиданных дел, благо противоречивая, яркая, насыщенная идеями, надеждами и страстями, она давала и дает прецеденты на любой случай.

Может быть, иначе обстоит дело с многочисленными биографическими сочинениями о ее героях? Увы, в них беспристрастия и объективности еще меньше. Причина та же — политические склонности, интересы и предубеждения авторов. Посмертная судьба Робеспьера и Дантона, к примеру, повторяет их реальные прижизненные разногласия — биографы, словно облачаясь в костюмы своих героев, продолжают их борьбу между собой. Одни неизбежно идеализируют Робеспьера, принижая Дантона, другие, подчеркивая величие Дантона, стремятся умалить авторитет Робеспьера.

Однако споры об этих героях революции кажутся легкой перепалкой по сравнению с яростью, кипящей до сих пор из-за Марата. Кто он, исчадие ада или образ божественного откровения? Его истерические заклинания одни считают бредом сумасшедшего, а другие — гениальными пророчествами, сравнимыми лишь с откровениями библейских пророков вроде Исайи. Действительно, сострадание к униженным и оскорбленным сочеталось в нем с бешеной злобой, ненавистью к тиранам и врагам революции. В самом ее начале, когда все наивно радовались осуществлению мечты о свободе и братстве, он первый призвал к террору.

Его ненавидели и боготворили. Шарлотта Корде, вдохновляясь искренними чувствами, пронзила ножом сердце Друга народа. Санкюлоты же, поклонявшиеся ему как Божеству революции, почтили в нем мученика святого дела. По сей день одни объявляют его шарлатаном, другие — несравненным выразителем сути революции.

Только Дантон удостоился персонального памятника в Париже. Но и остальные обрели бессмертие. Возможно, именно благодаря противоречивости суждений о них раскрываются ныне их подлинные черты и своеобразие каждого. Склонные к плюрализму французы создали много интереснейших биографий своих революционных героев.

Что касается наших отечественных авторов, писавших о французских революционерах XVIII века, то над ними тяготеет «злой рок» — укоренившееся убеждение, что представители передового, прогрессивного движения обязательно должны быть идеальными во всех отношениях людьми, вообще не способными совершать какие-либо предосудительные поступки. В результате в изобилии появляются книги о «пламенных революционерах», напоминающие жития святых. В них революцию творят искусственно приукрашенные личности, лишенные слабостей, колебаний, не говоря уже о пороках или преступных склонностях.

Впрочем, идеализация революционеров прошлого свойственна не только нашей историко- революционной литературе. Еще Маркс и Энгельс осуждали канонизацию революционных вождей: «Было бы весьма желательно, — писали они, — чтобы люди, стоявшие во главе партии движения — будь то перед революцией, в тайных обществах или в печати, будь то в период революции, в качестве официальных лиц, — были, наконец, изображены суровыми рембрандтовскими красками во всей своей жизненной правде. Во всех существующих описаниях эти лица никогда не изображаются в их реальном, а лишь в официальном виде, с котурнами на ногах и с ореолом вокруг головы. В этих восторженно, преображенных рафаэлевских портретах пропадает вся правдивость изображения».

К несчастью, подлинная история свидетельствует, что справедливое, в перспективе победоносное движение особенно сильно притягивает к себе карьеристов и проходимцев, лицемерно присоединяющихся к благородному делу ради корыстных целей. Имена Жозефа Фуше, Станислава Фрерона, Жана Тельена, к примеру, фигурировали среди самых известных монтаньяров. Преданность революции они доказывали исключительной жестокостью, доводившей политику террора до крайнего абсурда. Затем они обнаружили столь же чудовищную продажность и реакционность…

В этой книге, в отличие от обычных биографий серии ЖЗЛ, не один, а много героев, хотя главное место уделено, естественно, трем великим вождям монтаньяров — Дантону, Марату и Робеспьеру. Такое «расширение» биографического жанра ведет к более широкому раскрытию среды, в которой они жили и боролись, то есть самой Французской революции и ее главного действующего лица — народа.

Метод сравнительного жизнеописания не зря считается классическим. Он позволяет избежать обычно подстерегающей биографа опасности превратиться в адвоката, а то и апологета своего героя. У автора биографического сочинения неизбежно вырабатывается своеобразный, в чем-то, разумеется, простительный, рефлекс: занимаясь нелегким исследованием жизни и творчества какого-либо одного исторического персонажа, биограф настолько проникается его интересами, что начинает незаметно для себя слепо любить своего героя. По-человечески эта трогательная слабость вполне понятна. Но беда, что от такой сентиментальности страдает истина.

Достоверность, истинность исторических книг зависит и от многого другого. Трудолюбие и добросовестность автора, уровень его знаний, влияние на него предрассудков и заблуждений — все это неизбежно определяет качество труда как в этой, так и в любой другой области человеческой деятельности. Но бывает, что обстоятельства не позволяют сказать людям то, что они думают, вынуждают их скрывать, а иногда искажать истину. В 1939 году в нашей стране вышла очень большая книга, написанная группой авторов по случаю 150-летия Великой французской революции. В ней содержалось много интересного,

Антон Снятовский выпущен под залог

Бывший управляющий филиалом «Дальневосточный» ОАО «Альфа-Банк» Антон СНЯТОВСКИЙ, обвиняемый в хищении у ОАО «Альфа-Банк» более 4 миллиардов рублей, 28 мая 2008 года Фрунзенском судом г. Владивостока освобожден из-под стражи в зале суда в связи с изменением меры пресечения – содержание под стражей на залог в сумме 1 200 000 рублей.

