Адвокат сидоров омск

Коллегия судей Омского облсуда вынесла судье Станиславу БИТЕХТИНУ предупреждение,

и на этом же заседании удовлетворила его заявление об отставке

Квалификационная коллегия судей Омского областного суда 30 сентября вынесла судье Куйбышевского районного суда Станиславу БИТЕХТИНУ (на фото) предупреждение за нарушение процессуальных сроков рассмотрения дел и на этом же заседании удовлетворила его заявление об отставке.

— Судья Станислав БИТЕХТИН был привлечён к дисциплинарной ответственности за нарушение сроков рассмотрения дел. Также коллегия удовлетворила прошение БИТЕХТИНА, поданное ранее, об отставке с 3 октября 2016 года. Поскольку у судьи большой стаж работы, он получит все причитающиеся выплаты и пенсию, — пояснила 3 октября KVnews пресс-секретарь Омского областного суда Анастасия ЛУКЬЯНОВА.

Напомним, судья рассматривал ряд «громких» дел и арестов, но была и одна громкая неприглядная ситуация. Уголовное дело в отношении бывшего начальника Омской таможни Алексея БОЧКАРЕВА поступило в Куйбышевский суд 1 декабря 2014 года, и 24 декабря судья Станислав БИТЕХТИН приступил к его рассмотрению. Представитель гособвинения Севиль ШУКУРОВА зачитала обвинение, Алексей БОЧКАРЕВ заявил, что свою вину полностью не признает, и в заседании был объявлен перерыв до 16 января 2015 года.

Однако 16 января, 20 января и 29 января судебные заседания так и не состоялись (подробно об этом — в газете «Коммерческие Вести» «Ретроспектива двух уголовных дел офицеров таможни БОЧКАРЕВА и МАСЛЕННИКОВА»).

В первом случае суд был отложен, поскольку руководство транспортной прокуратуры, изучив репортажи СМИ, заменило Севиль ШУКУРОВУ. Причиной же стало долгое — более получаса — общение гособвинителя с обвиняемым БОЧКАРЕВЫМ и его адвокатом СИДОРОВЫМ в коридоре суда перед первым заседанием, в то время, как потерпевший отрешенно стоял в стороне.

Потом отстранился от дела и сам адвокат Михаил СИДОРОВ: выяснилось, что он давно знаком и дружит с БИТЕХТИНЫМ, об этом рассказала экс-супруга СИДОРОВА.

29 января в судебном заседании судья Станислав БИТЕХТИН сам поставил вопрос о «доверии суду в связи с публикациями в различных СМИ». Тогда же адвокат потерпевшего Владимир БАДАМШИН, новый адвокат обвиняемого и сам обвиняемый Алексей БОЧКАРЕВ сказали, что они судье доверяют.

10 февраля Станислав БИТЕХТИН, после часа размышлений в совещательной комнате, удовлетворил ходатайство гособвинителя и взял самоотвод по рассмотрению уголовного дела в отношении Алексея БОЧКАРЕВА.

Судья БИТЕХТИН взял самоотвод по уголовному делу экс-главы Омской таможни спустя два месяца

Дело о драке полковника и подполковника таможенной службы в здании на улице Лермонтова предстоит рассматривать новому, пока не назначенному судье Куйбышевского суда

10 февраля судья Куйбышевского районного суда Станислав БИТЕХТИН (на фото), после часа размышлений в совещательной комнате, удовлетворил ходатайство гособвинителя и взял самоотвод по рассмотрению уголовного дела в отношении теперь уже бывшего начальника Омской таможни Алексея БОЧКАРЕВА.

Полковника таможенной службы обвиняют в превышении должностных полномочий (п.»а» ч.3 ст.286 УК РФ). Потерпевшим по делу проходит его бывший подчиненный и теперь тоже экс-начальник организационно-аналитического отдела Омской таможни Игорь МАСЛЕННИКОВ.

Напомним, 2 июня 2014 года между БОЧКАРЕВЫМ и МАСЛЕННИКОВЫМ в здании таможни на улице Лермонтова произошел конфликт. По версии подчиненного, БОЧКАРЕВ сначала его оскорблял, а затем несколько раз ударил по недавно прооперированному тазобедренному суставу и голове. По этому факту Западно-Сибирское следственное управление на транспорте только 9 июля возбудило в отношении БОЧКАРЕВА уголовное дело — за превышение должностных полномочий.

Дело поступило в Куйбышевский суд 1 декабря, и 24 декабря судья Станислав БИТЕХТИН приступил к его рассмотрению. Представительница гособвинения Севиль ШУКУРОВА зачитала обвинение. Алексей БОЧКАРЕВ заявил, что свою вину полностью не признает. В заседании был объявлен перерыв до 16 января 2015 года.

Однако 16 января, 20 января и 29 января судебные заседания так и не состоялись (подробно об этом — в газете «Коммерческие Вести» «Ретроспектива двух уголовных дел офицеров таможни БОЧКАРЕВА и МАСЛЕННИКОВА»).

В первом случае суд был отложен, поскольку руководство транспортной прокуратуры, изучив репортажи СМИ, заменило Севиль ШУКУРОВУ. Причиной же стало долгое — более получаса — общение гособвинителя с обвиняемым БОЧКАРЕВЫМ и его адвокатом СИДОРОВЫМ в коридоре суда перед первым заседанием, в то время как потерпевший отрешенно стоял в стороне.

