Юрист заключает договора

Юрист заключает договора

Вам подарок!

КНИГА «Как внедрить бизнес-процессы»!

Памятка по работе с юристами

1.Право — это такая вещь, в которой разбираются все. Любой менеджер, сотрудник кредитного отдела, бухгалтерии и т.д. может самостоятельно?
-подготовить любой договор, а также дать заключение по любому Юридическому вопросу. Для этого нужно обзавестись немногим — диском под названием типа «Все договоры на одном диске» и парой книжечек типа «Все, что надо знать о праве» или «Как заключать договоры». Любой договор с такого диска можно применить ко всем ситуациям. Так, договор поставки можно применять, независимо от того, продаете Вы тушенку или сложное оборудование, внутри страны или за рубеж.

2. И еще на различного рода совещаниях и переговорах юрист присутствовать не должен — он будет только мешаться, а все, что он может сказать, Вы знаете и сами.

3. Юрист — это такой человек, который рубит на корню самые лучшие проекты. Чем лучше, с Вашей точки зрения, проект и чем большие прибыли он сулит, тем больше юридических рисков описывает юрист.

4 Ни в коем случае не надо делать так, как советует юрист — это долго и сложно. Нужно сделать так, как быстрее, проще и дешевле, и плевать, что закон так делать запрещает — все равно эти законы никто не соблюдает, и вообще, если по этим законам жить, то надо закрыть фирму и не работать.

5. Надо старательно прятать от юриста все возможные документы. Договоры, претензии к контрагентам и прочую ерунду (см. правило 1) ни в коем случае нельзя показывать юристу — зарубит на корню (см. правила 2-3).

6. Показывать такие документы надо только тогда, когда пора идти в суд. А вот в суд пускай идет юрист. В том, чтобы судиться, тоже нет ничего сложного, надо только купить книжку «Как всегда выигрывать в суде», но пусть юрист отрабатывает свою зарплату.

7. Девять часов вечера — идеальное время для того, чтобы показать юристу все документы по делу, слушание по которому в суде назначено на 9 утра следующего дня. У юриста есть целая ночь на то, чтобы пересмотреть свою позицию с учетом этих документов.

8. Если Ваша фирма сама признала все свои долги перед истцом в письме годичной давности, лучше юристу об этом не говорить вообще, пусть узнает об этом на процессе от противника, тем приятнее будет для него сюрприз. Юристы больше всего любят такие вот приятные сюрпризы.

9. Если, несмотря на то, что составить договор может любой дурак, на то, что юрист писал, как надо сделать, а Вы сделали неправильно, но зато быстро, просто и дешево, а также несмотря на то, что Вы дали ему ценные указания на суде отрицать долг, признанный Вашей фирмой год назад, юрист все-таки умудрится проиграть дело, то виноват только юрист. И что из того, что юрист говорил, как надо сделать правильно? Он должен был придумать, как сделать так, чтобы было и не так, как надо, и правильно, и быстро, просто и дешево одновременно. А возможность предъявления в суде любых подписанных Вами документов он должен был предвидеть.

10. Хотя составить договор может любой, всю работу, которую не хочется делать Вам, можно свалить на юриста, мотивировав это тем, что «раз здесь затрагиваются юридические вопросы, значит, это вопрос юриста». Выдвигайте этот тезис смело — в любом деле можно найти какие-то юридические вопросы, будь то заполнение трудовых книжек (порядок заполнения книжек регулируется законодательством? Да! Стало быть, это чисто юридический вопрос!) до составления годового балансового отчета (это же тоже регулируется законодательством, а стало быть, это вопрос юридический!).

11. Срочные вопросы к юристу бывают только у Вас. Если Вы пришли к юристу с каким-то вопросом, он должен немедленно бросить все остальное и заниматься только Вашим вопросом.

12. Юристы фирмы больше всего любят, когда сотрудники фирмы приходят к ним со своими личными вопросами. Ни в коем случае не надо юристу платить — раз он работает в той же фирме, что и Вы, он обязан заниматься Вашим вопросом, будь то развод, залив квартиры, взыскание долга с соседа или что-то еще. Ни в коем случае не ходите в юридическую консультацию — зачем платить юристам там, если в Вашей фирме есть юрист, у которого куча свободного времени и который больше всего в жизни мечтает заняться Вашим вопросом? Если в Вашей фирме юриста нет, то надо попросить своего друга, чтобы он проконсультировался у юриста своей фирмы.

