Африканские дети на усыновление

Решились усыновить ребёнка из Африки? Все возможно, стоит лишь захотеть

Международное усыновление в настоящее время дает шанс многим детям негров на счастливое будущее в любящей семье. Финансовые возможности семей из разных стран различны, так же как и различны уровень медицинского обслуживания, уровень образования в развитых странах. Дети африканских стран зачастую не имею возможности нормального пропитания, медицинской помощи.

Усыновление такого ребенка дает ему огромный шанс на перспективное будущее.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — просто позвоните, это быстро и бесплатно !

Инструкция по оформлению документов

Для получения возможности взять ребенка из Африки, необходимо пройти достаточно длительный путь оформления документов. Во многих африканских странах международное усыновление является трудным и порой не возможным, как, например в:

  • Египте.
  • Алжире.
  • Марокко.
  • Мавритании, т.е. арабских и исламских республиках. Там запрещен вывоз детей не резидентами.

Запрещены усыновления не резидентами в:

В Кении существует с 2014 года мораторий на международное усыновление.

    В первую очередь пара, желающая усыновить ребенка-негра должна обладать некоторыми качествами: быть в браке и иметь материальные средствами принять ребенка в семью.

В Уганде так же как и в Гане приемная семья должна прожить не менее года в стране, прежде чем получить разрешение в соответствие с изменившимся законом страны.

  • Семья подает заявление в установленной форме. А именно необходимо подать заявку в государство, гражданином какой страны является ребенок. При этом возникает необходимость выезда на территорию страны.
  • В посольстве необходимой африканской страны в РФ можно уточнить департамент, который отвечает за данный вопрос. Обратиться в учреждение и составить заявление.

    В качестве дополнительных документов могут потребовать удостоверение личности и документ о состоянии здоровья, так же обязательство поставить на учет органами социальной опеки и другие запрашиваемые документы.

    К примеру в Эфиопии этим занимается судья по вопросам семьи, который в свою очередь подчиняется Министерству по делам женщин. А вопросы такого характера регулирует Агентство по международному усыновлению (ECAI).
    Оформлением документов может так же заниматься ECAI. При этом та же Эфиопия ужесточила оформление в виду того что установлен определенный дневной лимит на выдачу разрешений. Очередь ожидания теперь может составлять до трех лет.

    Следует уделить внимание, что в Африке существует община Св. Эгидия, которая осуществляет помощь детям из Мозамбика. Данная община практикует усыновление на расстоянии, где усыновители раз в месяц могут осуществлять пожертвования на того или иного ребенка с целью осуществления его питания, воспитания и образования.

    Особенности международного права в вопросах детей

    Многие страны вводят ограничения и запрет на международное усыновление. Среди стран с ограничением являются Россия, Китай, Южная Корея, Румыния. Следует учесть, что в странах Африки значительно низкое количество официальных усыновлений. Так средним показателем является 1 ребенок 1 миллион детей до 18 лет.

    Так же необходимо отметить, что в странах континента большое количество нелегальных усыновлений и не соответствующих требованиям. Так страны Скандинавии запретили своим гражданам брать детей из Эфиопии.

    Большинство государств в Африке имеют запрет на усыновление своих детей иностранцами. При этом на территории Африки действует более 750 приютов для детей и более 2 млн. сирот, многие из которых проживают на улице.