Константин Устюшенко выпущен под залог

Иван Иванович Римкунас — гордость адвокатуры Приморского края покинул ряды адвокатов

Адвокатская коллегия Кавалеровского района бастует

28 мая, пятеро адвокатов, входящих в состав адвокатской коллегии Кавалеровского района отказались работать в районном суде «адвокатами по назначению» (то есть, адвокатами, работу которых оплачивает государство). Дело в том, что, по мнению кавалеровских адвокатов, глава местного суда Николай Молчанов постоянно занижает оплату их труда и подает для оплаты в Судебный департамент края неправильные данные о фактически выполненной адвокатами работе. В итоге все это привело к двухмесячным задержкам выплат за фактически выполненную работу защиты. » Читать дальше: Адвокатская коллегия Кавалеровского района бастует

Жизни находящегося под следствием владивостокского экс-банкира угрожают действия суда

Защитники бывшего управляющего владивостокского филиала «Альфа-банка» Антона Снятовского в очередной раз озабочены тем, как происходит судебный процесс над их подопечным. Дело в том, что и раньше адвокаты утверждали — хищения в размере четырех миллиардов рублей, как установило следствие, Антон Снятовский не совершал. Так, адвокат Александр Смольский, ссылаясь на официальные данные Центробанка РФ, утверждает — такого ущерба у ОАО «Альфа-банк» в официально открытой бухгалтерской отчетности не отражено, однако, именно за нанесение такого ущерба, банкир содержится в СИЗО Владивостока. » Читать дальше: Жизни находящегося под следствием владивостокского экс-банкира угрожают действия суда

В тюрьму с мобильником

Верховный Суд Российской Федерации

Решение

от 31 октября 2007 г. № ГКПИ07-1188
Именем Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Романенкова Н.С.,

при секретаре Бараненко Е.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ш. о признании частично недействующим пункта 146 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. № 189,

в соответствии с пунктом 146 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы лицам, получившим разрешения на свидания с подозреваемыми или обвиняемыми, запрещается проносить в СИЗО и пользоваться во время свидания техническими средствами связи, компьютерами, кино-, фото-, аудио-, видео- и множительной аппаратурой без разрешения начальника СИЗО или лица, его замещающего. » Читать дальше: В тюрьму с мобильником

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА РАСЧЕТА ОПЛАТЫ ТРУДА АДВОКАТАУЧАСТВУЮЩЕГО В КАЧЕСТВЕ ЗАЩИТНИКА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ПО НАЗНАЧЕНИЮ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ ИЛИ СУДА, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СЛОЖНОСТИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, Приказ от 15 октября 2007 года

Адвокатам «по назначению» увеличили размер оплаты труда

Адвокатуру избавили от тендеров и конкурсов. Но государство все равно не доплачивает защитникам

Два дня назад руководитель Адвокатской палаты Приморского края (АППК) Борис Петрович Минцев вернулся с очередного заседания Совета Федеральной палаты РФ (ФПА РФ), где он принял участие в рассмотрении ряда важных вопросов.

Во-первых, можно с радостью констатировать, что завершилось недавнее противостояние адвокатов и Министерства экономразвития и торговли РФ. Напоним, что несколько месяцев назад один из департаментов МЭРТ РФ потребовал, чтобы те защитники, которые обслуживают клиентов по назначению ( то есть, когда за гражанина платит государство), принимали участие в конкурсах и торгах на оказание услуг. В противном случае работа адвокатов по назначению просто не оплачивалась. В итоге победила адвокатура: МЭРТ признало свой приказ ошибочным и отозвало его. Во-вторых, теперь все региональные адвокатские образования будут связаны в единую информационную сеть, которая начала работу в июле и получило название «Адвокатура». » Читать дальше: Адвокатуру избавили от тендеров и конкурсов. Но государство все равно не доплачивает защитникам

Ведомство Германа Грефа приравняло адвокатов к чиновникам?

Теперь от защитников требуют проведения конкурсов перед оказанием юридической помощи

Совершенно абсурдная ситуация с оплатой труда адвокатов возникает на территории Российской федерации. Возможно, что Приморье не станет здесь исключением – ведомство Германа Грефа – Министерство экономического развития и торговли РФ (МЭРТ) потребовало, чтобы адвокаты перед оказанием своих услуг «по назначению» (когда за помощь гражданам по уголовным делам платит не клиент, а государство) проводили конкурсы. Работу адвокатов «по назначению» регламентируют ст. 50 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ, вступившего в силу в 2003 году, которые четко оговаривают такой момент: если у подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) нет денег на оплату труда защитника, юридическая помощь оказывается ему за счет федерального бюджета. » Читать дальше: Ведомство Германа Грефа приравняло адвокатов к чиновникам?

Встреча с корифеем приморской адвокатуры

Еще одного адвоката из бюро «36 часов» хотят привлечь к уголовной ответственности.

«Дело о контрабанде» становится чрезвычайно скандальным.

Завтра, 31 июля, в 14 часов в здании федерального суда Ленинского района Владивостока состоится весьма скандальное судебное заседание: по ходатайству 1-го заместителя Генпрокурора РФ Виктора Гриня будет поставлен вопрос о привлечении к уголовной ответственности сотрудника адвокатского бюро «36 часов» Алексея Брагина по двум статьям УК РФ – 303 и 306. Обе статьи карают за организацию заведомо ложного доноса. » Читать дальше: Еще одного адвоката из бюро «36 часов» хотят привлечь к уголовной ответственности.

Адвоката Брагина Генпрокуратура РФ сможет привлечь к уголовной ответственности

Судебная практика Приморья: на основании спорных показаний бывшего клиента, защитника могут привлечь к ответственности

Сегодня федеральный суд Ленинского района Владивостока дал заключение о том, что в действиях адвоката Алексея Брагин, сотрудника бюро «36 часов», усмотрены признаки преступления по ст. 303 (подстрекательство к даче заведомо ложных показаний) и 306 (заведомо ложный донос) УК РФ. Пресс-служба АППК уже сообщала о том, что по ходатайству 1-го заместителя Генпрокурора РФ Виктора Гриня поставлен вопрос о привлечении к уголовной ответственности сотрудника адвокатского бюро «36 часов» Алексея Брагина. Поводом для такой реакции Генеральной прокуратуры стали показания одного из жителей Находки, арестованного летом 2006 года по подозрению в причастности контрабанде. Речь идет о 151 вагоне с контрабандой товаров народного потребления. » Читать дальше: Адвоката Брагина Генпрокуратура РФ сможет привлечь к уголовной ответственности

Банкир Снятовский медленно умирает в СИЗО Владивостока

Инвалид проходит по сомнительному обвинению в краже пяти миллиардов рублей

Завтра, 10 июля, во Владивостоке начнется четырехдневный обучающий семинар для адвокатов, посвященный работе суда присяжных

Завтра, 10 июля, во Владивостоке начнется четырехдневный обучающий семинар для адвокатов, посвященный работе суда присяжных. Организаторами мероприятия стали Адвокатская палата Приморского края (АППК) и Американская ассоциация юристов (АВА). » Читать дальше: Завтра, 10 июля, во Владивостоке начнется четырехдневный обучающий семинар для адвокатов, посвященный работе суда присяжных

Сотрудники РНБ — деятели науки и культуры

Молчанов Николай Степанович

Из казаков. Родился в семье учителей. В 1913 отец оставил пед. деятельность и переехал с семьей в Барнаул, где работал в мест. союзе кооператоров. В авг. 1917 он погиб в ж.-д. катастрофе, матери пришлось содержать семью, работая в нач. школе, затем в б-ке в кач-ве зав.

