Изменение меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 110. Отмена или изменение меры пресечения

1. Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 настоящего Кодекса.

2. Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

3. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором, а также следователем, дознавателем по его письменному указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора.

4. Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом.

1. Основаниями отмены меры пресечения являются:

А) Признание незаконным или необоснованным первоначального решения об избрании меры пресечения. Как правило это происходит при рассмотрении соответствующих жалоб вышестоящей инстанцией. Например, решение об избрании меры пресечения вынесено лицом, подлежащим отводу. Отмена меры пресечения по этому основанию обосновывает право обвиняемого (подозреваемого) на возмещение причиненного вреда этой мерой пресечения (ч. 3 ст. 133 УПК).

Б) Отпадение необходимости в ее применении. Это может быть связано с достижением целей меры пресечения (надлежащего поведения обвиняемого или подозреваемого), отпадением оснований (ст. 97 УПК) или мотивов (ст. 99 УПК) ее применения. Например, обвиняемый заболел тяжкой болезнью и нет оснований опасаться процессуальных нарушений с его стороны.

В) Отпадение общих условий для применения меры пресечения. Мера пресечения отменяется при:

— Прекращении уголовного дела и уголовного преследования конкретного лица (ст. 213, 239 УПК);

— Постановлении оправдательного приговора или приговора, не связанного с назначением наказания (ст. 306, 311 УПК);

— Обращении обвинительного приговора к исполнению (ч. 4 ст. 390, ст. 393 УПК);

— Приостановлении уголовного дела (кроме меры пресечения в отношении скрывшегося обвиняемого). См. комментарий к ст. 210, 238 УПК;

— Наличии оснований для прекращения дела по нереабилитирующим основаниям (в связи с: актом амнистии или помилования, истечением срока давности, деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, применением принудительных мер воспитательного воздействия), когда обвиняемый возражает против прекращения дела и производство по нему продолжается (см. определение Конституционного Суда РФ от 21.12.00 № 296-О).

Г) Отпадение специальных условий для применения конкретных мер пресечения:

— Истечение 10 суточного срока применения меры пресечения в отношении подозреваемого, когда ему не было предъявлено обвинение (ст. 100 УПК);

— Отказ обвиняемого, поручителей, залогодателей от своих обязательств при применении психолого-принудительных мер пресечения (ст. 102-106 УПК);

— Прекращение статуса военнослужащего при наблюдении командования воинской части (ст. 104 УПК);

— Достижение совершеннолетия при присмотре за несовершеннолетним обвиняемым (ст. 105 УПК);

— Истечение срока содержания под стражей (и, как представляется, под домашним арестом – см. комментарий к ст. 107, 109 УПК);

— Превышение времени содержания под стражей (домашним арестом, в медицинском или психиатрическом стационаре) срока реально возможного наказания (ст. 109 УПК).

2. Мера пресечения изменяется на более строгую при появлении дополнительных обстоятельств, более точно устанавливающих: а) возможность совершения обвиняемым (подозреваемым) процессуального нарушения; б) неспособность прежней меры пресечения обеспечить надлежащее поведение обвиняемого или подозреваемого (ст. 97, 99 УПК). Например, когда обвиняемый нарушает условия ранее избранной меры пресечения. Так, согласно ч. 2 ст. 238 УПК суд обязательно избирает заключение под стражу в отношении скрывшегося обвиняемого, не содержащегося под стражей.

Мера пресечения может быть изменена на более строгую для необходимости исполнения приговора, когда реально возможное наказание существенно отягощается (предъявление более тяжкого обвинения, вынесение приговора с назначением наказания в виде реального лишения свободы на длительный срок).

3. Мера пресечения изменяется на более мягкую при наличии общих оснований, условий и мотивов для ее избрания (ст. 97, 99 УПК), когда прежняя более строгая мера пресечения отменяется в связи: а) с отменой вышестоящей инстанцией; б) с отпадением необходимости в применении; в) с отпадением специальных условий. Например, вместо заключения под стражу избирается подписка о невыезде в связи с истечением срока содержания под стражей.

4. Решение об отмене или изменении меры пресечения оформляется мотивированным постановлением дознавателя, следователя, прокурора, судьи или определением суда по делам находящимся в их производстве.

Кроме того, прокурор дополнительно вправе отменить или изменить меру пресечения при утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта (ст. 221, 226 УПК), при рассмотрении соответствующей жалобы (ст. 124 УПК) или дать указание следователю и дознавателю об отмене или изменении меры пресечения. Однако при несогласии следователя с указанием или решением прокурора об отмене или изменении меры пресечения избранной следователем, последний вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений (п. 4 ч. 3 ст. 38 УПК).

Кроме как по находящимся в своем производстве делам, суд вправе отменить меру пресечения при рассмотрении жалобы заинтересованных лиц в порядке ст. 125 УПК, в апелляционном и кассационном порядке. Суд отменяет заключение под стражу и домашний арест по ходатайству органов уголовного преследования в порядке ст. 108 УПК.