    Усынвление из Африки

    Я сама из Москвы, но живу уже 13 лет с Америке. У меня есть два биологических мальчика: 8 лет и 3.5 года. Я хотела очень девочку, но y меня было нескольно выкидышей из-за гормональных нарушений. У меня был ужасный кризис в то время от пережитых потерь. Я в сердце всегда хотела удочерить или усыновить и тут я этим серьезно стала заниматься. Российские усыновления американцами тогда запретили, когда одна женщина вернула своего 7и летнего сына обратно в Москву одного на самолете, а тут как раз тогда произошло землятресение на Гаити и я думала взять ребенка оттуда, но они тоже закрыли все программы в случае если кто-то потерял родителей и не сирота на самом деле. Тогда я решила поехать в Африку в Демократичесую Республику Конго—у меня знакомая взяла оттуда ребенка и сказала, что там 5 миллионв сирот и 50% детей не доживют до 5 лет. Я увидела своими глазами какая там нищета и нужда и как страдают бедные детишки и решила начать процесс усыновления оттуда. Это заняло 1.5 годa и $40000 и 2 поездки туда. Мы взялм 2-их детей: девочку 2х лет и мальчика 1 года. Прилетели с ними в Америку. У девочки нашли амебиоз в желудке и она заразила всю нашу семью- елe вылечели антибиотиками. Она впадала в панику на людях и какала в трусы и размазывала это дело по стенам и самой себе. Это я очень быстро это поведение искоренила—я оставляла ее в ванной одну на нескольно часов чтобы она наслаждалась своим ароматом. Она это делала для внимания, но она это внимание не получла и перестала это делать. Еще ей нужно было делать 2 операции и кучу анализов которые нашли ряд серьезных заболеваний. Мальчик был в целом здоров, но в год был на уровне 3 месячного ребенка, а именно лежал пластом, не ползал, не улыбался, не гулил и что самое странное и страшное никому не смотрел в глаза. Год интенсивной терапии со специалистами и конечно мамой сделали из него почти нормального ребенка. Под конец этого у нас произошел сюрприз—я забеременела. Только гормональные уколы спасли мою дочку и сейчас у меня 5 детей и никакой помощи. Моим детям сейчас 8, 3.5, 3.5, 2.5, 3 месяца. Но даже это не самая большя проблема. Я не смотря ни на что безумно рада что у меня есть родная доченька о которой я так мечтала—она самая легкая и самая любимая. Муж у меня американец и хороший человек-мне в этом плане повезло, но он много работает и большую часть времени я одна с детьми. Старший сын в школе, а 3х летки ходят в садик 3 раза в неделю. Вот в чем проблема. Я так и не прикепела сердцем к приемным детям из Афкики. У мальчика нездоровая любовь к еде, он будет жрать пока его не вырвет и будет истерить если у него заберут еду. Каждый раз. Я не думаю по его поведению что у него IQ выше 80 баллов. Девочка очень красивая, умненьная и хитренькая проныра: все время либо громко поет и танцует, либо ревет особенно на людях. Все время писиет под себя ночью, хоть уже почти 4 года. Ей 3.5 года как и моему биологическому сыну. Мои мальчики ее ненавидят и долбят. Она ворует еду, ломает вещи, врет и раздражает всех нас постоянным хохотом, пением, танцами или ревом. Она несколько раз ударила мою новорожденную дочку за моей спиной. Я была в бешенстве. Оба ребенка предпочитают моего мужа, а меня совершенно не любят а я их. Мой муж на них не срывается и не шлепает как я. Я очень строга с ними. Я раньше была такая спокойная и добрая мама до того как мы привезли этих детей из Афкики. И я не расистка у меня много чернокожих друзей. Я просто почему-то не могу полюбить этих детей. Биологических я люблю и обожаю- особенно маленькую. Я хочу позвонить в агенство через которое мы взяли эти детей чтобы их вернуть и им нашли другую семью в Америке. Мой муж говорит, что это безответсвенно возвращать детей, хоть он и сам на грани срыва.

    Еще почти все мои русские друзья и родители от меня отказались когда я привезла чернокожих детей, потому что многие русские расисты. Я думаю мне уже никогда не слетать в Москву с детьми т.к. закидают тухлыли помидорами или будут на нас глазеть как на цирковое представление.

    Вопрос: оставили бы вы детей в моей ситуации или попытались им найти другую семью через агенство?

    Как бы вы отнеслись к черным детям? Я боюсь что я потеряла Россию и русских друзей навсегда из-за этих детей и моей глупой прчуды.