13. Фирма не должна платить юристу много. Любой менеджер должен получать больше юриста — ведь менеджер зарабатывает для фирмы деньги, а юрист только мешает это делать, да и выполнить его работу может любой.

14. Любой юрист должен знать все. Если Вы обращаетесь к юристу, который в Вашей фирме занимается налогами, с вопросом о том, как освободить от уголовной ответственности сына подруги Вашей сестры, который по пьяной лавочке избил прохожего на улице, то юрист должен ответить, ни на секунду не задумываясь.

15. Не надо ставить перед юристом четкие вопросы, вопрос надо задавать как можно более расплывчато. Лучше всего проинформировать юриста о том, что -мы заключили договор с ООО «Рога и копыта». Пусть юрист сам догадывается, чего Вы от него хотите — чтобы он проверил какие-то документы по договору, составил дополнительное соглашение к нему или подготовил иск о взыскании задолженности по договору. На то он и юрист, чтобы угадывать.

16. Если юрист Вам говорит, как надо сделать что-то, а Вы хотите сделать все наоборот, но не можете это никак обосновать, запомните самые лучшие аргументы: — а вот в газете (или книжке «Как заключать договоры») написано, что так можно! Как варианты:

  • а вот мой знакомый юрист говорит, что так можно!
  • а мы всегда так делали, и ничего, нормально проходило!
  • а вот в других банках от нас этого не требуют! (аргумент применяется в споре с юристом банка-контрагента).
  • что Вы за юрист, если не можете придумать, как сделать так, как я хочу, и чтобы это было правильно?!

17. И еще юристы очень любят, когда Вы с умным видом начинаете рассуждать о правовых вопросах, показывая, как хорошо Вы их знаете и как плохо их знает сам юрист.

18. Если в Вашей фирме несколько юристов, задайте один и тот же вопрос всем им (при этом плевать, что вопрос по налогам Вы задаете юристу, который занимается вопросами недвижимости, см. правило 12), выберите наиболее удобную для Вас точку зрения, а если потом возникнет проблема, смело говорите: «А мне юристы сказали, что так можно!».

19. Документы на юридическую экспертизу надо носить по одному, принося очередной документ тогда, когда юрист уже написал юридическое заключение. Юристы очень любят заново писать заключения.

20. Если юрист зaдaет вaм вопрос, ни в коем случaе не отвечaйте нa него честно. Зaчем ему знaть плaны постaвок вaшей продукции? Это к добру не приведет, пусть сaм догaдывaется.

21. Если юрист говорит вaм, что по тaкому-то зaкону нaдо поступaть тaк-то или есть тaкие-то сроки, не верьте ему, он блефует. Если он посылaет вaм десять письменных предупреждений с тем же, он все еще блефует. Когдa срок пройдет, нaдо просто позвонить и гневно обвинить юристa в том, что он вaс не предупреждaл.

22. Если юрист рaботaет в отдельной фирме и берет с вaс почaсовую оплату, то лучшее дело — звонить ему по телефону, a если он посмеет прислaть вaм чек нa четыре чaсa, потрaченные нa ответы нa вaши вполне зaконные вопросы про брaтa жены мужa сестры или про все тот же просроченный срок, нaдо просто позновить и покричaть о том, кaк он посмел.

23. Если вы шлете документы юристу, выберите для этого сaмый эзотерический формaт. Ни зa что не используйте никaкие из рaспрострaненных прогрaм.

24. Если вы все-тaки решили прислaть что-то юристу в ответ нa его вопрос, то обязaтельно пришлите вместе с этим ящик ненужных бумaг — нa то он и юрист, чтоб рaзбирaться.

Юристы против клиентов: пять споров, которые дошли до суда

Когда клиент выдает юристу аванс без расписки или юрист соглашается оказать услугу без заключенного договоравряд ли они предполагают, что хорошие отношения между ними могут испортиться, а дело дойдет до суда. Но как показывает практика, юристам не всегда везет на клиентов, а клиентам на юристов. И верить контрагенту можно не всегда, ведь он может неправильно трактовать слова или замыслить не совсем честный план. Как суды разрешают споры между юристами и их клиентами, можно узнать из подборки дел.