Потом отстранился от дела и сам адвокат Михаил СИДОРОВ: выяснилось, что он давно знаком и дружит с БИТЕХТИНЫМ. Об этом омским СМИ рассказала экс-супруга СИДОРОВА.

Наконец, 29 января в судебном заседании судья Станислав БИТЕХТИН сам поставил вопрос о «доверии суду в связи с публикациями в различных СМИ». Тогда же адвокат потерпевшего Владимир БАДАМШИН, новый адвокат обвиняемого и сам обвиняемый Алексей БОЧКАРЕВ сказали, что они судье доверяют.

Сегодня, 10 февраля, МАСЛЕННИКОВ на вопрос БИТЕХТИНА, а доверяет ли сам потерпевший суду, ответил:«У меня двоякое чувство, но я считаю, что нужен самоотвод судьи».

После чего новый гособвинитель Василий ГУМЕНЮК зачитал вслух ходатайство об отводе судьи, мотивируя его тем, что 16 января в Интернете была опубликована информация и фотографии, говорящие «о неформальных и дружеских отношениях» бывшего адвоката обвиняемого СИДОРОВА и судьи БИТЕХТИНА. Поэтому «судья прямо или косвенно может быть заинтересован в исходе дела».

Судья Станислав БИТЕХТИН удалился в совещательную комнату и через час «с учетом мнений всех заинтересованных сторон» ходатайство удовлетворил, взяв самоотвод.

Уголовное дело должно быть передано другому судье Куйбышевского райсуда.

Судья по делу экс-главы Омской таможни взял самоотвод из-за знакомства с адвокатом

В судебном процессе по уголовному делу экс-начальника Омской таможни Алексея Бочкарева, обвиняемого в превышении полномочий, новый поворот. Спустя два месяца председательствующий судья Станислав Битехтин по настоянию прокуроров взял самоотвод. Причиной стали дружественные отношения с адвокатом господина Бочкарева Михаилом Сидоровым, доказательства которых были обнародованы в сети Интернет. В беспристрастности судьи Битехтина сомневался и представитель потерпевшей стороны Игорь Маслеников. Теперь дело будет передано на рассмотрение другому судье.

Вчера на очередном слушании уголовного дела экс-начальника Омской таможни Алексея Бочкарева в Куйбышевском райсуде заместитель омского транспортного прокурора Василий Гуменюк заявил ходатайство об отводе судьи Станислава Битехтина. Представитель гособвинения пояснил, что 16 января текущего года на официальном сайте «Омский правовой портал» была размещена статья «Омская таможня пошла вразнос», в которой содержатся «конкретные сведения о неформальных дружественных отношениях между судьей Станиславом Битехтиным и адвокатом подсудимого Михаилом Сидоровым с приложением ряда фотографий, на которых зафиксировано, как они проводят совместный досуг». «Судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие право полагать, что он прямо или косвенно заинтересован в исходе этого дела», — заявил Василий Гуменюк. Прокурор отметил, что «судья был обязан устраниться от участия в данном деле, но так как он этого не сделал, отвод заявлен государственным обвинителем».

Как сообщал „Ъ“, к рассмотрению уголовного дела полковника Алексея Бочкарева судья Станислав Битехтин приступил 24 декабря прошлого года. Бывшего начальника Омской таможни органы предварительного следствия обвинили в превышении должностных полномочий с применением насилия (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ). В Западно-Сибирском следственном управлении на транспорте СКР установили, что 2 июня прошлого года на рабочем месте между руководителем Омской таможни Алексеем Бочкаревым и начальником организационно-аналитического отдела Игорем Маслениковым произошел конфликт, который перерос в рукоприкладство. Потерпевший Маслеников такое поведение со стороны начальника объяснял давним затянувшимся конфликтом, а Алексей Бочкарев свою несдержанность связывал в том числе с частыми больничными листами подчиненного. Сразу после инцидента Игорь Маслеников был доставлен скорой помощью в БСМП-1, где находился на обследовании с подозрением на сотрясение мозга.

Спустя месяц после конфликта в отношении полковника было возбужденно уголовное дело по факту превышения полномочий. По итогам служебной проверки начальник Сибирского таможенного управления Юрий Ладыгин объявил Алексею Бочкареву выговор за нарушение служебной дисциплины. 17 октября из таможни был уволен проработавший в ведомстве 13 лет Игорь Маслеников. Алексей Бочкарев это решение объяснил «неоднократными нарушениями служебной дисциплины». Спустя десять дней приказом Федеральной таможенной службы со службы был уволен господин Бочкарев «в связи с достижением пенсионного возраста». Свою вину в инкриминируемом преступлении бывший начальник Омской таможни не признал, поясняя, что избили на самом деле его.

Вопрос «о доверии суду в связи с публикациями в различных СМИ» поставил на последнем судебном заседании 29 января сам Станислав Битехтин. Однако этот вопрос остался без ответа в связи с отсутствием на процессе Игоря Масленикова.

На вчерашнем процессе господин Маслеников поддержал позицию гособвинения. «У меня есть сомнение в объективности и беспристрастности суда. В сложившейся ситуации вы должны взять отвод», — заявил судье экс-начальник организационно-аналитического отдела Омской таможни.