5. Следователь и дознаватель могут отменить или изменить меру пресечения, избранную прокурором или по его письменному указанию, только при согласии прокурора. Это правило не распространяется на отмену меры пресечения в связи отпадением общих или специальных оснований для ее применения. Например, при прекращении дела отменяется любая мера пресечения.

С учетом изменений в части 3 комментируемой статьи, внесенных Законом РФ от 29.05.02 г. № 58-ФЗ, следует сделать вывод о том, что для отмены меры пресечения, избранной по судебному решению, следователь и дознаватель должны предварительно получить согласие прокурора, если данные меры пресечения избирались самим прокурором или по его письменному указанию.

6. Мера пресечения, избранная по судебному решению, может быть отменена или изменена только судом. Эту норму следует ограничительно толковать с учетом следующих обстоятельств.

А) В судебном производстве суд отменяет или изменяет меру пресечения по делу, находящемуся в его производстве. Мера пресечения, избранная мировым судьей, по соответствующей жалобе может быть отменена в апелляционном порядке. Иные меры пресечения могут быть отменены в кассационном порядке.

Б) В стадии предварительного расследования суд избирает домашний арест и заключение под стражу, которые отменяются или изменяются в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК. Представляется, что данные меры пресечения могут быть отменены и без судебного решения при: прекращении уголовного дела и уголовного преследования конкретного лица (ст. 213, 239 УПК); приостановлении уголовного дела в отношении не скрывшегося обвиняемого; истечении 10 суточного срока в отношении подозреваемого без предъявления ему обвинения (ст. 100 УПК); отпадении специальных условий применения заключения под стражу и домашнего ареста (см. комментарий к ст. 108 УПК). Например, прекращение уголовного преследования в части (ч. 2 ст. 175 УПК) повлекло переквалификацию действий обвиняемого на менее тяжкое преступление, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы. Это исключает возможность применения заключения под стражу.

В) Без судебного решения прекращается исполнение меры пресечения в связи с истечением срока содержания под стражей, установленного ст. 109 УПК. Решение об освобождении обвиняемого принимает начальник места содержания под стражей или следователь, дознаватель, прокурор (ч. 2 ст. 10 УПК). См. комментарий к ч. 4 ст. 109 УПК.

Г) Инициатива суда в избрании, изменении и отмене меры пресечения должна быть ограничена требованием стороны обвинения (ч. 10 ст. 108; ч. 4 ст. 110; ч. 3 ст. 237; ст. 255 УПК). Представляется, что суд обязан удовлетворить ходатайство следователя (дознавателя, прокурора, государственного или частного обвинителя) об отмене или смягчении меры пресечения. Иначе суд превратится в орган уголовного преследования в нарушение принципа состязательности (ст. 15 УПК). Тем более, что обвинитель вправе прекратить уголовное преследование в части или отказаться от части обвинения. Такое обязательное для суда решение может повлечь отмену меры пресечения. См. комментарий к ч. 10 ст. 108 УПК.

Верховный суд рассказал, когда можно обойтись без СИЗО

Верховный суд подготовил обзор, в котором обобщил и проанализировал практику рассмотрения судами в 2015–2016 годах ходатайств об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, и о продлении сроков ареста фигурантам дел.

Анализ практики показал, что суды при рассмотрении таких ходатайств органов предварительного расследования в основном правильно применяли положения Уголовно-процессуального кодекса, подчеркивает ВС. Вместе с тем он счел необходимым дать разъяснения по ряду вопросов, которые касаются избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, продления сроков ареста и порядка их исчисления.

Как должно быть мотивировано решение суда заключить под стражу?

Это возможно лишь при наличии очевидных свидетельств виновности лица. Суду недостаточно лишь согласиться со следственными органами в том, что подозрения обоснованы. Он должен в судебном заседании исследовать их доказательства и сделать свои выводы. Еще одна ошибка в том, что постановление о заключении под стражу может содержать преждевременные выводы о виновности, например, такие: «органы предварительного следствия установили, что лицо совершило преступление», «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление», «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление». Апелляционные суды поступают с такими постановлениями по-разному. Одни их изменяют и исключают указание на виновность. Другие отменяют постановление целиком, и это больше отвечает презумпции невиновности, замечает Верховный суд в обзоре.

Как определить, есть ли опасность того, что лицо скроется от дознания или предварительного следствия?

Тяжесть обвинения сама по себе не говорит о том, что лицо может скрыться, и не является единственным и достаточным основанием для заключения под стражу, подчеркивает ВС. Вывод о том, что фигурант дела попытается сбежать, органы предварительного расследования чаще всего обосновывали отсутствием у него регистрации в том регионе, где он проживает или где совершено преступление, отсутствием работы, разъездным или вахтовым ее характером. Кроме того, подтолкнуть подозреваемого или обвиняемого к побегу, по мнению следствия, может отсутствие у лица семьи и иждивенцев, тот факт, что у него уже имеется судимость, а также действующий загранпаспорт.