В 1923 М. переехал в Ярославль в семью дяди, продолжал учиться в сред. школе. В 1927 окончил школу-девятилетку в Таганроге и поступил на ЯМФАК ЛГУ. Во время учебы в ЛГУ проходил практику в газ. «Голос пахаря» (Борисоглебск), «Крас. знамя» (Владивосток), был спец. кор. передачи «Рабочий радиополдень» на ленингр. радио.

По окончании ЛГУ (1930) несколько месяцев работал лит. сотр. журн. «Вокруг света» (Ленинград), затем уехал в Алма-Ату, где был зав. сектором район. печати в ред. краевой газ. «Сов. степь». В Казахстан М. уехал вместе с О. Ф. Берггольц, женой и сокурсницей.

В 1932 М. призван в ряды РККА, но вскоре демобилизован по болезни и возвратился в Ленинград. Работал в секторе печати газ. политупр. Ленингр. воен. округа «Крас. звезда», затем (1933—34) инструктором-методистом оборон. комис. орг. к-та Союза сов. писателей. После ликвидации комис. в сент. 1934 поступил в аспирантуру лит. отд-ния Гос. Акад. искусствознания. В марте 1938 в ЛГУ защитил дис. на степень канд. филол. наук «К проблеме Пушкина в 60-е годы».

В 1935—36 М. вел консультац.-библиогр. и метод. работу в науч.-техн. б-ках города, в коллекторе науч. б-к Ленокогиза, в опорной б-ке Дома техники, занимался также массовой полит.-просвет. работой в профсоюз. б-ках, читал лекции.

4 июня 1938 зачислен в ПБ б-рем 1-го р. массового отд., вскоре переведен на должность гл. б-ря. Согласно первонач. договоренности при поступлении на работу М. просил зачислить его в штат Рукоп. отд., а назначение в массовый отд. предполагалось как врем., однако «с возложенной работой справлялся хорошо» и в 1939 он назначен зам. зав. ОМР, заменив заболевшего зав. отд. В. М. Папина. Им были подгот. выст. «Плакат времен гражданской войны», к юбилеям В. М. Молотова и Г. К. Орджоникидзе и выст.-передвижка для подшеф. госпиталя. Состоял чл. комис. по разраб. мероприятий к юбилею ПБ. Но прогрессирующее нервное заболевание не позволило М. продолжить работу в ПБ, и 16 марта 1940 он был уволен по собств. желанию.

В 1942 при бомбардировке города во время дежурства на крыше был ранен.

М. посвящены мн. стихотворения О. Берггольц воен. поры («И под огнем на черной шаткой крыше…», «О, если бы дожить…», «Мне не поведать о моей утрате…» и др.). Она обращается к его образу и в поэмах «Памяти защитников», «Твой путь». Он — прообраз Никиты в пьесе «Рождены в Ленинграде».

Умер М. в блокадном Ленинграде, похоронен в братской могиле на Пискаревском кладб.

Соч.: К проблеме Пушкина в 60-е годы: Тез. к дис. … канд. филол. наук. Л., 1938.
Рец.: История одной темы: Заметки читателя о кн. стихов Н. Брауна // Молодая гвардия. 1934. № 5; Лирическая биография по книге стихов А. Гитовича «День отплытия» // Лит. современник. 1937. № 10; Белинский В. Г. М. Ю. Лермонтов: Ст. и рец. Л., 1940 // Звезда. 1940. № 12.
Лит.: Берггольц О. Ф. Избр. произв. Л., 1983; Ее же. Собр. соч.: В 3 т. Л., 1988. Т. 1; Ее же. Пьесы и сценарии. Л., 1988; Банк Н. Б. О. Берггольц: Критико-биогр. очерк. М.; Л., 1962; Берггольц О. Ф. Из дневника // Звезда. 1990. № 5—6; Солсбери Г. 900 дней: Блокада Ленинграда: Пер. с англ. М., 1994; Наппельбаум И. М. Угол отражения: Краткие встречи долгой жизни. 2-е изд. СПб., 1999.
Хроника войны; Дневники и восп.
Арх.: Арх. РНБ. Ф. 10/1; ОР РНБ. Ф. 1407, д. 21, 28, 56.
Иконогр.: Берггольц О. Ф. Пьесы и сценарии.

ГУФСИН России по Свердловской области

Федеральная служба исполнения наказаний РФКалинин Юрий Иванович, генерал-полковник; Москва, ул. Воронцово Поле, 4а (приемная); Москва, ГСП-1, ул. Житная, 14 (прием корреспонденции); тел. (095) 206-0051; http://guin-uis.ru

Руководство

ГУФСИН по Уральскому ФОПересторонин Сергей Валентинович, генерал-майор Екатеринбург, ул. Репина, 4а; тел. (3432) 223-4106

Тавдинское УЛИУ (И 299)Левитин Борис Яковлевич, полковник; Свердловская обл., г. Тавда, пос. Белый Яр, ул. Строителей, 1; тел. (34360) 2-1820

Уральское УЛИУ (АБ 239)Молчанов Николай Алексеевич (и. о.), полковник Свердловская обл., Серовский р-н, пос. Сосьва, ул. Свердлова, 1; тел. (34315) 4-4023

УФСИН по Курганской области (ОФ 73)Богданов Анатолий Владимирович, полковник Курган, ул. Анфиногенова, 104; тел. (35222) 56-7301

ГУФСИН по Свердловской области (УЩ 349)Ткачев Николай Евгеньевич, генерал-майор Екатеринбург, ул. Репина, 4а; тел. (3432) 223-3688

УФСИН по Тюменской области (ЯЦ 34)Вахов Александр Иванович, полковник Тюмень, ул. Ялуторовская, 42а; тел. (3452) 24-6838

УФСИН по Ханты-Мансийскому АО (ИР 99)Январев Владислав Анатольевич, полковник Сургут; тел. (3462) 39-9030