Сколько стоят юруслуги – 370 000 руб. или 55 000 руб.?

Что ждет компанию, которая толком не определила объем нужных ей юридических услуг, но уже успела без договора перечислить внушительный аванс? Ей придется судиться с исполнителем, если он добровольно не возвращает неотработанные деньги. В такой ситуации оказалось ООО «ГлавТранс», которому нужно было подать 74 кассационные жалобы в банкротном деле «Завода Лесфорт» А38-3154/2014. Помочь предложил адвокат Роман Кузнецов, который запросил гонорар в размере 370 000 руб. (якобы из расчета 5000 руб. за каждое из 74 заседаний в Арбитражном суде Волго-Вятского округа). Компания несколькими переводами перечислила ему эти деньги, и адвокат вылетел в Нижний Новгород. Но подписывать полученный от него договор «ГлавТранс» отказался: в документе не было ясного перечня услуг и указания на конкретные кассационные жалобы. А адвокат, получив аванс, прекратил работу, приняв участие только в двух заседаниях по банкротному делу – так утверждала компания, которая подала на него в суд с целью вернуть большую часть денег.

Кузнецов возражал, что изначально не было уговора непременно участвовать во всех 74 делах. Он съездил в кассационный суд и ознакомился с делом, после чего решил, что ходить на все слушания смысла нет: жалобы аналогичные, да и позиция кассационного суда очевидна. Тем не менее, настаивал Кузнецов, он сделал все, что от него требовалось по договору, поэтому имеет право на всю перечисленную сумму. Но Центральный райсуд Калининграда пришел к выводу, что договор не акцептован, ведь со стороны «ГлавТранса» его никто не подписал. В подтверждение ознакомления с делом Кузнецов предоставил суду фотоснимки, однако на них было запечатлено лишь незначительное количество материалов. В итоге его юридические услуги суд оценил в 55 000 руб., а остальную сумму счел завышенной и неразумной. С учетом транспортных расходов адвокат должен вернуть 238 550 руб., указано в решении по делу 2-94/2017.

Кузнецов не сдался и обратился с апелляционной жалобой. В ней он указал, что договор оказания услуг на самом деле был акцептован – путем его оплаты. Но Калининградский облсуд не смог согласиться с этими доводами, ведь стороны все-таки не согласовали важные условия, такие как объем услуг. Об этом свидетельствуют и разногласия сторон, что именно должен был сделать адвокат. Постановлением 33-2911/2017 облсуд оставил решение без изменения.

Уголовного дела нет, а услуги есть

Услуги отличаются от работ тем, что могут не иметь материального результата. По сути, главное в услуге – это процесс. Об этом суды напомнили в деле Игоря Иванова* против члена Волгоградской межрайонной коллегии адвокатов Александры Гизатуллиной. Он добивался возврата 40 000 руб., которые уплатил по соглашению 2014 года за защиту в уголовном производстве: отдел полиции рассматривал сообщение о его преступлении. Адвокат оказала определенные услуги, о чем заказчик подписал акт. Но уголовное дело так и не было возбуждено, а значит, не было и стадии предварительного следствия. Поэтому спустя почти год после окончания действия договора, в 2016 году, Иванов решил вернуть свои деньги. Но претензии остались без ответа, после чего клиент подал на адвоката в суд.

Центральный райсуд Волгограда, а следом за ним и Волгоградский облсуд (33-2215/2017) встали на сторону Гизатуллиной. То, что она оказала услуги, адвокат подтвердила актом. Претензий к их качеству заказчик не предъявлял почти год (притом что договор дает на это три дня с тех пор, как истечет срок его действия). К тому же, как значилось в тексте договора, «стороны понимают, что оказываемые юридические услуги могут не иметь материального результата». С такими объяснениями суды отказали в удовлетворении требований клиента.

Акта нет, а услуги есть

Если у исполнителя нет подписанного заказчиком акта оказанных услуг – это еще не значит, что услуги не были оказаны. Эту старую истину, которую Президиум ВАС подтверждал еще в 2006 году, суды могут забывать, тогда вышестоящим инстанциям приходится напоминать об этом. Юридическая компания «Защита права» подала иск к своему клиенту ООО «Мираж» на 150 000 руб., недоплаченных по договору оказания услуг.