Однако по делам о преступлениях небольшой или средней тяжести, несмотря на перечисленные обстоятельства, суды, как правило, отказывали в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу и избирали более мягкую меру пресечения, например, домашний арест. Так, Красноглинский райсуд Самары отказался заключить под стражу Б., которая подозревалась в совершении преступления по ч. 1 ст. 166 УК (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения). Суд не убедили доводы дознавателя о том, что Б. не работает и не прописана в Самаре. В обоснование своего решения суд указал, что фигурантка имеет постоянное место жительства в Оренбургской области, семью и несовершеннолетних детей, а также ранее не привлекалась к уголовной ответственности. При этом сама она не отрицала того, что без разрешения пользовалась машиной потерпевшего.

Высокие шансы на домашний арест или подписку о невыезде, согласно обзору практики, имеют лица, у которых ранее не было судимости, есть постоянное место жительства и работы, где они характеризуются положительно. Кроме того, несомненными «плюсами» в характеристике подозреваемого или обвиняемого, которые помогут ему избежать заключения под стражу, станут признание вины и раскаяние в содеянном, а также отсутствие попыток скрыться от органов предварительного следствия. Так, Верховный суд республики Саха (Якутия) не согласился с решением Усть-Алданского райсуда поместить под стражу Н., который подозревался по п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК (кража с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба). ВС республики избрал для Н. подписку о невыезде, указав, что райсуд не дал должной оценки совокупности характеристик подозреваемого, который не имеет судимости, зарегистрирован и проживает с родителями, от органов предварительного следствия не скрывался, а главное, признал свою вину.

«В ст. 97 УПК предусмотрены основания, которые позволяют применить к лицу, подозреваемому в совершении преступления, такую меру пресечения, как содержание под стражей, – подчеркивает Анастасия Рагулина, директор юргруппы «Яковлев и Партнеры», к. ю. н., доцент МГЮУ им. О. Е. Кутафина. – Но проблема в том, что эти основания сформулированы очень широко. Как понять, что лицо может скрыться от следствия и суда? Например, у него отсутствует регистрация в регионе, где совершено преступление. Но всегда ли это в отрыве от каких-то других обстоятельств может свидетельствовать о том, что он сбежит? А у другого есть регистрация, но ведь это не мешает ему скрыться. Поэтому суд в одном случае может посчитать, что отсутствие прописки приведет к такой проблеме, в другом – нет».

Нередко пытаются обосновать меру пресечения тяжестью совершенного преступления, говорит эксперт. «Здесь можно говорить о том, что у лица будет повышенная общественная опасность, и есть предположение, что поскольку он понимает, что срок, который ему грозит, достаточно большой, он может скрыться от следствия и суда. – рассуждает Рагулина. – Но суды не всегда применяют заключение под стражу оправданно и с учетом всех фактических обстоятельств, либо исходя из материалов дела, в которых не обосновано применение этой меры. То есть в любом случае правоохранительные органы, выходя в суд с ходатайством об избрании такой меры пресечения, все-таки должны все подробно расписывать, чтобы у суда не было сомнений, что он правильно применяет эту меру».

Когда суд вправе не продлевать срок заключения под стражу и заменить его, например, на домашний арест?

Изучив практику, ВС пришел к выводу, что обстоятельства, которые изначально послужили причиной заключения под стражу, могут с течением времени утратить свое значение. Например, суды изменяют меру пресечения на домашний арест или подписку о невыезде и надлежащем поведении, если уже окончены все следственные действия по сбору доказательств или установлены соучастники преступления, обвиняемый активно способствовал раскрытию дела, возместил причиненный им ущерб или заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, обвинение в отношении него было смягчено. Кроме того, учитываются характеристики обвиняемого, например, наличие судимости, а также его социальные связи: работу, семью, детей. Такой же подход закреплен и п. 21 постановления Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года.

Кроме того, ВС указывает, что следственные органы иногда мотивируют необходимость оставить обвиняемого под стражей тем, что, оказавшись на свободе, тот может скрыться, начать угрожать свидетелям или иным участникам судопроизводства. Суды должны отказывать в удовлетворении таких ходатайств, если такие доводы являются лишь предположительными или основаны только на тяжести обвинения, и никаких реальных попыток побега или угроз обвиняемый не предпринимал.

Не нужно забывать и о том, что необходимость продления следствия по делу не должна быть единственным основанием увеличения срока содержания обвиняемого под стражей. В таких случаях суду необходимо выяснить, из-за чего так долго длится следствие, и, если причина, по его мнению, в неэффективной организации расследования, это может стать причиной отклонения ходатайства следственных органов. Кроме того, суд вправе отреагировать на такую волокиту частным постановлением. ВС уточняет также, что долгое ознакомление защитников с материалами дела также не может быть единственным основанием для продления ареста. Когда арест просят продлить в связи с особой сложностью дела, суду надлежит проверить, так ли это, и достаточно ли обоснованы доводы следствия.