    Мне очень тяжело и не судите строго если можно.

    Африканские дети на усыновление

    Спешим поделиться большой радостью, которая случается не так часто в наших широтах, а особенно в Маленькой Дыре. «Маленькая дыра» — так переводиться с суахили название трущобного поселка Шиммо ла Тева, где Бог позволил нам трудиться. И слово «дыра» очень четко передает впечатления об этой местности. Еще до недавнего времени полицейские предпочитали не появляться тут из-за страха быть избитыми.

    С появлением миссии селение начало понемногу меняться в лучшую сторону, особенно когда мы открыли бесплатную начальную школу для всех желающих детей. Отношение к белым миссионерам стало улучшаться и понемногу наша церковь начала наполняться людьми.

    В то же время мы стали брать детей к себе. Детей, которые с большой долей вероятности, не попади они к нам, уже б умерли. Все наши дети — сироты, большинство — без обеих родителей. У некоторых были бабушки, но они либо умерли, либо находились при смерти, когда мы брали к себе их внуков.

    Растить детей – не легко, растить чужих детей – не легко вдвойне, растить чужих детей из другой культуры и с другим языком — архисложно. Тем более, если педагогический опыт минимальный, и есть только большое желание служить Богу, несмотря на все перечисленные выше факторы.

    Итак, с переменным успехом, мы стали многодетными папами и мамами. На сегодняшний день у нас 16 детей. На протяжении пяти лет число детей было разное. Несколько мальчишек с улицы, не захотев жить в подконтрольном положении и покоряться правилам, убежали. Это было горько, больно, но такова реальность работы с детьми с уличным прошлым.

    Прошло время и с сожалением для себя мы констатировали, что нашим детям мы даем образование, одеваем, кормим, лечим, но мы не воспитываем их как членов кенийского общества. Просто потому, что мы не кенийцы. Мы не погружены в культуру и социум Кении настолько, чтобы воспитать достойного представителя этого общества как в христианском плане, так в интеллектуальном и профессиональном.

    В последнее время мы все четче осознавали это. Права была дочь фараона, которая нашла младенца Моисея и имела все, чтобы вырастить его, но, тем не менее, предпочла отдать малыша представительнице его же народа. Но в нашем случае большой очереди из местных семей, желающих усыновить наших детей, не наблюдалось.

    Что, как правило, делает верующий человек, когда есть большая нужда и абсолютно не видно выхода? Правильно: начинает настойчиво молиться Богу. Вдобавок к этому мы еще организовали командный пост, и просили об этом молиться всех неравнодушных к нашему служению. И вот что получилось.

    Вчера, в день всемирной молитвы за сирот, в нашей церкви было БОЛЬШОЕ событие. Пять семей из нашей церкви решили усыновить семерых наших детей. Таким образом, во всемирный день молитвы за сирот семь сирот обрели полноценные семьи.

    Чтобы поддержать подобные начинания у местных жителей (а это весьма не частое явление, учитывая их социальное положение), мы решили продолжать оплачивать школьное обучение для усыновленных детей, а остальную сумму из спонсорской поддержки ребенка давать на продукты.

    «Или какая женщина, имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму.» (Лук.15:8,9)

    Наши когда-то потерянные драхмы (в нашем случае шиллинги) обрели новые семьи. Нас, как людей, причастных к их спасению (в прямом смысле этого слова), это очень сильно радует и потому мы делимся большой радостью в «Маленькой Дыре», чтобы и вы порадовались вместе с нами.

    Отдельная благодарность «родителям на расстоянии», т.е. спонсорам, которые каждый месяц, взяв на себя благую обязанность, поддерживают детей, каждый своего выбранного ребенка, материально. Просим вас продолжать это делать, особенно сейчас на пути позитивных преобразований в их жизнях, когда это очень необходимо.

    Поможем Африке вместе!