ГУФСИН по Челябинской области (ЯВ 48)Жидков Владимир Семенович, генерал-майор Челябинск, ул. III Интернационала, 116; тел. (3512) 33-6691

ОФСИН по Ямало-Ненецкому АО (ОГ 98)Замша Анатолий Сергеевич, полковник Пос. Харп, ул. Гагарина, 1а; тел. (34948) 7-3612

В Санкт-Петербурге
октябрь, 04, 2018 год
4 °C

Читают все

Н овости партнёров

L entainform

Опубликован протокол допроса Ольги Берггольц рабочими завода о ее любовных связях

06/07/2012

75 лет назад, в 1937 году в СССР начался «большой террор». Хочу предложить вниманию читателей уникальный подлинный документ 1937 года – «Протокол № 14 заседания партийного комитета завода «Электросила» имени С. М. Кирова от 29 мая 1937 г.», на котором из кандидатов в члены ВКП (б) исключили Ольгу Берггольц (поскольку она писала историю завода для серии «История заводов и фабрик», то была прикреплена к парторганизации завода).

П ротокол находится в архивном деле (ЦГАИПД СПб), которое по моему заявлению было рассекречено 16 мая 2012 г., причем еще в прошлом году его мне бы не выдали, поскольку в нем содержится то, что сотрудники архива называют «личными тайнами», имея в виду компрометирующую (по их мнению) информацию. Действительно, на заседании парткома обсуждались отношения (в том числе любовные) Берггольц с генсеком РАПП Леопольдом Авербахом, ее «аморальное поведение», измена мужу и т.п. А срок запрета на личные тайны – 75 лет. Но все сложилось удачно, 75 лет истекли именно сейчас, к 75-летнему юбилею 37 года.

С современной точки зрения все это представляет интерес информацией о нравах эпохи, которые предшествовали заключению Берггольц в тюрьму 14 декабря 1938 г. До сих пор эта часть биографии известна очень мало, преимущественно по газетным материалам, поскольку дневники Берггольц за этот период, хранящиеся в Российском гос. архиве литературы и искусства, по неизвестным причинам так и остаются неизданными. Их и не издают, и к ним не подпускают исследователей.

Что касается нравов, то тут многое любопытно, особенно забавно выглядят попытки членов парткома добиться от молодой женщины признания, зачем она имела связь с Авербахом (в 1931 г. ей 21 год, ему 28), зачем они катались на авто… Рабочие люди пытались выявить следы заговора даже в занятиях сексом. Кстати, на заседании 29 мая Берггольц уже отрицала интимную связь, хотя в начале мая 1937-го на парткоме ЛО ССП с перепугу в ней созналась. Теперь ей не верят, когда она говорит, что секса не было, уверены, что она не только занималась сексом, но в промежутках еще и устраивала с Авербахом политический заговор. И требуют деталей.

Другой аспект ценности протокола связан с тем, что в партархиве (ЦГАИПД СПб) документов Союза писателей 1930-х гг. нет – якобы они были уничтожены в самом начале войны. Когда бы они ни были уничтожены на самом деле, причина ясна: желание замести следы преступлений периода «большого террора». В ЦГАЛИ СПб документов Союза писателей 1937 – 1938 гг. также нет, их также уничтожили. Отсюда уникальность этого документа из фонда парторганизации «Электросилы». На ХХ съезде А. И. Микоян сказал, что пора писать историю не по газетам, а по архивным документам. Историю Ленинградской писательской организации 1930-х гг. по архивным документам уже не написать ввиду их отсутствия. Этот протокол – одно из уникальных исключений.

Чтобы было понятно, о чем говорят на заседании, дам краткую справку по истории РАПП. В 1925 – 1932 гг. существовала Российская ассоциация пролетарских писателей (ее генсеком был Л. Авербах, племянник Свердлова), которая боролась с непролетарской литературой. Наряду с РАПП существовало и множество других литературных объединений, но РАПП претендовала на доминирующую роль. В апреле 1932 г. было принято постановление ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций», которым РАПП был ликвидирован, причем Сталин обманул Авербаха: вроде бы обещал ликвидацию всех организаций, кроме РАПП, который должен был превратиться в ССП СССР, но в итоге РАПП уничтожили, а в 1934 г. в единый ССП на общих основаниях вошли и партийные, и пролетарские, и непролетарские писатели, и даже попутчики. А Авербах не вошел в правление, его отправили на низовую партработу на Урал.

В 1937 г., когда развернулся «большой террор», в писательской среде его провели под знаменем 5-летия постановления ЦК о перестройке литературных организаций. Главным обвинением была не только близость к руководству РАПП до 1932 г., но и соучастие уже после 1932 г. в попытках сохранить структуры РАПП внутри ССП СССР, законсервировав их в виде тайных «троцкистских групп».

Берггольц оказывается виновной даже в том, что в 1926 – 1927 годах была женой Бориса Корнилова, в 1937 г. объявленного врагом: не проявила, выйдя за него замуж в 16 лет, партийной бдительности. Виновна и в том, что ее сестра Мария – жена Юрия Либединского, которого в Ленинграде объявили троцкистом и врагом народа.

Б. Корнилов и О. Берггольц, 1929 г.

Стиль выступлений трех писателей, специально явившихся на «Электросилу», чтобы поддержать обвинения Берггольц, характеризует обстановку в Ленинградском отделении Союза советских писателей СССР. Например, Решетов явно шпионил за Авербахом и Берггольц – явился в гостиницу и застал их во время полового акта, о чем рассказал на заседании. А в 1956 г., после ХХ съезда, уже изображал из себя старого друга Берггольц.

Капица – член парткома парторганизации ЛО ССП, известно, что он написал ложный донос на А. Горелова, который в 1934 – 1937 гг. руководил ЛО ССП. Последний подвиг Капицы – участие в травле Иосифа Бродского в 1963 – 1964 гг.

Помимо трех писателей еще восемь человек, присутствующих на заседании, – это члены парткома. И еще восемь – парторги цехов.

Партком «Электросилы» поручил выяснить обстоятельства дела в Союзе писателей Волкову и Смирнову, двум парторгам цехов, утвержденным на заседании парткома 20 мая 1937 г.