КС разъяснил правила применения домашнего ареста

22 марта Конституционной Суд РФ вынес Постановление № 12-П/2018 по делу о проверке конституционности ч. 1 и 3 ст. 107 «Домашний арест» УПК РФ, которые, по мнению заявителя, нарушают основной закон в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Поводом для обращения послужила следующая ситуация. Постановлением от 20 июля 2017 г. Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста заявителю, обвинявшемуся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 145.1 – невыплате зарплаты на общую сумму свыше 30 млн рублей. Максимальное наказание за данное преступление не превышает трех лет лишения свободы, и в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ оно отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

15 сентября срок содержания заявителя под домашним арестом был продлен до четырех месяцев – по 17 ноября 2017 г. А 9 ноября ему было предъявлено в окончательной форме обвинение в трех преступлениях, предусмотренных ст. 145.1 УК РФ, выразившихся в невыплате заработной платы на общую сумму около 78 млн руб., а срок содержания под домашним арестом был продлен до 24 ноября 2017 г. При этом уже 10 ноября следователь вынес постановление, в котором ходатайствовал перед судом о прекращении уголовного дела в связи с полным погашением обвиняемым задолженности по заработной плате и назначении ему судебного штрафа.

22 ноября было удовлетворено ходатайство стороны защиты об изменении заявителю меры пресечения в виде домашнего ареста на залог в размере 500 тыс. руб., а уголовное дело направлено по подсудности мировому судье.

В своей жалобе заявитель указал, что положения ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ понимаются судами в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно п. 36 которого установленные ч. 1 ст. 108 УПК РФ условия, связанные с видом и размером наказания, на домашний арест не распространяются. Такое применение уголовно-процессуальных норм заявитель считает противоречащим правовой позиции Конституционного Суда РФ, который в Постановлении от 6 декабря 2011 г. № 27-П отметил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а потому применение этих мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения данного права, схожих по своим сущностным характеристикам.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд пояснил, что выраженная в Постановлении № 27-П/2011 правовая позиция о необходимости применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, с соблюдением предусмотренных Конституцией РФ гарантий обеспечения данного права, схожих между собой по своим сущностным характеристикам, в полной мере распространяется на решение вопроса об избрании и применении меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести. При этом схожесть указанных конституционных гарантий не означает необходимости идентичности условий применения домашнего ареста и заключения под стражу, поскольку ими по-разному ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность.

КС отметил, что сама по себе дифференциация мер пресечения, избираемых в отношении подозреваемых и обвиняемых с учетом тяжести выдвинутого подозрения и обвинения, в том числе позволяющая применять домашний арест в уголовных делах о преступлениях небольшой тяжести более широко, чем заключение под стражу, направлена на обеспечение требований справедливости, соразмерности ограничения прав и свобод, соблюдения баланса частных и публичных интересов при производстве по уголовному делу.

Суд также указал, что могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства не будут выполнены. Как подчеркнул КС РФ, именно для таких исключительных случаев в УПК РФ предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, хотя, по общему правилу, оно не допускается.

«Соответственно, применение домашнего ареста – с учетом более гуманного (менее строгого) характера данной меры пресечения по сравнению с заключением под стражу и с учетом возможности наложения запретов и ограничений, установленных ч. 7 ст. 107 УПК Российской Федерации, не полностью, а выборочно – в тех случаях, когда применение лишения свободы за преступление небольшой тяжести невозможно, но имеются такие исключительные обстоятельства, не противоречило бы его природе», – указал Конституционный Суд.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционный Суд также постановил, что правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, если они основаны на положениях ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Представлявший заявителя адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Зимин оценил постановление КС РФ с точки зрения формирования практики правильного применения домашнего ареста как очень хорошее. Он отметил, что предприниматели сегодня подвергаются неприятному давлению через категорию преступлений небольшой тяжести. По данной категории дел избирается домашний арест. Как полагает Александр Зимин, постановление КС РФ решает эту задачу, прямо указывая: если нельзя заключить под стражу в силу прямого указания закона, то нельзя в отсутствие особых обстоятельств, перечисленных с п. 1 по п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключить лицо под домашний арест.

По мнению Александра Зимина, постановление КС РФ, безусловно, положительно повлияет на правоприменительную практику по преступлениям, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, поскольку является прецедентным и направлено в пользу обвиняемых и подозреваемых.

Комментируя решение КС, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал его взвешенным и разумным. Он обратил внимание, что Конституционный Суд фактически отметил, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу возможно лишь с соблюдением требований не только ст. 107, но и ст. 108 УПК РФ, что связано со строгостью данной меры пресечения и особыми условиями ее применения, предусматривающими изоляцию подозреваемого (обвиняемого) от общества.