    Программа «усыновление на расстоянии»и » DREAM» — реальный способ помочь детям и взрослым в Африке

    Про усыновление

    Программа «Усыновление на расстоянии» работает в 28 странах по всему миру (в основном — в Африке) и объединяет более 9000 детей, регулярно получающих помощь от своих дистанционных «усыновителей». С 2013 года мы ищем усыновителей и в России.

    «Усыновление на расстоянии» инициированно Общиной святого Эгидия, всемирно известной гуманитарной и миротворческой организацией. Программа в основном существует благодаря регулярным взносам «усыновителей».

    Почему это важно, и как я могу помочь Африке?

    Дети в африканских странах наиболее уязвимы. В средней семье по 5 детей. Семьи часто неполные, и у родителей часто нет постоянной работы, чтобы содержать семью, так что у семьи не всегда есть еда. У родителей нет времени следить за детьми, поэтому дети часто обжигаются и травмируются. У многих детей нет свидетельств о рождении, поэтому их могут не принять в школу или украсть.

    Усыновление на расстоянии — это программа, позволяющая детям вырасти здоровыми.
    Что включено в программу:
    — полноценные обеды;
    — регистрация ребенка — ‘свидетельство о рождении’;
    — школьная форма и школьные принадлежности;
    — медицинская помощь и лекарства;
    — забота о ребенке, которая дает ему неоценимую поддержку.

    «Усыновление на расстоянии» дает детям будущее. Не только потому, что они могут вырасти здоровыми. Дети выходят из своего бедного района и приходят обедать в красивый новый Центр Питания, где есть не только еда и чистая вода, но и друзья и внимательные работники. Все дети очень рады, что на другом конце света есть человек, который о них заботится. «Усыновление на расстоянии» дает детям силы и возможность мечтать и строить планы на будущее.

    Помочь ребенку может каждый!
    Человек, который решил стать «усыновителем», перечисляет (с помощью карточки Visa или MasterCard) всего 26 евро в месяц. Это чуть больше 1000 рублей. На эти деньги ребенок полноценно питается, получает школьную форму и школьные принадлежности, при необходимости – медицинскую помощь. Работники Центра контролируют, как ребенок растет и следят за ситуацией в семье. На день рождения ребенок получает небольшой подарок от «усыновителя», а на Рождество дети приглашаются на большой праздник в Центре питания.
    Жертвователю присылают историю ребенка – одного из представителей данного Центра Питания. Раз в шесть месяцев «усыновитель» получает новости о ребенке и свежие фотографии.