Волков Николай Платонович (род. 1902), социальное происхождение рабочий, по профессии токарь, на заводе с 1930 г., образование в объеме неполной средней школы, политическое образование – курсы пропагандистов при Доме политпросвета. Было партвзыскание: во время чистки в 1929 г. — выговор за посещение ресторана «Бар», выговор снят в 1935 г. Был зав. партшколой, пропагандистом по истории партии. Парторг цеха средних машин.

Смирнов Павел Сергеевич (род. 1905), социальное происхождение – из крестьян, по профессии кочегар, на заводе с 1930 г., образование низшее (в протоколе написано: «нисшее»), политическое образование – райкомвуз. Парторг цеха крупных машин.

Итак, токарю и кочегару с «нисшим» образованием и было поручено отправиться в Дом писателя, чтобы провести проверку деятельности писателя Берггольц, а потом доложить парткому. Рабочий класс эту задачу выполнил.

Протокол № 14 заседания партийного комитета завода «Электросила» имени С. М. Кирова от 29 мая 1937 г.

СЛУШАЛИ:
Разбор дела Берггольц о связи с троцкистскими контрреволюционными элементами, с группой Авербаха

Присутствовали: Представители от Союза Писателей т.т. КАПИЦА, БРЫКИН, РЕШЕТОВ, БЕРГГОЛЬЦ.

БЕРГГОЛЬЦ Ольга Федоровна, рождения – 1910 г., социальное положение – служащая, кандидат ВКП (б) с 1932 г., канд. карточка № 0212237, образование – высшее, член ВЛКСМ с 1928 г., специальность — писатель, прикрепленная к заводской парторганизации в качестве редактора – автора «Истории завода». Работает в Союзе Советских Писателей. Проживает ул. Рубинштейна, д. № 7, кв. 30 – о причинах исключения ее из членов Союза Писателей, о связи с Авербахом и другими врагами народа.

Тов. ВОЛКОВ – По поручению партийного комитета я и т. СМИРНОВ ездили в Союз Писателей по делу Берггольц. Ознакомившись с протоколами партийного комитета и партийной группы Правления ЛОССП от 5/V, 14/V, 15/V и 17/V, на которых обсуждался вопрос о группе литераторов, примыкавших к троцкистской группе в литературе Авербаха и других. Выяснилось, что Берггольц до последнего времени была связана с врагом народа Авербахом, знала его стремления сколотить свою троцкистскую группу в Ленинграде и ничего не предпринимала для его разоблачения. Об этом она сама рассказывает на собрании партийной группы, что записано в протоколе от 6-го мая. Она также знала о неприязненном отношении Авербаха к тов. КАГАНОВИЧУ и статье Авербаха о Московском Метро, которая была выражением подхалимства – излюбленным методом работы троцкистских негодяев. Берггольц не разоблачила Авербаха. Берггольц защищала Горелова, Добина, Майзеля, создавая условия для протаскивания Гореловым троцкистских взглядов в газете «Литературный Ленинград», в которой Берггольц работала ответственным секретарем. Все поведение Берггольц на партийных собраниях выражается стремлением не разоблачить, а скрыть троцкистские охвостья в ЛОССП, что очень характерно выразил в заключительном слове председатель собрания. Приводим выдержку из его выступления: «Правильно говорили о гнилости Берггольц. У тебя жизнь сложилась так, что до сих пор ты ищешь и находишь опору в Авербахе, причем не с точки зрения политической, а с точки зрения интимной, личной. Твои взаимоотношения с Макарьевым, Авербахом, Беспамятн ым, который был секретарем Авербаха и который думал устроить какой-то реванш – ты это знала и скрыла. Скрыла и связь с Ю. Германом, Макарьевым. Разве ты помогаешь разоблачать?»

Исходя из вышеизложенного, считают, что решение собрания парторганизации Ленинградского Отделения Союза Писателей о постановке вопроса перед парторганизацией завода об исключении из партии Берггольц – правильным.

БЕРГГОЛЬЦ – Те обвинения, которые предъявляют мне, — очень тяжелые обвинения. На заводе обо мне мнения были неплохие. Что касается моей связи с Авербахом — я с ним познакомилась как с руководителем Союза Советских Писателей. Я состояла в ССП еще раньше, потом меня исключили. С Авербахом меня познакомил Либединский. Авербах был в то время на положении вождя, пользовался громадным авторитетом. Все с ним были в очень хороших отношениях. В то время «Молодая гвардия» хотела меня привлечь к литературной работе, а Авербах хотел меня оставить в Союзе Писателей, считая меня незаменимой в области детской литературы. Меня приняли в РАПП. Выделили секретарем «Литературной газеты». После этого я Авербаха не видела месяцев восемь. Затем с РАППа ушла, поступила на завод «Электросила». В декабре 1933 г. Авербах приехал в Ленинград как ответственный редактор «Истории фабрик и заводов» и представитель альманаха «Год 16-й». Моя большая политическая слепота была в том, что я не поняла его тогда. Однажды он приезжал вместе с Берманом ко мне в выходной день на квартиру с приглашением покататься на машине. Зимой 1933 г. я Авербаха видела последний раз. Авербах пытался сколотить группу писателей вокруг себя в Ленинграде, чтобы противопоставить ее решениям ЦК партии. У меня идейных связей с ним не было никогда. Поручения от него не получала и близких отношений с ним не было. Я считала, что раз партия ему доверила такой важный участок, то наверное человек проверенный. В 1934 г. Авербах был отправлен на Урал. В это время я с ним обменялась одним письмом. Он мне о своих взглядах никогда ничего не говорил. С мая 1934 г. у меня с ним не было ни встреч, ни переписки. В шайку его приспешников я никогда включена не была, о его планах не знала ничего. Я не знала, что Авербах был тем, чем его обнаружили и раскрыли. Теперь мне все стало ясно и понятно. Повторяю, у меня с ним ничего не было, я только была с ним знакома. У меня были возможности его раскусить, но сознавая, что он член партии и такой авторитет, упускала, теперь считаю ошибкой.

В «Литературном Ленинграде» я работала честно и добросовестно. После процесса повелась большая работа по выявлению троцкистов, зиновьевцев и т.д. Были конфликты Майзеля, Горбачева, Горелова и других. Я вместе с Майзелем отдыхала в доме отдыха, но там он ничего не говорил о своих взглядах и о троцкизме. Он однажды принес мне статью просмотреть. Я сказала, что такую статью нельзя печатать. Он предложил выправить, но я не предполагала, что он троцкист. Когда на Парткоме стоял вопрос о Горелове, я за него не выступала, а осуждала его ошибки. Моя ошибка заключается в том, что я передоверяла работу газеты Добину и другим, а не вникала в суть сама.