Посовещавшись около часа, судья Станислав Битехтин удовлетворил ходатайство прокурора и взял самоотвод по рассмотрению данного уголовного дела. «Судья должен внушать доверие участникам процесса, непредвзятость должна быть видимой и явной и исключать какие-либо сомнения в беспристрастности. Разрешая вопрос об отводе, суд учитывает сомнения потерпевшего и гособвинителя в беспристрастности. Дело будет передано другому судье», — огласил он свое решение. Новый судья по делу, как и дата следующего заседания, будут назначены в ближайшее время. За два месяца судья успел заслушать обвинительное заключение по делу и выяснить позицию обвиняемого.

В суде над бывшим главой Омской таможни это не первая замена участников процесса. В январе текущего года, после появления в местных СМИ информации о том, что представляющая сторону гособвинения Севиль Шукурова перед заседанием около получаса беседовала с Алексеем Бочкаревым и его адвокатом Михаилом Сидоровым, прокуроры сменили представителя и направили в процесс Виталия Гуменюка. Накануне отстранился от участия в процессе и адвокат господина Бочкарева Михаил Сидоров.

Суд оправдал экс-супругу адвоката Сидорова, жестоко «избитого расческой»

Сегодня Куйбышевский мировой суд отказал адвокату Михаилу Сидорову по его частному обвинению своей экс-супруги в нанесении ему побоев массажной щеткой.

Неожиданно для «известного и высокооплачиваемого» адвоката Михаила Сидорова завершилась его судебная баталия с бывшей супругой. На полном серьезе юрист обвинял женщину, мать своего ребенка, в нанесении ему многочисленных телесных повреждений «массажкой».

В плане сатисфакции полученных увечий мужчина просил суд наказать гражданку Сидорову по всей строгости уголовного кодекса, а в качестве моральной компенсации взыскать в его пользу 50 тысяч рублей.

Казалось бы, проходное для адвоката дельце по ч.1 ст. 116 УК РФ вылилось в… серьезный репутационный скандал. Сегодня мировая судья Татьяна Лоскутова (и.о. судьи судебного участка №87) в полном объеме отказала коллеге и в удовлетворении требований по уголовному делу частного обвинения, и в удовлетворении гражданского иска.

Кратко напомним фабулу судебной коллизии. В октябре 2014 года гражданин Сидоров обратился в мировой суд, обвиняя свою бывшую жену Марину Сидорову в том, что она избила его 27 сентября 2013 года в его квартире на улице Омская деревянной массажной щеткой. Нанесла не менее 10 ударов по голове, лицу, рукам и телу. В подтверждение пострадавший предоставил в суд видеозапись той «бойни» и судмедэкспертизу о своих телесных повреждениях.

Состоялось не менее 8-ми судебных заседаний. Первоначально все складывалось не в пользу обвиняемой. Юридически подкованный экс-супруг откровенно бравировал, буквально гарантируя женщине скорую судимость. Затем предлагал отозвать заявление за отказ подсудимой от взыскания в свою пользу 300 с лишним тысяч рублей, отсуженных ею в рамках бракоразводного процесса. Затем увеличилась и сумма моральной компенсации до 100 тысяч. Ставки росли на ровном месте как на дрожжах.

Затем случился скандал: загнанная в угол госпожа Сидорова разместила в СМИ фото своего мужа с известными в Омске людьми. Одним из них оказался федеральный судья Станислав Битехтин, другим — экс-транспортный прокурор Эдуард Брежнев. Не исключено, что общественный резонанс по-другому высветил доводы и доказательства стороны обвинения в деле «адвокат Сидоров против экс-супруги Сидоровой».

Текст решения уже находится в нашем распоряжении, и мы можем изложить то, что касается позиции суда:

«Обвинение Сидорова М.А. в умышленном причинении ему телесных повреждений Сидоровой М.Ф. основаны на показаниях потерпевшего и представленной им видеозаписи произошедшего. Суд не может их бесспорно принять за основу, поскольку показания потерпевшего относительно обстоятельств произошедшего не согласуются с обстоятельствами, установленными в ходе судебного разбирательства».

Далее суд критически отнесся к версии адвоката о том, что он снимал свою экс-супругу на телефон с ее разрешения. Не нашли подтверждения данные о наличии телесных повреждений непосредственно в часы инцидента – два свидетеля, доверять которым у суда нет причины, показали, что видели гражданина Сидорова в полном здравии и визуальной целости-сохранности. А выводы судмедэксперта не исключают вероятности нанесения всех «побоев» собственными руками. Таким образом, «умысла на причинение телесных повреждений Сидорову М.А. у Сидоровой М.Ф. не было, она лишь защищалась, опасаясь обнародования видеозаписи ее личной жизни, пытаясь выбить расческой из рук последнего телефон, на который он производил видеозапись, не имея на то согласия, о прекращении видеосъемки она неоднократно его просила, что также подтверждается видеозаписью, а также показаниями свидетелей защиты. Доказательств обратного стороной обвинения не представлено». Одним словом, у суда при тщательном «разборе полета» появились сомнения в правдивости показаний «потерпевшего», а, как известно, все сомнения по УПК РФ трактуются в пользу подсудимого.