    Усыновление из Африки

    Я сама из Москвы но живу уже 13 лет с Америке. У меня есть два биологических мальчика: 8 лет и 3.5 года. Я хотела очень девочку но y меня было нескольно выкидышей из-за гормональных нарушений. У меня был ужасный кризис в то время от пережитых потерь. Я в сердце всегда хотела удочерить или усыновить и тут я этим серьезно стала заниматься. Российские усыновления американцами тогда запретили, когда одна женщина вернула своего сына обратно в Москву одного на самолете, а тут как раз тогда произошло землятресение на Гаити и я думала взять ребенка оттуда, но они тоже закрыли все программы в случае если кто-то потерял родителей и не сирота на самом деле. Тогда я решила поехать в Африку в Демократичесую Республику Конго—у меня знакомая взяла оттуда ребенка и сказала, что там 5 миллионв сирот и 50% детей не доживют до 5 лет. Я увидела своими глазамт какая там нищета и нужда и как страдают бедные детишки и решила начать процесс усыновления оттуда. Это заняло 1.5 годa и $40000 и 2 поездки туда. Мы взялм 2-их детей: девочку 2х лет и мальчика 1 года. Прилетели с ними в Америку. У девочки нашли амебы в желудке и она заразила всю нашу семью- елe вылечели антибиотиками. Она впадала в панику на людях и какала в трусы и размазывала это дело по стенам и самой себе. Это я очень быстро это поведение искоренила—я оставляла ее в ванной одну на нескольно часов чтобы она наслаждалась своим ароматом. Она это делала для внимания, но она это внимание не получла и перестала это делать. Еще ей нужно было делать 2 операции и кучу анализов которые нашли ряд серьезных заболеваний. Мальчик был в целом здоров, но в год был на уровне 3 месячного ребенкаа именно лежал пластом, не ползал, не улыбался, не гулил и что самое странное и страшное никому не смотрел в глаза. Год интенсивной терапии со специалистами и конечно мамой сделали из него почти нормального ребенка. Под конец этого у нас произошел сюрприз—я забеременела. Только гормональные уколы спасли мою дочку и сейчас у меня 5 детей и никакой помощи. Моим детям сейчас 8, 3.5, 3.5, 2.5, 3 месяца. Но даже это не самая большя проблема. Я не смотря ни на что безумно рада что у меня есть родная доченька о которой я так мечтала—она самая легкая и самая любимая. Муж у меня американец и хороший человек-мне в этом плане повезло, но он много работает и большую часть времени я одна с детьми. Старший сын в школе, а 3х летки ходят в садик 3 раза в неделю. Вот в чем проблема. Я так и не прикепела сердцем к приемным детям из Афкики. У мальчика не здоровая любовь к еде, он будет жрать пока его не вырвет и будет истерить если у него заберут еду. Каждый раз. Я не думаю по его поведению что у него IQ выше 80 баллов. Девочка очень красивая, умненьная и хитренькая проныра: все время либо громко поет и танцует, либо ревет особенно на людях. Все время писиет под себя ночью, хоть уже почти 4 года. Ей 3.5 года как и моему биологическому сыну. Мои мальчики ее ненавидят и долбят. Она ворует еду, ломает вещи, врет и раздражает всех нас постоянным хохотом, пением, танцами или ревом. Она несколько раз ударила мою новорожденную дочку за моей спиной. Я была в бешенстве. Оба ребенка предпочитают моего мужа, а меня совершенно не любят а я их. Мой муж на них не срывается и не шлепает как я. Я очень строга с ними и стараются себя вести более-менее прилично т.к. знают что получат по заднице. Я раньше была такая спокойная и добрая мама до того как мы привезли этих детей из Афкики. И я не расистка у меня много чернокожих друзей. Я просто почему-то не могу полюбить этих детей. Биологических я люблю и обожаю- особенно маленькую. Я хочу позвонить в агенство через которое мы взяли эти детей чтобы их вернуть и им нашли другую семью в Америке. Мой муж говорит, что это безответсвенно возвращать детей, хоть он и сам на грани срыва.

    Еще почти все мои русские друзья и родители от меня отказались когда я привезла чернокожих детей, потому что многие русские расисты. Я думаю мне уже никогда не слетать в Москву с детьми т.к. закидают тухлыли помидорами, либо еще убьют неонацисты.

    Вопрос: оставили бы вы детей в моей ситуации или попытались им найти другую семью через агенство?

    Как бы вы отнеслись к черным детям? Я боюсь что я потеряла Россию и русских друзей навсегда из-за этих детей и моей глупой прчуды.

    Мне очень тяжело и не судите строго если можно.

    Мозамбик: усыновление негритят на расстоянии

    Оказывается есть возможность усыновить ребенка на расстоянии, причем, на далеком — в Африке. Католическая община св.Эгидия почти 10 лет помогает бедным детям в Мозамбике

    Екатерина ЗАГУЛЯЕВА

    Оказывается есть возможность усыновить ребенка на расстоянии, причем, на далеком — в Африке. Католическая община св.Эгидия почти 10 лет помогает бедным детям в Мозамбике.

    Автор: А вы знали, что, оказывается, есть возможность усыновить ребёнка на расстоянии? В Африке?