Вместе с тем эксперт выразил удивление применением данной меры пресечения к заявителю в рассматриваемой ситуации. «Нарушение ст. 108 УПК РФ носило очевидный характер, и тем не менее суд, удовлетворивший ходатайство следователя, пошел на такое нарушение. На мой взгляд, это еще раз с очевидностью указывает на соглашательскую позицию наших судебных органов по отношению ко всем ходатайствам стороны обвинения и ошибочное восприятие судами меры пресечения в виде домашнего ареста как гуманной и не нарушающей серьезным образом права обвиняемого, что позволяет судам не вникать ни в какие доводы защиты при подобных ходатайствах», – заключил Андрей Гривцов.

В то же время партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов высказал мнение, что постановление нельзя на практике рассматривать как указание на то, что Конституционный Суд рекомендовал судам по делам о преступлениях небольшой тяжести избирать не заключение под стражу, а именно домашний арест. «Во-первых, это прямо не следует из постановления, а во-вторых, данное постановление содержит рекомендации о применении меры в виде домашнего ареста по делам небольшой тяжести, т.е. если суд считает необходимым избрать именно эту меру», – пояснил он.

Как полагает Сергей Гревцов, Суд понял и зафиксировал в мотивировочной части самую важную мысль, которую заявитель жалобы пытался донести, однако в резолютивной части КС ее не отразил. «Данная правовая позиция заключается в следующем: если даже на момент избрания меры пресечения в виде заключения под стражу грозила уголовная ответственность в виде лишения свободы, но в ходе предварительного следствия обвиняемым предприняты действия, которые в дальнейшем исключают возможность назначения наказания в виде лишения свободы, то при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста не может быть продлена судом и должна либо быть изменена на более мягкую, либо вообще в ходатайстве следователя о продлении сроков домашнего ареста должно быть отказано», – отметил Сергей Гревцов.

Статья 110 УПК РФ. Отмена или изменение меры пресечения

1. Мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 настоящего Кодекса.

1.1. Мера пресечения в виде заключения под стражу также изменяется на более мягкую при выявлении у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей и удостоверенного медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского освидетельствования. Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, порядок их медицинского освидетельствования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством Российской Федерации. Решение об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу принимается дознавателем, следователем или судом, в производстве которых находится уголовное дело, не позднее 3 суток со дня поступления к ним из мест содержания под стражей копии медицинского заключения.

2. Отмена или изменение меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя или судьи либо по определению суда.

3. Мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, может быть отменена или изменена только с согласия этих лиц.

4. Утратил силу. — Федеральный закон от 04.07.2003 N 92-ФЗ.

Комментарии к ст. 110 УПК РФ

1. Руководитель следственного органа вправе изменить или отменить любую меру пресечения по каждому делу, находящемуся как в его производстве, так и в производстве подчиненного ему следователя. Надзирающий и вышестоящий прокурор может изменить или отменить любую меру пресечения по делу, по которому производится дознание.

2. Следователь (дознаватель и др.), суд (судья) обязаны в пределах своей компетенции изменить или отменить меру пресечения, когда отпадает надобность в таковой или в мерах пресечения вообще. Это обусловлено целью их применения и возможным изменением в процессе производства по делу обстоятельств, явившихся основанием или условиями для применения меры пресечения.

3. Условия или фактические основания применения меры пресечения отпадают тогда, когда не находят подтверждения доказательства, изобличающие лицо в совершении преступления либо свидетельствующие о возможности его неправомерного поведения.

4. Принятию решения об отмене или изменении меры пресечения может способствовать изменение обстоятельств, которые учитывались при ее избрании: совершенному деянию дана новая юридическая оценка, обвиняемый своим поведением доказал иное свое отношение к содеянному, ухудшилось (улучшилось) состояние его здоровья, изменилось семейное положение и т.п. Так, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть заменена другой в связи с изменением обвинения в сторону смягчения. При этом, если по новому обвинению за преступление не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, обвиняемый подлежит освобождению из-под стражи в обязательном порядке. И наоборот, если обвиняемый, в отношении которого применена подписка о невыезде или другая мера пресечения, не связанная с лишением свободы, не является по вызовам, старается оказать воздействие на содержание показаний свидетелей и потерпевших либо продолжает свою преступную деятельность, к нему должна быть применена более строгая мера пресечения, вплоть до заключения под стражу.

5. Изменяют, так же как и отменяют, меры пресечения те должностные лица, в чьем производстве находится уголовное дело, руководитель следственного органа или надзирающий за соблюдением органами дознания законов прокурор. Лишь отмена или изменение следователем (дознавателем и др.) меры пресечения, избранной им с согласия руководителя следственного органа (либо дознавателем с согласия прокурора), допустимы только с согласия тех же лиц.

6. Правила ч. 3 коммент. ст. нельзя толковать буквально. Они касаются лишь отмены или изменения мер пресечения на стадии предварительного расследования. На судебных стадиях суд (судья) вправе самостоятельно, без получения на то согласия руководителя следственного органа (прокурора) изменить или отменить любую меру пресечения, включая те, которые избраны в ходе досудебного производства руководителем следственного органа, а также следователем с согласия руководителя соответствующего следственного органа, дознавателем с согласия прокурора.

7. Мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена органами дознания или предварительного следствия. При необходимости отмены (изменения) такой меры пресечения следователь (дознаватель и др.) выносит постановление об отмене (изменении) данной меры пресечения. В этом случае мы бы рекомендовали согласовывать его с руководителем следственного органа (прокурором). Последний давал свое согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения. Таким образом, он давал согласие и на ее избрание. Соответственно, буквально толкуя положения ч. 3 ст. 110 УПК, мы приходим к выводу, что согласие руководителя следственного органа (прокурора) на отмену или изменение избранной судом меры пресечения орган предварительного расследования получать должен. Указанное правило касается любой меры пресечения, избранной по решению суда. Исключением из этого правила следует считать лишь те случаи, когда мера пресечения изменяется на заключение под стражу, домашний арест или залог. Данные меры пресечения избираются лишь по решению суда.

8. Изменение или отмена меры пресечения производятся мотивированным постановлением следователя (дознавателя и др.), судьи или определением суда. В постановлении (определении) должны быть указаны конкретные обстоятельства, в связи с устранением или изменением которых отменяется или изменяется мера пресечения.

9. Решение об отмене или изменении меры пресечения может излагаться в самостоятельном процессуальном документе или включаться в постановление (определение) о прекращении дела, в приговор и т.д. Когда, к примеру, вопрос о мере пресечения разрешается судом одновременно с назначением судебного разбирательства, вынесением приговора, прекращением или приостановлением дела и т.п., то суд (судья) не составляет отдельного определения (постановления) о мере пресечения, а указывает свое решение об этом в соответствующем процессуальном документе: постановлении, определении, приговоре. Если же вопрос о мере пресечения разрешается судом в качестве отдельного, самостоятельного вопроса, то его решение оформляется специальным определением. По аналогичным правилам оформляют свое решение и органы предварительного расследования. Например, при отмене меры пресечения в связи с тем, что подозреваемому в течение 10 (30) суток не предъявлено обвинение, выносится отдельное постановление. При отмене же меры пресечения в связи с прекращением уголовного дела об этом может быть указано в постановлении о прекращении уголовного дела.

10. Постановление или определение об отмене или изменении меры пресечения рекомендуется объявлять лицу, в отношении которого оно вынесено. При этом следует на постановлении делать отметку с указанием времени ознакомления, удостоверяемую подписью обвиняемого (подозреваемого).

11. В случае изменения меры пресечения обвиняемому вручается копия постановления, где зафиксировано данное решение.

12. В зависимости от вида меры пресечения о ее отмене или изменении уведомляются поручитель, командование воинской части, родители несовершеннолетних или должностное лицо специализированного детского учреждения.

13. Постановление (определение, приговор или выписка из него) об отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу в тот же день нарочным направляется в администрацию соответствующего места предварительного заключения и должно быть исполнено немедленно по его получении.

14. См. также комментарий к ст. ст. 97, 99, 228 УПК.

Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. N 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста»

Комментарии Российской Газеты

Принят Государственной Думой 5 апреля 2018 года

Одобрен Советом Федерации 11 апреля 2018 года

Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2002, N 22, ст. 2027; N 30, ст. 3015; 2003, N 27, ст. 2706; N 50, ст. 4847; 2004, N 17, ст. 1585; 2006, N 31, ст. 3452; 2007, N 24, ст. 2830, 2833; N 50, ст. 6235, 6236; 2008, N 24, ст. 2798; N 49, ст. 5724; N 52, ст. 6226; 2009, N 45, ст. 5263; N 51, ст. 6161; N 52, ст. 6453; 2010, N 1, ст. 4; N 11, ст. 1168; N 15, ст. 1756; N 17, ст. 1985; N 27, ст. 3416, 3427, 3428; N 30, ст. 3986; 2011, N 1, ст. 16, 45, 46; N 45, ст. 6322, 6323; N 50, ст. 7362; 2012, N 24, ст. 3070; N 49, ст. 6752; N 53, ст. 7634; 2013, N 7, ст. 608; N 9, ст. 875; N 30, ст. 4028, 4050; N 44, ст. 5641; N 48, ст. 6165; N 52, ст. 6997; 2014, N 23, ст. 2926; 2015, N 1, ст. 47; N 10, ст. 1410; N 27, ст. 3981; 2016, N 1, ст. 60; N 27, ст. 4255, 4256, 4258; N 28, ст. 4559; 2017, N 11, ст. 1542; N 14, ст. 2010; N 17, ст. 2455; N 27, ст. 3934; N 31, ст. 4799; 2018, N 1, ст. 52, 84; N 9, ст. 1284) следующие изменения:

1) в части второй статьи 29:

а) пункт 1 дополнить словами «, запрета определенных действий»;

б) в пункте 2 слова «или срока домашнего ареста» заменить словами «, срока домашнего ареста, срока запрета определенных действий»;

2) пункт 8 1 части второй статьи 37 изложить в следующей редакции:

«8 1 ) при наличии оснований возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей по уголовному делу, поступившему или направляемому в суд с обвинительным заключением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера;»;