Итог более чем закономерный: «Оправдать Сидорову М.Ф. по предъявленному обвинению в совершении преступления… в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления. Гражданский иск Сидорова М.А. оставить без удовлетворения».

Всегда приятно, когда суд принимает взвешенное и законное решение и вдвойне приятно, когда оно справедливое и относится к стороне, находящейся в заведомо слабом положении.

Учитывая какую поддержку высказывали читатели БК55 госпоже Сидоровой, не исключено, что в состоявшемся решение есть и доля их позитивной энергетики и соучастия.

Юрист Иван Голошубин, представитель Марины Сидоровой, прокомментировал ситуацию так:

«Благо есть люди в судебной системе, у которых присутствует здравый смысл и которые в состоянии объективно (не исключаю, что изначально на судью могло быть оказано давление) рассмотреть дело и дать оценку представленным доказательствам. В совокупности.

Благо есть такие доверители, как госпожа Сидорова. Я бы поставил этой женщине памятник. Это сколько нужно иметь сил и терпения, чтобы выдержать такой психологический напор. Даже государственный адвокат убеждала обвиняемую признать вину и деятельно раскаяться, чтобы не иметь судимость. А Марина Федоровна выстояла! Это и ее личная победа».

Адвокат Михаил Сидоров:

«Буду ли обжаловать? Пока ничего сказать на этот счет не могу. Я так понимаю, что на сегодняшний день все довольны. Больше не будет публикаций по мою душу? Неужели в городе других интересных судебных процессов нет?».

Марина Сидорова, оправданная:

«Я почему-то с самого начала не могла себе представить другого финала этой смешной истории. Я была уверена и в своей правоте, и в том, что суд разберется. Если все будет по-честному, конечно. Я вердиктом довольна, не хотелось бы продолжения. ».

«Избитого» массажкой адвоката Сидорова одолевают «клоуны» и «геи»

Омский адвокат Михаил Сидоров не оставляет попытку засудить экс-супругу и мать своего ребенка за побои, нанесенные ему массажной щеткой…

Во многом знаковый судебный процесс продолжается в Куйбышевском мировом суде (судебный участок №88, судья Татьяна Лоскутова): адвокат Михаил Сидоров как частный обвинитель пытается привлечь к ответственности по статье 116 УК РФ («побои») свою бывшую жену Марину Сидорову.

За откровенной и понимаемой многими абсурдностью происходящего (женщину судят за избиение вменяемого дееспособного мужчины. массажной расческой!) скрывается важная для нынешнего юридического сообщества Омска полемика: что победит — связи в судейской среде и циничный расчет или здравый смысл и справедливость?! Казалось бы, еще недавно в итоге «идеологического противостояния» можно было не сомневаться… Но… что-то живое и человеческое стало проскальзывать поверх черной и мрачной мантии омского Правосудия! Впрочем, пока это больше теория и эмоции.

В своем репертуаре

Была надежда, что к очередному судодню «потерпевший» и «обвиняемая» найдут общий язык и пойдут на мировую, приняв во внимание хотя бы интересы общего ребенка. Но все повторилось в точности по прежнему сценарию.

Марина Сидорова пришла в суд с дочкой, которую по судебному решению в этот день из садика должен был забрать «папа Сидоров». Адвокат на этот раз даже не позволил себе расслабиться в присутствии дочери – прошел мимо, а позже на реплику экс-супруги бросил, что «исполнение решения суда — это мое право, а не обязанность».

Судья Татьяна Лоскутова не дала родителям набрать эмоциональную форму, пригласив стороны в процесс. Убедившись, что потерпевший по-прежнему требует осудить «насильницу» по всей строгости Уголовного кодекса, судья объявила порядок ведения заседания: сначала ходатайства сторон, потом опрос свидетелей со стороны защиты, явка которых была обеспечена. Никто не возражал. Даешь амнистию Марине Сидоровой!

Представитель обвиняемой Иван Голошубин заявил ходатайство. Юрист попросил суд прекратить уголовное преследование своей доверительницы в связи с амнистией, объявленной в 2013 году Госдумой в связи с 20-летием Конституции РФ. По мнению защиты, данная норма вполне применима к «подсудимой» Сидоровой. Ранее не привлекалась, инкриминируемое ей «преступление» совершено в сентябре 2013 года, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Положительная судебная практика на данный счет имеется.

Заявляя ходатайство, господин Голошубин специально обратил внимание суда, что данный вариант разрешения конфликта используется сугубо в интересах матери и ребенка:
— Речь не идет о признании вины подзащитной, а только о возможности воспользоваться своим правом, предусмотренным законом. Мы исходим исключительно из обстоятельств экономии средств своего доверителя, нервов, стрессовых переживаний, необходимости заниматься воспитанием ребенка, а не ходить по судам.

Потерпевший оставил рассмотрение ходатайства «на усмотрение суда». Судья Лоскутова отложила рассмотрение ходатайства «на потом», прежде ей пришлось выносить определение по другому ходатайству стороны защиты, которое было озвучено на прежнем заседании. Адвокат и юрист обвиняемой просили суд назначить повторную судмедэкспертизу с учетом того, что в материалах дела имеется видеозапись, которая частным обвинителем приобщена как доказательство.