Компания обратилась к юристам после того, как проиграла в первой инстанции дело А40-139284/15 на 25 млн руб. фирме «Амалити», которая якобы поставила на эту сумму товар «Миражу», но не дождалась оплаты. Первая инстанция решила, что ответчик не опроверг доводов истца и вынесла решение о взыскании долга по копиям договора и накладной. Юристы «Защиты права» подключились к работе на этапе обжалования и указали в апелляционной жалобе, что оригиналов документов у истца нет. Кроме того, они предоставили результаты почерковедческой экспертизы (судом не назначалась). Апелляционная коллегия согласилась, что хорошо бы изучить оригиналы документов, и предложила «Амалити» принести их в суд. Однако «поставщик» этого так и не сделал, поэтому апелляция вынесла решение в пользу «Миража».

Затем настал его черед судиться с юристами в деле А23-6160/2016 из-за 150 000 руб. по неподписанному акту. Согласно этому документу, исполнители ознакомились с материалами дела, заказали почерковедческую экспертизу, поучаствовали в трех заседаниях, получили постановление апелляции, подготовили и направили заявление о возбуждении уголовного дела на директора «Амалити». Акт о выполнении этих услуг юристы не смогли подписать у заказчика. Они попробовали отправить его по почте, но конверт вернулся неполученным.

Заказчик же считал, что уже заплатил юристам 265 000 руб. и больше ничего не должен. С ним согласился АС Калужской области. Он решил, что неподписанный заказчиком акт не подтверждает оказания услуг. Представительство на заседаниях «Мираж» уже оплачивал, почерковедческая экспертиза была проведена без санкции суда и на решение апелляции по делу «Амалити» никак не повлияла. А о подаче заявления в правоохранительные органы в договоре ничего не сказано, отметила первая инстанция.

С этим не согласился 20-й Арбитражный апелляционный суд. Акт был составлен и направлен ответчику, который должен был в соответствии с договором завизировать документ или мотивировать, почему отказывается подписывать. Ничего из этого «Мираж» не сделал, констатировала апелляция. Да, отправленный по почте конверт с актом вернулся в связи с истечением сроков хранения. Но юридически этот факт говорит как раз не в пользу «Миража», ведь именно адресат несет риск неполучения корреспонденции, рассудила коллегия. Она напомнила, что отсутствие акта оказанных услуг еще не значит, что услуги не оказаны – эту позицию неоднократно поддерживал ВАС. В итоге апелляция взыскала с ответчика 150 000 руб. на оплату работы юристов.

«Дружеский» суд юриста с бизнесменом

По договору поручения поверенный совершает от имени и за счет доверителя определенные юридические действия, например, продает недвижимость. Такой договор Николай Овсянников* заключил с К. Соколовым, который должен был помочь продать доли Овсянникова в нежилых помещениях в городе Уфе. Вскоре Соколов подал на клиента в суд: он утверждал, что подыскал покупателя и недвижимость и переоформил ее, но оплаты 1 млн руб. не дождался. В подтверждение того, что работа выполнена, истец предъявил суду свидетельства на собственность нового владельца. Согласно договору, Соколов приступал к оказанию услуг после получения предоплаты. Юрист утверждал, что получил ее без актов и расписок, потому что они дружили с Овсянниковым. Но доказать передачу денег он не смог.

Овсянников заявил немало возражений против удовлетворения иска своего «друга». Он выразил сомнения, тот ли договор он подписал: представленный в суд экземпляр не был прошит и пронумерован, а значит, нет никакой гарантии, что в него не включили листы из других документов (истец и ответчик якобы заключали много разных договоров). Овсянников также утверждал, что не передавал поверенному аванс.