3) статью 97 дополнить частью первой 1 следующего содержания:

«1 1 . В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, при избрании меры пресечения в виде залога суд вправе возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанность по соблюдению одного или нескольких запретов, предусмотренных частью шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, а при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста одного или нескольких запретов, предусмотренных пунктами 3 — 5 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса.»;

4) статью 98 дополнить пунктом 4 1 следующего содержания:

«4 1 ) запрет определенных действий;»;

5) дополнить статьей 105 1 следующего содержания:

«Статья 105 1 . Запрет определенных действий

1. Запрет определенных действий в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в возложении на подозреваемого или обвиняемого обязанностей своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, соблюдать один или несколько запретов, предусмотренных частью шестой настоящей статьи, а также в осуществлении контроля за соблюдением возложенных на него запретов. Запрет определенных действий может быть избран в любой момент производства по уголовному делу.

2. Запрет определенных действий в качестве меры пресечения применяется в порядке, установленном статьей 108 настоящего Кодекса (за исключением требований, связанных с видом и размером наказания, квалификацией преступления, возрастом подозреваемого или обвиняемого), и с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения запрета определенных действий, а равно при необходимости возложения дополнительных запретов на подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого применена мера пресечения в виде запрета определенных действий, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении перед судом данного ходатайства указываются один или несколько запретов, предусмотренных частью шестой настоящей статьи, мотивы и основания их установления в отношении подозреваемого или обвиняемого и невозможности избрания иной меры пресечения.

4. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде запрета определенных действий;

2) о возложении дополнительных запретов на подозреваемого или обвиняемого, в отношении которого применена мера пресечения в виде запрета определенных действий;

3) об отказе в удовлетворении ходатайства.

5. Постановление судьи, указанное в части четвертой настоящей статьи, направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, в контролирующий орган по месту жительства или месту нахождения подозреваемого или обвиняемого, подозреваемому или обвиняемому, его защитнику и (или) законному представителю, а также потерпевшему, свидетелю или иному участнику уголовного судопроизводства, если запрет определенных действий связан с обеспечением безопасности этих лиц. В случае возложения на подозреваемого или обвиняемого запрета управлять автомобилем или иным транспортным средством в соответствии с пунктом 6 части шестой настоящей статьи у подозреваемого или обвиняемого дознавателем, следователем или судом изымается водительское удостоверение, которое приобщается к уголовному делу и хранится при нем до отмены данного запрета. Постановление судьи подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в порядке, установленном частью одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса.

6. Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений при избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий может возложить следующие запреты:

1) выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;

2) находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них;

3) общаться с определенными лицами;

4) отправлять и получать почтово-телеграфные отправления;

5) использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет»;

6) управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

7. В постановлении суда об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий указываются конкретные условия исполнения этой меры пресечения с учетом возлагаемых запретов (адрес жилого помещения и периоды времени, в течение которых запрещено покидать жилое помещение, район, населенный пункт, с которыми связаны запреты, места, запрещенные для посещения, данные о расстоянии, ближе которого запрещено приближаться к определенным объектам, лицах, с которыми запрещено общаться, срок применения запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой настоящей статьи, способы связи со следователем, с дознавателем и контролирующим органом, другие условия), а также обязанность подозреваемого или обвиняемого самостоятельно являться по вызовам дознавателя, следователя или суда. Подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем запретам, предусмотренным частью шестой настоящей статьи, либо отдельным из них.

8. Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения со следователем, с дознавателем и контролирующим органом. О каждом таком звонке в случае установления запрета, связанного с использованием средств связи, подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

9. Запрет, предусмотренный пунктом 1 части шестой настоящей статьи, применяется до отмены меры пресечения в виде запрета определенных действий либо до истечения срока применения данного запрета, установленного судом при принятии решений, указанных в пунктах 1 и 2 части четвертой настоящей статьи, или при его продлении. Запреты, предусмотренные пунктами 2 — 6 части шестой настоящей статьи, применяются до отмены или изменения меры пресечения в виде запрета определенных действий.

10. Срок применения запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой настоящей статьи, устанавливается и продлевается судом в соответствии со статьей 109 настоящего Кодекса с учетом особенностей, определенных настоящей статьей, и с момента вынесения судом решения о его установлении не может превышать по уголовным делам:

1) о преступлениях небольшой и средней тяжести — 12 месяцев;

2) о тяжких преступлениях — 24 месяца;

3) об особо тяжких преступлениях — 36 месяцев.

11. Контроль за соблюдением подозреваемым или обвиняемым запретов, предусмотренных пунктами 1 — 5 части шестой настоящей статьи, осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. В целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются Правительством Российской Федерации. Порядок осуществления такого контроля определяется нормативными правовыми актами, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно со Следственным комитетом Российской Федерации и федеральными органами исполнительной власти, в состав которых входят органы предварительного следствия, по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

12. Если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты. Местом исполнения меры пресечения в виде запрета определенных действий считается территория соответствующего учреждения здравоохранения.