— Вот и хотелось бы перед специалистами поставить вопрос: можно ли привязать происходящее на видео к тем травмам, которые фигурируют в экспертизе на пострадавшего Сидорова, или нет.

Суд попросил стороны удалиться, чтобы внести определение в совещательной комнате.

Они все «геи»!

В коридоре мирового суда пообщался с адвокатом Михаилом Сидоровым. Если раньше ответ был один – «без комментариев», то сейчас масса интересных подробностей и умозаключений. Попросил прокомментировать юриста-практика ходатайство о применении к экс-супруге амнистии, возможно ли это?

«Бред сивой кобылы, — был ответ. — На дворе 2015 год, а срок действия амнистии полгода, по-моему», «это уровень этих горе-юристов».

От конкретного вопроса господин Сидоров очень быстро перешел к обобщениям. По его словам, все вокруг него – это «клоуны», он один прав, а все «ломают комедию», «устраивают цирк» и «разыгрывают представление». Заметив, что освещение в СМИ ему глубоко безразлично и что читают интернет люди «вот такого вот уровня», он кивнул в сторону своих оппонентов. Видимо, всех сразу – экс-супруги, дочери, коллеги-адвоката и второго юриста.

— Все вы клоуны! – констатировал «потерпевший». И видно было, что говорит он абсолютно искренне, «от души», с нескрываемым чувством корпоративного превосходства.

— Я бы так не горячился, — обиделся я и за присутствующих, и за других людей, которые уже обращаются в редакцию с массой интересных подробностей из судебной практики адвоката Сидорова и К. – Они-то, может быть, и клоуны, но они хоть аргументируют свою позицию документами, а у вас сплошные эмоции…

— Да они все… геи! — разошелся не на шутку Михаил Александрович, — так и напиши. Я, конечно, передавать данные нелестные эпитеты адресатам не буду, но осадок остался. И не только у меня, разговор-то получился громким. Хотя не исключаю вероятность, что адвокат Сидоров, отец четырех детей, просто таким неожиданным образом проявил переживание за неопределенную будущность нашей нации. Не знаю уж, до каких еще подробностей снизошел бы мой собеседник, но судья пригласила стороны в процесс.

Судить так адвоката!

В экспертизе судья Татьяна Лоскутова защите отказала. В принципе, несмотря на отрицательный результат, это, возможно, добрый знак. Не собирается же судья давать сторонам лишние доводы в своей необъективности?!

Приступили к опросу свидетелей. Мать подсудимой присутствовала в тот день рядом с дочерью и имела возможность лицезреть происходящее собственными глазами.

По ее словам, никакого избиения экс-зятя не было. Это он, адвокат Сидоров, довел Марину до слез, поставив перед фактом, что в течение часа-двух она обязана покинуть квартиру с вещами.

— Утром звонок, дочь плачет в трубку, просит приехать помочь собрать вещи, — рассказывает не без эмоций свидетель. – Я приехала, начали собираться, а Михаил включил телефон и как полоумный принялся ходить за Мариной и снимать ее на телефон. Тычет сотовый ей в лицо и приговаривает – «ударь меня, ударь».

Свидетель показала, что слышала и видела удары массажной расческой, но все они без исключения приходились по телефону.

— Даже когда я не видела сами удары, я их слышала. Я могу отличить удар о голову и о телефон, когда пластмасса бьется о пластмассу.

Женщина путалась в каких-то непринципиальных моментах, что было вполне естественно, потому как с того дня прошло уже почти полтора года. Судья задавала уточняющие вопросы. Было видно, что свидетеля никто специально не готовил, и все что она говорит – правда.

— Никаких повреждений на голове и других частях тела у Михаила я не видела. Он после куда-то отъезжал на пару часов, потом опять приехал. С лицом у него все было хорошо. Да вы спросите мужа моей второй дочери, он приезжал с другом на машине, чтобы погрузить и перевезти вещи. Он видел Михаила уже после «инцидента».

И уже в сердцах мама добавила:

— Кого судить нужно, так это его, — женщина повернула голову в сторону бывшего зятя. – Он кофту Марине разорвал, на шее у нее отметина осталась, пальцы на руках все синие были. Жаль, что не получилось у нее побои снять, нужно было диван ребенку покупать, вещи раскладывать, комнату обживать…

Скандальное видео

По просьбе представителя Марины Сидоровой судья неожиданно дала возможность свидетелю посмотреть то самое скандальное видео, которой уже стало «притчей во языцех». Под одобрительное напутствие от адвоката Сидорова – «а ты что сидишь, иди тоже посмотри» приобщился к творению домашнего юр-оператора и я. В суд частный обвинитель представил два небольших фрагмента записи. Как уверяют присутствовавшие при съемке женщины, «Михаил снимал беспрестанно», «продолжалось это шоу почти час». Куда делась остальная часть «документального фильма», непонятно. Видимо, потерпевший вырезал самые аппетитные куски для того, чтобы привлечь суд на свою обиженную и побитую сторону.

На мой взгляд, ничего криминального или подтверждающего слова частного обвинителя на видео не запечатлено. Да, Сидоров ходит с телефоном, вытянув вперед руку, и снимает свою экс-супругу с разных позиций. Та реально собирает свои вещи и просит, порой нецензурно, прекратить ее снимать.