Я знаю, что мои ошибки не оправдываются этими доводами. Все, что было написано в печати, — это верно. Я виню себя, что до появления в печати ничего не замечала и не предпринимала. О заслугах своих говорить я не буду, так как их у меня мало. Раньше об авербаховщине молчали и мало кто знал об этом, а теперь об этом шумят.

ЛЕОНОВИЧ – Как с книгой «История нашего завода?
Ответ: Книгу пишу, полностью написано до 1918 г. и отрывки из 1-й пятилетки.

КАПИЦА – Какие от Авербаха письма имели содержание?
Ответ: Не партийного, а литературного характера.

ЕВСЕЕВ – Какие взаимоотношения с Добиным у тебя были?
Ответ: Добин сначала показался мне хорошим человеком, авторитетным. 2-го февраля у т. Щербакова было совещание. Добин был болен. Услышав о речи т. Щербакова – он осуждал эту речь и речь Горелова. Чумандрину я говорила об этом до ареста Горелова и исключения Добина, он согласился со мной и всё.

т. ПУГИН – Непонятно, почему вы отказались от предложения Авербаха работать у него.
Ответ: Он приглашал, но я отказывалась и решила идти работать на «Электросилу».

т. СУЕТОВ – Авербах восхвалял ваши способности и считал незаменимой, потом он выехал, и вы должны были знать, что он развалил работу, и все-таки держали с ним переписку.
Ответ: Я всего об этом не знала.

т. СУЕТОВ — В газете писали, что вы выступали на партийном собрании Союза Писателей в защиту Авербаха.
Ответ: Неправда, я в его защиту не выступала. Многие переоценивают мою связь с Авербахом.

т. КРУЛЬ – О чем же вы с Авербахом говорили, на какую тему беседовали.
Ответ: В том и беда, что я ничего конкретного сказать не могу. Особенного мы с ним ничего не говорили, а на машине ездили ради прогулки.

т. КРУЛЬ — Ради чего же вы встречались с Авербахом?
Ответ: Как знакомые. Беседы носили частный характер и о литературе. Он давал задания, кого привлекать к участию в альманахе и т.д. На политические темы или особых разговоров не было.

т. КРУЛЬ – Ты знала о решении ЦК и что Авербах сколачивал группу?
Ответ: О решении ЦК знала, но не знала, что Авербах сколачивал группу.

т. СУЕТОВ — Она говорила, что она была исключена из РАППа, с чем же она была не согласна?
Ответ: Мои книжки систематически отклонялись, считали, что они непролетарские, и другие причины.

т. ФЕДИН – С Авербахом разговоров на политические темы не вели, как понять, что вы были с ним в дружественных отношениях?
Ответ: В 1931 г. Авербах хотел, чтобы я вышла за него замуж, он был в меня влюблен. Я отказалась. Он мужем моим не был. Я написала тогда же мужу в Казахстан, чтобы он выехал, а Авербаху сказала тогда, чтобы он не надеялся на меня. Муж приехал, и его за это исключили из комсомола. Муж в 1932 г. написал в парторганизацию РАППа заявление, где Авербаха называл политическим авантюристом и литературным проходимцем. Я испугалась этого, т.к. Авербах был на высоте своего положения в то время, но конфликта тогда не получилось.

т. КРУЛЬ – Ты жена Молчанова, имела дочь, а вела себя так вульгарно, с другими крутила, в машинах кататься ездила, по ресторанам ходила, по 3 часа просиживала с ним – чем это объяснить?
Ответ: Это было простое знакомство, а я себя вульгарно не вела. Авербах был человек остроумный, веселый. Все считали за удовольствие пойти к нему посидеть. Теперь я убедилась, что муж мой был прав в свое время, назвав его политическим авантюристом.

Н. Молчанов и О. Берггольц, 1930 г.

т. ФЕДИН – Расскажи о связи с Беспаловым .
Ответ: В быту он безупречен был. Молчанов, с которым я живу, познакомил меня с ним в 1930 г. в Казахстане. У меня умерла младшая дочь, муж страдал припадком. Потом заболела старшая дочь. Сама хворала. Эти несчастья сильно угнетали меня. Я работала, чтобы содержать семью и забыться. А с Беспаловым просто была знакома, совместной жизни с ним не было.

т. КРУЛЬ – Как задания давал тебе Авербах?
Ответ: Только по подбору людей в участии в Альманахе . О подборе подпольной писательской группы стали говорить только в апреле мес . А до этого я ничего не знала. Авербах был такой пройдоха, что он ясно мне не передавал свои взгляды.

Ошибки, которые я совершила, это первые ошибки, которые я совершила за всю свою жизнь. Меня упрекают, что не разоблачила я Либединского и других. Он муж моей сестры. Я с ним держала связь, но не дружила. Он был очень тяжелый человек, мы часто с ним ругались.

ПРЕНИЯ

Тов. КАПИЦА – представитель Союза Советских Писателей.
Берггольц на нашем собрании говорила больше, чем здесь у вас. У ней знакомство с Авербахом было основательное, из многих знакомых исключены и арестованы теперь. У ней было стремление к людям с высоким положением. Это непартийное отношение. Она хотела пройти выше, к Авербаху, а это можно было добиться через Крючкова (который тоже сидит). Союз Советских Писателей предлагает ее исключить.

Вопрос т. ФЕДИНА к т. КАПИЦА: А кто был Либединский?
Ответ: Либединский – троцкист, разложившийся человек.

Тов. БРЫКИН – представитель Союза Советских Писателей.
Авербах и группа вели работу по созданию новой подпольной группы. Фадеев, Панферов и др. игнорировали Горького, они задержали несколько писем Ромен Роллан . Эта группа пыталась ввести Авербаха в новое руководство ССП. Они перетаскивали людей и представляли хорошими романистами, а эти люди на самом деле даже письма не могли писать. Эта группа была кадрами Троцкого. Берггольц тоже была и вращалась в этой группе. Она всей правды не сказала, она вела себя неискренне. Ольга Берггольц неглупый человек, политически развитый и культурно. Она хотела вращаться в кругу власти имущих. Дружила с Авербахом – генеральным секретарем РАППа. У ней была с ним тесная связь, вела с ним переписку. Была связана с Макарьевым – правой рукой Авербаха, ныне расстрелянным. К Горькому не всякий мог попасть, но она через связь с Авербахом была у него. Опередила в этом других писателей. Она жила с Корниловым, дружила с Германом и т.д. Это стыдно признаться, что у нас был такой коммунист. Что из себя представляет Ольга Берггольц? Она еще не доросла быть кандидатом партии, моральное состояние ее очень низкое. В ней ничего здорового нет. Все ее друзья по арестованы и выгнаны из партии. Она умная женщина и развитая, но она виляет и многое скрывает.