Но Кармаскалинский райсуд Башкортостана не внял аргументам ни истца, ни ответчика. Не доказано, что договор заключался, а предоплата передавалась – с таким обоснованием первая инстанция отклонила требования Соколова (2-374/2016). С этим не согласилась апелляционная коллегия Верховного суда Башкортостана. В договоре указаны все необходимые условия, его завизировал Овсянников, который не доказал, что страница с подписью принадлежит другому документу. К тому же он не просил провести экспертизу, изготовлены ли все листы одновременно. И, более того, после заключения договора клиент выдал Соколову доверенность на продажу недвижимости, акцентировала внимание апелляция. Придя к таким выводам, она взыскала с Овсянникова оплату услуг поверенного.

Тот написал кассационную жалобу, в которой указал, что апелляция упустила из виду очень важное обстоятельство. Президиум ВС Башкортостана изучил доводы Овсянникова и согласился с ними. Дело в том, что, согласно договору, услуги нужно оплатить по факту совершения сделок купли-продажи. А согласно нормам ГК о поручительстве, в результате этих самых сделок права и обязанности возникают у доверителя, а не того, кто оказывает ему услуги. Иными словами, Овсянников как продавец должен был получить оплату своей недвижимости, разъясняется в кассационном постановлении № 44г–10/2017. Сам клиент утверждал, что денег так и не увидел. Перечислял ли их Соколов, апелляция не выяснила. Чтобы она это сделала, Президиум в январе 2017 года отправил дело на новое рассмотрение (соответствующего судебного акта по его результатам на сайте нет).

Незадачливый юрист и его неосновательное обогащение

Компания «ТрансСтройМонтаж», которая наняла Р. Литвиненко представлять свои интересы в арбитражном суде, осталась недовольна его услугами: тот подал иск о взыскании долга с третьей компании в АС Ханты-Мансийского округа, хотя обращаться следовало в АС Калужской области. После того, как заявление передали по подсудности, юрист дважды не явился на заседания и не объяснил калужскому суду причины неявки, из-за чего тот оставил иск без рассмотрения. «ТрансСтройМонтаж» успел перечислить Литвиненко 50% аванса (сумма из актов вымарана), хотя договор оказания услуг они так и не подписали. Эту сумму (как неосновательное обогащение) заказчик и отправился взыскивать с юриста в Муравленковский городской суд Ямало-Ненецкого АО.

Тот решил, что договор фактически заключен, поскольку аванс по нему передавался. Но само соглашение на оказание услуг – это, по сути, договор поручения, следует из решения по делу 2-783/2016

М-730/2016. Доверитель несет риск выбора поверенного, гласит Гражданский кодекс, который предусматривает особое правило на случай, если поверенный окажется от исполнения поручения. Согласно п. 3 ст. 978 ГК РФ, такой отказ не дает доверителю права требовать возмещения убытков. Исключение из этого правила – ситуация, при которой доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы.

Здесь речь именно об этом, доказывал «ТрансСтройМонтаж»: Литвиненко скрыл, что не может участвовать в заседаниях калужского суда, и таким образом «лишил заказчика возможности иным способом обеспечить свои интересы» (найти другого представителя). Но истец не доказал, что не имел возможности нанять другого юриста, возразил городской суд и отклонил иск в полном объеме.

Его поправила апелляция. Если одна из сторон, получив от другой оплату услуг, не оказала такие услуги, то перечисленные деньги считаются неосновательным обогащением, процитировал п. 4 ст. 453 ГК Суд Ямало-Ненецкого автономного округа. Аванс Литвиненко не отработал: на заседания АС Калужской области не явился, не просил рассмотреть дело в его отсутствие или отложить рассмотрение спора, указания суда не выполнил, повторно в суд не обращался, перечисляется в апелляционном определении № 33-104/2017. Вся его работа свелась к тому, что он дал первичную консультацию и составил исковое заявление. За минусом оплаты этих услуг АС ЯНАО присудил «ТрансСтройМонтажу» оставшуюся сумму неосновательного обогащения, а также проценты (суммы из акта вымараны).

* имена и фамилии действующих лиц изменены

О чем необходимо помнить компании, нанимая юриста со стороны

Любая компания время от времени нуждается в юридической помощи. Подготовка крупного контракта, налоговый спор или судебное разбирательство немыслимы без участия компетентного правового советника. компании вынуждены прибегать к услугам сторонних специалистов. Чем отличается договор оказания юридичес­ких услуг от обычного договора, адвокат — от частного юриста, а гонорар успеха — от просто вознаграждения, мы попробуем разобраться в данной статье.