— Я тебе телефон этот разобью (к такой-то матери), — возмущается женщина. И замахивается расческой, оказавшейся в руках. – Ударь, ударь… — провоцирует адвокат Сидоров. – Еще, еще…

Та реально бьет, иногда промахивается, иногда попадает по телефону. Слышится характерный глухой звук. При ударе по голове такого эффекта не будет, если, конечно, она внутри не пустая.

Все это действо длится сравнительно долго. Я насчитал ударов двадцать. И ни одного, чтобы он пришелся по голове адвоката. Если учесть, что видеосъемка, по словам присутствующих там дам, не прекращалась ни на секунду, то членовредительство должно было попасть в объектив камеры.

— Ты почему такой есть?! Я тебе по-русски говорю, прекрати меня снимать, а лучше сам телефон об стену разбей! – это было последнее, что запечатлено на «скандальном видео».

Неприкосновенное лицо

Второй свидетель, допрошенный в суде, прямо и косвенно подтвердил версию стороны защиты. Муж сестры обвиняемой показал, что «виденный мной после инцидента Миша Сидоров никаких видимых повреждений на лице не имел».

— В тот день, утром, меня экстренно отправила жена на квартиру к Сидоровым, чтобы я перевез вещи Марины и ее дочери к нам в дом. Едь быстрее, там Михаил их на улицу выгоняет, — так мне пояснили. — Мы подъехали с другом, но попасть в дом не смогли, так как домофон не работал, а ключей у тещи и у Марины не было. Сидоров их закрыл в квартире и уехал. Когда он через некоторое время подъехал, мы вслед за ним зашли в подъезд и поднялись в квартиру. Там мужчины услышали и увидели очередную порцию видеосъемок. Адвокат опять включил камеру телефона и продолжил снимать экс-супругу. На уточняющие вопросы суда свидетель ответил, что «обстановка в квартире была нервная»:

— Я не могу это объяснить словами, скажу, что была депрессия – видимо, не то это слово. Но одно могу сказать точно, Марине крайне не нравилось поведение Михаила, и она всячески это демонстрировала. — Как?! Да хотя бы словами, она постоянно ему говорила – «прекрати меня снимать, убери телефон». Мне показалось, что он специально выводил ее из себя, провоцировал… Избитым Михаил не был, я его хорошо видел.

Шантажист или страдалец?

В принципе, из реальных доказательств того, что его избила бывшая супруга, у «потерпевшего» адвоката Сидорова осталась только судмедэкспертиза. Возможно, она и перевесит все доводы защиты вместе взятые, но и в документе специалиста, по словам юриста Голошубина, черным по белому написано, что «все повреждения в виде кровоподтеков и ссадин могли быть нанесены собственной рукой».

– По крайней мере, эксперт это не исключает, а мы наглядно видим, что и такой сценарий в этой постановке возможен, — упредил юрист еще не начавшиеся прения сторон.

Уже за рамками судебного процесса Иван Максимилианович поведал свою версию произошедшего в сентябре 2013 года. Представитель Марины Сидоровой считает, что адвокат заранее спланировал данную провокацию. С далеко идущим прицелом.

— Вот смотрите, что получается. Он создает нервную, чрезвычайную для женщины ситуацию. За два часа, дескать, выметайтесь из квартиры, с малолетним ребенком на руках — это верх кощунства. Но этого ему мало, он начинает всячески домогаться экс-супруги, выводить ее из себя. С помощью телефона, которым он тычет ей в лицо, он своего добивается. Марина Федоровна на взводе. Он ее подбадривает – ну, ударь меня, ударь, та бьет, но только по телефону. Я не сомневаюсь, что в присутствии родственников и зная о юридической стезе Михаила Александровича, моя доверительница могла бы позволить себе рукоприкладство. Этого не было! Тогда у нас возникают вполне обоснованные вопросы к судмедэкспертизе. Или она ненастоящая, или потерпевший сам нанес себе повреждения. Ну, давайте рассуждать логически, откуда и как экс-супруга могла оставить на теле Сидорова следы от ногтей?! Что, она лезла ему под рубашку? Новая женщина – могла, а вот бывшая – большой вопрос. По-крайней мере, такое бы адвокат с удовольствием заснял бы на видео, но этого в представленных в суд файлах нет. Следовательно, и не было.

По версии юриста, заготовленный на Сидорову компромат имел четкую цель. И она проявилась только после того, как адвокат неожиданно для себя проиграл апелляцию по разделу имущества и остался должен бывшей жене и дочери триста с лишним тысяч рублей. Вот тут-то и пригодилось видео годовой давности! С частным обвинением наперевес, угрожая судимостью, экс-супруг предложил Марине Сидоровой «мировую»: ты забываешь про деньги, а я – про «избиение». Та не согласилась, видимо, не придав серьезности намерениям адвоката. И начались суды. А имущество господин Сидоров успел спрятать. Машины переписал на коллегу, алименты – не более 2 тысяч в месяц, как уверяет получательница. Что получается по факту? Правильно, голимый шантаж. Лишь после того, как скандальное судебное разбирательство получило огласку, адвокат моментально рассчитался по долгам с судебными приставами. Те прямо ахнули от неожиданности. Теперь должно как бы выйти, что не «шантажист» адвокат Сидоров, а самый что ни есть избитый и угнетенный бывшей супругой «страдалец».