Тов. РЕШЕТОВ — Самое неприятное и тяжелое это то, что она пришла в такую организацию и вместо откровенного признания все скрывает, не хочет быть искренней. Когда припирали к стенке, немного поддается. Я свидетель того, что она была связана с Авербахом. Однажды я вошел в гостиницу к нему, долго звонил, наконец, мне открыл дверь Авербах, красный, растрепанный, и покрыл меня матом, что я помешал в такой момент. Там была Ольга Берггольц. Ее муж Н. Молчанов хороший человек, военный. Она говорит, что он болен, но ясно, что она довела его до этого. Авербах, Беспамятнов, Макарьев и др. – вот за кем она гонялась

БЕРГГОЛЬЦ
– Во мне много очень плохого, но, думаю, что есть элементы и хорошего. У Горького я была один раз. Меня привел к нему Маршак. Говорить, что я попала к Горькому через Авербаха и других – неверно. Говорят, что у меня целая цепь ошибок. Да, мне это очень тяжело принять. До последнего момента я не теряла связи с заводом. Моя работа мне нравится, и я люблю ее. Выступающие т.т. Решетов, Капица и Брыкин сами были на неправильной линии, а стараются только меня обвинить.

Тов. КРУЛЬ — А что т.т. Решетов, Брыкин и Капица сказали правильно о тебе? Скажи.
БЕРГГОЛЬЦ – Они правильно сказали обо мне, что во мне много обывательщины. За связь мою с Авербахом критиковали правильно, о связи с Беспамятн ым тоже в основном правильно. К Добину у меня было неправильное политическое отношение. О бытовом разложении моем неверно сказано. Если есть у меня ошибки, то нельзя считать, что я конченный человек. Мне 27 лет, я могу быть полезным человеком и исправиться. Прошу оставить меня в партии, в любых условиях постараюсь доказать свою полезность.

Тов. СМИРЯГИН
— Товарищи из Союза Писателей выступали, что у Берггольц была тяга к высоким людям Авербаху и др. Ответа на это она не дала нам. Очевидно, она не договорила до конца того, что есть на самом деле. Нельзя снимать долю вины нашей парторганизации, т.к. у нас Берггольц с 1931 г. Мы не сумели вовремя приостановить ее стремления, не сумели воздействовать на нее и не допустить до этого. Она не может быть в партии.

Тов. СУЕТОВ – Берггольц своей полуторачасовой речью много говорила, но конкретного ничего не сказала. Я сомневаюсь, чтобы она, имея такую дружбу с Авербахом и и авербаховцами, не знала их целей и идей. Предлагаю ее исключить из партии.

Тов. ЕВСЕЕВ – Бросается в глаза ее неискренность. Мне припоминается, еще после 1929 г. примерно до 1931 г. было в РАППе какое-то грязное дело, не помню точно, какое, но там тоже участвовал Авербах. И в то время об Ольге Берггольц шли нехорошие разговоры Предлагаю исключить ее из партии.

Тов. ФЕДИН – В Берггольц много карьеризма и стремления к верху. Что, если не карьеризм, заставило ее изменять хорошему человеку, своему мужу Н. Молчанову, доводить его до 60-ти припадков в течение 2-х суток, а связаться с Авербахом, плешивым, некрасивым, как она говорит. Муж ее пишет в Союз Писателей заявление, что Авербах политический авантюрист и литературный проходимец, муж, видно, поплевывал на авторитет Авербаха, а она, Берггольц, испугалась, заволновалась, затрещала ее шкура карьериста. Результат получился такой, что Авербах ее обманул, муж стал больной, а ее жизнь, как видно, не научила . Решение может быть одно: исключить из рядов партии.

Тов. Леонович – Мне кажется, что политические разговоры у Берггольц с Авербахом были. Она говорила, что он внешностью не отличался, но в нем что-то было, что ее привлекало к нему. Мне кажется, что литературные труды Берггольц переоцениваются. Она давно взялась работать по истории нашего завода, давала сроки, но до сих пор эта книга не готова. Я на 10-м съезде ВЛКСМ был на галерке гостем, оказывается, что и Берггольц там была. Это определенно протекционизм, тяга к новым высоким знакомствам. Нужно ее освободить от звания кандидата ВКП (б).

Тов. КРУЛЬ
– Не может быть, чтобы с Авербахом были у ней чисто интимные отношения. Она знала, что Авербах сколачивал группу, а молчала. Считаю, что Берггольц нужно исключить из ВКП (б).

ПОСТАНОВИЛИ:

За связь с чуждыми людьми на литературном фронте, врагами народа Авербахом, Макарьевым, Майзелем и др., за противодействие в разоблачении вредительского руководства Союза Писателей Горелова, Майзеля, Беспамятнова и др., за потерю политического лица как в партийном, так и в бытовом отношении, за неискренность при разборе дела на партийном комитете – ИСКЛЮЧИТЬ БЕРГГОЛЬЦ ИЗ КАНДИДАТОВ в ЧЛЕНЫ ВКП (б).

В ноябре 1937 г. Берггольц была уволена с завода «Электросила». Но до ареста 14 декабря 1938 г. успела добиться восстановления в партии, впрочем, после ареста была опять исключена на заседании парткома «Электросилы» 22 декабря 1938 г., что было подтверждено решением Московского райкома ВКП (б) от 5 января 1939 г. Все это совершалось уже в отсутствие Берггольц, сидевшей в тюрьме. Однако после выхода на свободу Ольга была снова восстановлена в партии решением бюро райкома от 17 июля 1939 г. Без партии Берггольц не могла.

Упомянутые лица

Авербах Леопольд Леонидович (1903 – 1937), критик, публицист; один из основателей РАПП, генеральный секретарь РАПП (1926 –1932); был арестован 4 апреля 1937 г., 14 августа 1937 г. расстрелян.