13. В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым возложенных на него запретов, отказа от применения к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля или умышленного повреждения, уничтожения, нарушения целостности указанных средств либо совершения им иных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, суд по ходатайству следователя или дознавателя, а в период судебного разбирательства по представлению контролирующего органа может изменить эту меру пресечения на более строгую.»;

а) часть первую после слов «новых преступлений» дополнить словами «, а также действий, препятствующих производству по уголовному делу»;

б) дополнить частью восьмой 1 следующего содержания:

«8 1 . При избрании залога в качестве меры пресечения суд вправе возложить на подозреваемого или обвиняемого обязанность по соблюдению запретов, предусмотренных частью шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса. Обязанность по соблюдению запретов, предусмотренных пунктами 2-6 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, действует до отмены или изменения меры пресечения в виде залога, а обязанность по соблюдению запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, до истечения срока, установленного судом в соответствии с частями девятой и десятой статьи 105 1 настоящего Кодекса. Контроль за соблюдением подозреваемым или обвиняемым возложенных судом запретов осуществляется в порядке, установленном частью одиннадцатой статьи 105 1 настоящего Кодекса.»;

а) в части первой слова «полной либо частичной» и слова «ограничений и (или)» исключить;

б) часть пятую изложить в следующей редакции:

«5. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий или залога.»;

в) часть седьмую изложить в следующей редакции:

«7. Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может установить запреты, предусмотренные пунктами 3 — 5 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса.»;

г) в части восьмой слова «и (или) ограничениям, перечисленным» заменить словом «, указанным», слово «Ограничения» заменить словом «Запреты»;

д) части девятую и десятую изложить в следующей редакции:

«9. В решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения, в том числе место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, запреты, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, способы связи со следователем, с дознавателем и контролирующим органом.

10. Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением возложенных на него судом запретов осуществляется в порядке, установленном частью одиннадцатой статьи 105 1 настоящего Кодекса.»;

е) в части одиннадцатой слова «и (или) ограничения» исключить;

ж) в части тринадцатой слова «в условиях полной изоляции от общества» исключить;

з) часть четырнадцатую изложить в следующей редакции:

«14. В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения, отказа от применения к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля или умышленного повреждения, уничтожения, нарушения целостности указанных средств либо совершения им иных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, суд по ходатайству следователя или дознавателя, а в период судебного разбирательства по представлению контролирующего органа может изменить эту меру пресечения на более строгую.»;

8) в части седьмой 1 статьи 108 слово «залога» заменить словами «запрета определенных действий, залога»;

а) часть восьмую 1 после слов «статьи, срок» дополнить словами «запрета определенных действий, срок»;

б) в части восьмой 2 слова «срок содержания под стражей» заменить словами «срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей»;

в) в части восьмой 3 слова «домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей» заменить словами «запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок указанных мер пресечения»;

г) часть десятую дополнить пунктом 1 1 следующего содержания:

«1 1 ) запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;»;

10) в статье 128:

а) часть первую после слов «домашнего ареста» дополнить словами «, запрета определенных действий»;

б) часть вторую после слов «домашнем аресте» дополнить словами «, запрете определенных действий»;

11) в части пятой статьи 220 слова «содержания под стражей и домашнего ареста» заменить словами «содержания под стражей, домашнего ареста и запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса»;

12) часть вторую 1 статьи 221 изложить в следующей редакции:

«2 1 . Установив, что срок запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей оказывается недостаточным для принятия решения в порядке, установленном настоящей статьей, либо для выполнения судом требований, предусмотренных частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса, прокурор при наличии оснований возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока указанных мер пресечения.»;

13) в части третьей 1 статьи 225 слова «содержания под стражей и домашнего ареста,» заменить словами «содержания под стражей, домашнего ареста, запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса,»;

14) в части десятой статьи 226 7 слова «содержания под стражей или домашнего ареста,» заменить словами «содержания под стражей, домашнего ареста, запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса,»;

15) в статье 228:

а) пункт 3 части первой после слов «подлежит ли продлению» дополнить словами «срок запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса,»;

б) в части второй после слов «в виде» дополнить словами «запрета определенных действий,», после слов «о продлении» дополнить словами «срока запрета определенных действий,», слова «статьей 108» заменить словами «статьями 105 1 и 108»;

16) пункт 6 части второй статьи 231 изложить в следующей редакции:

«6) о мере пресечения, за исключением случаев избрания меры пресечения в виде запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, залога, домашнего ареста или заключения под стражу, либо о продлении срока запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса, срока домашнего ареста или срока заключения под стражу.»;

17) пункт 9 части первой статьи 308 после слов «домашнего ареста,» дополнить словами «запрета определенных действий, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105 1 настоящего Кодекса,»;

18) часть четвертую статьи 389 11 после слов «пресечения в виде» дополнить словами «запрета определенных действий,», после слов «о продлении» дополнить словами «срока запрета определенных действий,».