Это только начало

Увидит ли суд очевидное, найдет ли возможность за банальной 116-й статьей УК РФ разглядеть вопиющие, кричащие проблемы местного юридического сообщества?! Последнее слово – за Правосудием. Мы все, что от нас зависело, сделали:

Омский адвокат Сидоров требует 50 тысяч компенсации за удар массажной щеткой

Местный адвокат Михаил Сидоров в порядке частного обвинения пытается засудить свою экс-супругу и мать своего ребенка за нанесение ему побоев… расческой.

В Куйбышевском мировом суде (судебный участок №88, судья Татьяна Лоскутова) продолжается рассмотрение увлекательного уголовного дела. Востребованный в Омске адвокат Михаил Сидоров, как частный обвинитель, пытается привлечь к ответственности по статье 116 УК РФ («побои») свою бывшую супругу Марину Сидорову. Женщина подозревается в избиении вменяемого дееспособного мужчины массажной расческой. Потерпевший требует осудить «насильницу» по всей строгости Уголовного кодекса и сверх предусмотренных статьей правовых последствий взыскать в свою пользу компенсацию морального вреда в сумме 50 тысяч рублей.

Странная «мировая»
На прошлом заседании стороны попытались разрешить ситуацию мирным путем. Но основным требованием юриста, которому «нипочем какое-то там общественное мнение», неожиданно стало появление опровержения на публикацию о том, что «адвокат Сидоров и судья Битехтин являются давнишними приятелями».

Напомню, об этом не просто публично сообщила экс-супруга юриста, но и подкрепила свои слова фотоиллюстрациями на данную тему. Юрист даже предложил свой сценарий опровержения: фотографии, дескать, девятилетней давности и они были украдены из его личного архива.

Я участвовать в этом «мировом соглашении» отказался. Таким же образом отреагировала и госпожа Сидорова, с которой при любом раскладе «пострадавший» потребовал уже сто тысяч рублей «сверху» в качестве моральной компенсации. Если мой отказ – дело принципа, то женщина, воспитывающая ребенка (Сидорова), отрабатывающая «в одного» кредит, частный садик, съемную квартиру и много еще чего, необходимого «по жизни», просто не в состоянии финансово ублажать мораль экс-супруга.

Неравенство сторон
Нужно заметить, что стороны изначально находятся в неравном положении. И не один я это ощущаю. На обвиняемую всячески пытаются оказать психологическое воздействие.

Сначала у нее отобрали право на нанятого защитника. Адвоката Любовь Горбунову обязала отказаться от участия в процессе местная адвокатская палата, под тем соусом, что «не этично адвокату судиться с коллегой». Пришлось Сидоровой просить суд назначить ей государственного защитника. Адвокат Ольга Михайлова, которой выпала эта не совсем ей приятная «честь», с самого начала пытается уговорить подсудимую признать вину и деятельно раскаяться, то есть заплатить Сидорову деньги. Мотивирует – «все ради интересов и души ребенка». Но разве «потерпевший» не отец?! И не заинтересован, чтобы его ребенку было комфортно рядом с матерью?!

К мировому исходу склоняет стороны и… судья Татьяна Лоскутова. При этом позиция судьи мне видится весьма странной: еще до вынесения вердикта по делу она агитирует обвиняемую согласиться с условиями потерпевшего словами – «зачем вам судимость»! Получается, что еще до опроса свидетелей, до проведения других процессуальных действий, до выяснения всех обстоятельств и приобщения всех доказательств и их оценки, судья недвусмысленно объявляет приговор. Это что-то новенькое в моей практике.

Впрочем, что тут скажешь, пообещал же адвокат Сидоров гражданке Сидоровой обеспечить 100% судимость. Возможно, с кем-то уже это обсуждено?!

Злоупотребление правом
На очередное судебное заседание обвиняемая пришла с ребенком. Очаровательная девочка пугливо озиралась по сторонам. Оставить ее матери было не с кем, а отец Сидоров, на которого по судебному решению «о порядке общения» как раз выпал день встречи с ребенком, только и позволил себе что, проходя мимо, ласково щелкнуть дочь по щеке и носику. Впрочем, та на игривое настроение папы вообще никак не отреагировала.

— Смотрите, она сегодня и ребенка с собой привела! Цирк здесь устроили… – первое, что сказал адвокат, зайдя в кабинет Фемиды. Видимо, пожаловался. Но судья неожиданно встала на сторону матери – «ну, не выгонять же ребенка! Он-то ни в чем не виноват»… – и, как мне показалась, с женским осуждением посмотрела в сторону частного обвинителя.

«Я просто защищалась!»
В связи с тем, что приходившие на два предыдущих судебных заседания свидетели защиты нынче не явились, порядок хода процесса пришлось переиграть – суд решил заслушать показания обвиняемой.

События, случившиеся еще 27 сентября 2013 года, Марина Сидорова помнит в деталях. А еще осталась масса эмоций и твердая убежденность, что ничего из инкриминируемого ей экс-супругом она не совершала.