    Вы платите 26 евро в месяц, ваш малыш остаётся жить там, где он жил, то есть в Мозамбике или в Малави. Он продолжит дружить со своими африканскими сверстниками, говорить на своём родном языке и играть в привычные ему игры.

    Но только теперь за ваши деньги он будет получать горячий обед в центре питания, и очень часто это будет его единственная еда в сутки.

    Всё это придумала и организовала католическая община святого Эгидия.

    Светлана Файн, координатор «Друзей общины св. Эгидия»:
    Каждые полгода детей взвешивают и измеряют их рост, чтобы убедиться, что они растут хорошо, и что всё у них, собственно говоря, в порядке. Если кто-то давно не приходит, то его пойдут искать и попробуют выяснить, что случилось, как дела. Если ему нужны школьные принадлежности, их купят, если ему нужна одежда, тоже её как-то постараются обрести. Если его надо записать в школу, его запишут в школу, если его надо лечить, то его будут лечить и позаботятся тоже об этом.

    Автор: Таких центров в Африке три. В общей сложности в них питаются около тысячи детей от двух до четырнадцати лет. Существует электронная база, где хранятся данные по всем детям. И всё это работает с 2006 года, уже почти десять лет.

    Светлана Файн: Центры питания – такие оазисы, можно сказать, такие пространства детства в очень бедных районах, окружённые соломенными домиками, глинобитными домиками, домиками из тростника и камней. Это место, где тебя любят, где о тебе заботятся, где у тебя есть праздник, где ты можешь петь, ты можешь танцевать, ты можешь играть, где тебя приласкают, где тебя пожалеют, если надо пожалеть, где заметят, что ты грустный, заметят, что ты радостный.

    Всех их знают по имени, обо всех них знают, сколько у них братьев и сестёр, как они живут, чем занимаются родители, какие у них проблемы, чем они болеют. Всё это известно, всё это есть в компьютерной программе.

    При этих центрах периодически устраивают родительские собрания, потому что часто самих мам тоже надо научить обращаться со своими детьми, заботиться о них. И им объясняют, что детей надо записать в школу, что детей надо, вообще-то говоря, зарегистрировать и сделать им свидетельства о рождении, потому что это – другая проблема, потому что очень часто детей в Мозамбике и других африканских странах не регистрируют, это бывает трудно, это бывает сложно. Зачем его регистрировать – а вдруг он умрёт? Часто оказывается, что у ребёнка годовалого даже нет имени вообще никакого, потому что зачем ему давать имя – а вдруг он всё равно умрёт?

    Каждые полгода усыновитель из Европы получает новости о конкретном ребёнке, которого он усыновил, и обо всём центре, в котором этот ребёнок питается. Таким образом, можно узнать: кто он, что он, как он? Он пошёл в школу? Как он учится? Как у него дела? Как живут родители? Как живут братишки и сестрёнки? Как у него со здоровьем? Что он любит? Что ему нравится?

    Программа «Усыновление на расстоянии» очень активно развивается в последнее время, в России – тоже. За последний год количество усыновителей выросло с двух до двадцати четырёх, потому что это действительно оказывается очень привлекательным – ты можешь иметь ребёнка, очень красивого, в далёком Мозамбике, и ты знаешь, что те деньги, на которые ты бы сама, может быть, один или два раза сходила бы в кафе, меняют действительно жизнь этого ребёнка, меняют жизнь его семьи, меняют жизнь действительно вокруг него.

    У меня есть такой сын. Его зовут Нельсон, ему девять лет, он живёт в Бейре, в районе Прайнова. Это очень бедный район, в основном – из соломенных домиков, который находятся на берегу моря. Нельсон – один из пяти детей, мама его торгует печенюшками на местном рынке. Благодаря тому, что это усыновление на расстоянии есть, он уже год приходит обедать в центр питания в Бейре, и прямо можно видеть, как ребёнок растёт, и как ребёнок обретает какую-то вот искру в глазах и счастье в глазах.