Берггольц Ольга Федоровна (1910 – 1975), писатель.

Берман Матвей Давыдович (1898 – 1939), заместитель начальника (1930 – 1932), начальник ГУЛаг ОГПУ – НКВД (9 июня 1932 – 16 августа 1937); 24 декабря 1938 г. был арестован, 7 марта 1939 г. расстрелян

Беспамятнов Виктор Васильевич (1903 – 1938), секретарь Ленинградского отделения ССП СССР (до 4 февраля 1937 г.), председатель комиссии по чистке рядов ЛО ССП; был арестован 26 сентября 1937 г., расстрелян 17 февраля 1938 г.

Брыкин Николай Александрович (1895 – 1979), писатель, член РСДРП с мая 1917 г., участник гражданской войны, член Союза писателей СССР с 1934 г., член правления ЛО ССП CCCР (1934 – 1937), был арестован 23 июня 1949 г., в 1949 – 1954 гг. заключенный.

Герман Юрий Павлович (1910 – 1967), писатель.

Горбачев Георгий Ефимович (1897 – 1937), литературовед; арестован 20 декабря 1934 г., 16 января 1935 г. был приговорен к 5 годам тюремного заключения, 10 октября 1937 г. расстрелян.

Горелов (Перельман) Анатолий Ефимович (1904 – 1991), литературовед; первый секретарь Ленинградского отделения ССП СССР (1934 – 1937), главный редактор журнала «Резец» (1929 – 1937), был арестован 11 марта 1937 г., 21 марта 1937 г. приговорен к тюремному заключению на 10 лет; 2 июля 1940 г. срок был уменьшен до 5 лет.

Горький Максим (1868 – 1936), писатель.

Добин Ефим Семенович (1901 – 1977), литературовед, ответственный редактор газеты «Литературный Ленинград» (1935 – 1937).

Евсеев Федор Абрамович (род. 1907), редактор газеты «Электросила» (с 1935 г.), член парткома завода; брат Г. Файвиловича, оргсекретаря Ленинградской ассоциации пролетарских писателей (ЛАПП); на этом же заседании 29 мая 1937 г. за неприятие мер по разоблачению врагов народа было решено поставить вопрос о выводе Евсеева из состава парткома завода.

Капица Петр Иосифович (1909 – 1998), писатель, ответственный редактор журнала «Костер» (1937 – 1938), заместитель редактора журнала «Звезда» (1946 – 1964).

Корнилов Борис Петрович (1907 – 1938), поэт, первый муж О. Ф. Берггольц (1926 – 1927); был арестован 19 марта 1937 г., расстрелян 21 февраля 1938 г.

Круль Иван, секретарь партийного комитета завода «Электросила», был арестован в январе 1938 г., вследствие чего Берггольц испытала большое удовлетворение.

Крючков Петр Петрович (1889 – 1938), юрист, сотрудник ГПУ – НКВД, секретарь М. Горького, был арестован в конце 1937 г., расстрелян 15 марта 1938 г.

Левин Лев Ильич (1911 – 1998), литературовед.

Либединский Юрий Николаевич (1898 – 1959), писатель, муж М. Ф. Берггольц.

Майзель Михаил Гаврилович (1899 – 1937), литературовед, зав. отделом критики журнала «Литературный современник»; был арестован 6 ноября 1936 г., расстрелян 4 ноября 1937 г.

Макарьев Иван Сергеевич (1902 – 1958), критик; секретарь РАПП (1925 – 1932), был арестован 6 апреля 1936 г., приговорен к заключению на 10 лет, реабилитирован в 1955 г.

Маршак Самуил Яковлевич (1887 – 1964), писатель, переводчик.

Молчанов Николай Степанович (1909 – 1942), литературовед, сотрудник Публичной библиотеки (1938 – 1940), второй муж О. Ф. Берггольц (с 1930 г.).

Панферов Федор Иванович (1896 – 1960), писатель, главный редактор журнала «Октябрь» (1931 – 1954 и 1957 – 1961).

Решетов Александр Ефимович (1909 – 1971), поэт.

Роллан Ромен (1866 – 1944), французский писатель; его женой была русская – Майя Кудашева, по неподтвержденным сведениям, знакомству Майи Кудашевой с Р. Ролланом содействовало ОГПУ, под влиянием русской жены Роллан стал поклонником сталинского этатизма.

Фадеев Александр Александрович (1901 – 1956), писатель, один из лидеров РАПП (1926 – 1932), с 1934 г. –член правления и президиума ССП СССР.

Чумандрин Михаил Федорович (1905 – 1940), писатель.

Щербаков Александр Сергеевич (1901 – 1945), оргсекретарь ССП СССР (с 1934 г.), зав. отделом культпросветработы ЦК ВКП (б) (с 1935 г., по совместительству), второй секретарь Ленинградского обкома ВКП (б) (1936 – 1937).

Справка

Авербахи, Свердловы и Горький

У Михаила Свердлова (хозяина граверной мастерской в Нижнем Новгороде) и его первой жены было три сына — Зиновий, Яков, Вениамин, и дочь Софья.

Зиновий был усыновлен Максимом Горьким. Зиновий Пешков дослужился до звания генерала Франции.

Второй сын Яков — первый председатель ВЦИК. Умер в 1919 году.

Третий сын Вениамин, владел банком в Америке. После революции вернулся в Россию, был назначен наркомом путей сообщения. В 1939 году расстрелян.

Софья Свердлова вышла замуж за владельца пароходной кампании Леонида Авербаха. У них родилась дочь Ида и сын Леопольд.

Ида Авербах была замужем за наркомом внутренних дел Генрихом Ягодой. Дослужилась до должности заместителя прокурора г. Москвы. В 1938 году расстреляна.

Леопольд Авербах – возглавлял Российскую ассоциацию пролетарских писателей. В 1937 году Авербах был арестован как троцкист и шпион. Также его обвиняли в смерти сына Горького. Пьяный Максим Пешков уснул на скамейке, заболел пневмонией и умер. Следствие сочло, что Авербах спаивал сына писателя с далеко идущими намерениями. Авербаха расстреляли в 1937 году.

Считается, что черты Авербаха угадываются в председателе МАССОЛИТА Берлиозе из «Мастера и Маргариты» Булгакова .