К тому времени супруги уже не жили вместе. Марина и дочка проживали по прежнему адресу, в квартире, принадлежащей Михаилу. Другого жилья у них по-прежнему нет. Приехавший утром отец отвез дочку в детский сад но, вернувшись, стал требовать «немедленно покинуть квартиру с вещами». На тот момент в жилище находилась еще и мать женщины, которая в лицах и красках наблюдала за происходящим. По словам Сидоровой, адвокат вел себя вызывающе, упрекал, подгонял, ругался, оскорблял ее мать. Понятное дело, в ответ летели те же самые эпитеты.

Разогрев публику, хозяин квартиры включил телефон и стал ходить за бывшей женой буквально по пятам. Она собирает свое нижнее белье, а он ее снимает. Она высказывает недовольство этим, а он лишь активней тычет гаджетом ей прямо в лицо. Кому это понравится?! Согласие на свою заглавную роль в документальном видео «актриса» не давала, сносить неудобства от видеообъектива в области своей головы и глаз тоже не собиралась. Об этом «обвиняемая» неоднократно заявляла увлеченному «видеооператору» Сидорову. Одним словом, женщине пришлось физически обороняться от назойливого внимания. Несколько раз она ударила расческой по телефону. Но съемка продолжалась. При этом Марина Сидорова убеждена, что ни по голове, ни по другим частям тела своего бывшего суженого она не била и не попадала даже случайно. Возможно, расческа могла задеть пальцы, держащие сотовый, но при этом она и сама оббила свои пальцы о гаджет:

— Уважаемый суд, я просто защищалась. Выгоняют на улицу, снимают на видео, как я собираю свои трусики и лифчики. Это вполне понятная ответная реакция женского организма…

Последствия «поединка с телефоном» видели коллеги Сидоровой по работе. Это были отчетливые синяки на пальцах рук. На вопрос суда «зафиксированы ли повреждения документально?» пояснила, что вечером она поехала в МСЧ-4, оттуда ее послали в больницу на Куйбышева, но когда она туда приехала, учреждение уже не работало. На следующий день у нее голова болела уже о других проблемах. Нужно было обустраивать новое жилище для себя и ребенка. Ведь съехали в один день, а папа даже любимый детский диванчик не позволил вывезти. Одним словом, забегалась и забыла.

«Хибара» подставилась?!
По большому счету на этом и завершилось бы заседание. Но судья в очередной раз предложила обсудить мировое соглашение. Был объявлен пятиминутный перерыв. На обсуждение я не пошел, но его итог огласила адвокат обвиняемой – стороны не договорились. Заседание продолжилось.

Частный обвинитель ходатайствовал о приобщении к материалам дела характеристики с одного из мест работы экс-супруги. Четыре года женщина трудилась администратором в ресторане и отеле «Хибара». С явным удовольствием и комментариями (я расскажу, какая она пушистая) адвокат зачитал «характеристику на Марину Сидорову». Дословно воспроизвести не могу, а копию сторонам не вручили, но смысл документа за подписью двух руководителей «Хибары» приблизительно такой – крайне необязательная сотрудница, с массой дисциплинарных взысканий, завышенных амбиций и высокомерных запросов. Но уволилась работница после соглашения сторон «по собственному желанию».

Крайне возмущенная услышанным, Сидорова попросила у судьи ответное слово.

— Все, что там написано, это ложь. Директор и учредители «Хибары» — хорошие знакомые Михаила, он постоянно у них парится в бане со своими дружками, у меня есть на этот счет интересные фото. Я уверена, что руководители «Хибары», возможно, не подумав, пошли у Сидорова на поводу или просто не посмотрели, что подписывают. Но ко мне никогда никаких претензий у них не было! И не увольнялась я, просто меня не взяли обратно после декретного отпуска. Думаю, постарался мой бывший…

Уже за пределами зала суда госпожа Сидорова пролила свет на то, чем обязаны учредители «Хибары» ее обидчику, что могло их подвигнуть на такую откровенную крамолу в ее адрес. Еще когда она работала в данном увеселительном заведении, случилось ЧП: несовершеннолетние, тринадцатилетние школьницы отравились хлором в сауне. В городе начал раздуваться реальный скандал, но Сидорову удалось его локализовать и благополучно замять. После этого он стал частенько заглядывать в «Хибару» и в ту самую злополучную сауну. Частенько не один, а с бывшим транспортным прокурором.

Видимо, предположила Марина Сидорова, как старому партнеру Сидорову и выдали нужную характеристику. Опять же это мнение обвиняемой. Хотя в личной беседе с госпожой Сидоровой (по ее словам) один из подписантов категорически отверг факт своего участия в подготовке уничижительной характеристики.

Представитель защиты по доверенности юрист Иван Голошубин, учитывая сказанное своей доверительницей, заявил суду, что защита будет требовать вызова в суд подписавших документ лиц. В уголовном процессе это обеспечивается вплоть до принудительного привода сотрудниками полиции. Возможно, потребуется и экспертиза подписей.
В свою очередь сторона защиты приобщила две позитивные характеристики на «насильницу» и «дебоширку» – от местного участкового и с нынешнего места работы, из ресторана «Вегас». Всё – не как в «Хибаре».

На этом интересном месте судья Лоскутова объявила перерыв в судебном процессе до 4 февраля. Видимо, это будет далеко не последнее заседание. Возможно, еще многие известные люди Омска, сами того не желая, попадут в огонь жаркого конфликта экс-супругов Сидоровых. С самыми непредсказуемыми последствиями…