Далеко не все компании могут позволить себе содержать в штате собственного юриста. И еще меньше компаний могут позволить себе заключить трудовой договор с хорошим юристом. Потому при возникновении каких-либо правовых проблем или конфликтов бизнесмены вынуждены обращаться за помощью к внештатным правоведам.

Выбор специалиста должен быть обусловлен стоящей перед организацией проблемой, и обращаться нужно к юристу, специализирующемуся на интересующей компанию отрасли права. Сразу отметим, что универсального правила поиска подходящего юриста нет. В данной ситуации на первое место выходит человечес­кий фактор, а именно профессиональный уровень, уровень личной ответственности и организации специалиста, ведь именно от степени компетентности и профессионального опыта юриста будет во многом зависеть качество оказываемых им услуг.

Чем юрист-одиночка отличается от юридической фирмы

При необходимости получения квалифицированной юридической помощи перед организацией чаще всего встает следующий выбор: она может обратиться к частнопрактикующему юристу (в том числе адвокату) или в юридичес­кую компанию. Рассмотрим, чем отличается получение юридической помощи от этих субъектов профессиональной правовой деятельности, а также оформление договорных отношений с ними.

Главное отличие между юридической фирмой и частным юристом заключается в том, кто непосредственно будет выступать исполнителем по договору возмездного оказания услуг. Если речь идет о частном юристе, в том числе адвокате, то именно этот человек будет проводить всю необходимую работу лично и за причиненный ущерб в результате такой работы также ответит сам. Никто иной, кроме такого специалиста, не имеет права оказывать услуги клиенту, если иное специально не преду­смотрено в договоре. Если же бизнесмен решит обратиться за помощью к юридичес­кой фирме, то также обычно определяется непосредственный исполнитель услуг, однако юридическая фирма может заменить его другим сотрудником из свое­го штата. Так что нет гарантии, что представлять интересы заказчика в суде будет именно тот юрист, с участием которого велись перегово­ры. Зато ­клиент при таких обстоятельствах не останется без юридической помощи, даже если юрист заболеет или по другим причинам не сможет выполнить свою работу. Если же компания заинтересована нанять конкретного специалиста, в договоре с юридической фирмой это необходимо преду­смотреть.

Есть в подобном выборе и налоговый аспект. Обращаясь к юристу или юридической компании, клиент заключает с ним гражданско-правовой договор, чаще всего это договор возмездного оказания услуг. Если правовую помощь будет оказывать частное лицо, необходимо обратить внимание на наличие у него статуса индивидуального предпринимателя. На качество услуг это не влияет, зато влияет на обязанность заказчика по уплате налогов с дохода, выплаченного юристу. Чаще всего частнопрактикующие юристы имеют статус индивидуального предпринимателя, а потому самостоятельно уплачивают за себя все налоги. Если же такого статуса у юриста нет, то при выплате ему вознаграждения по гражданско-правовому договору компания в качестве налогового агента обязана удержать ­НДФЛ и перечислить его в бюджет (п. 1 ст. 226 НК РФ). Кроме того, компания-заказчик обязана будет уплатить страховые взносы во внебюджетные фонды, поскольку вознаграждение, выплачиваемое по договору оказания услуг, является объектом обложения такими взносами (п. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»). Адвокаты же, работающие обособленно в собственном адвокатском кабинете, в любом случае уплачивают за себя налоги в силу закона, статус предпринимателя для этого не нужен.

Отметим, что ни юридичес­кие фирмы, ни частнопрактикующие юристы не должны получать какие-либо специальные разрешения или лицензии на осуществление юридической деятельности. Данная деятельность не подлежит лицензированию и не требует каких-либо разрешений. Единственное исключение — деятельность адвокатская, которая требует наличия стажа и успешной сдачи экзамена. Адвокат — это лицо, получившее статус адвоката и право осуществлять адвокатскую дея­тельность, являющееся независимым профессиональным советником по правовым вопросам (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», далее — Закон № 63-ФЗ). Адвокат может работать самостоя­тельно, учредив адвокатский кабинет, или состоять членом коллегии адвокатов, адвокатского бюро или юридической консультации (ст. 20 Закона № 63-ФЗ). Но при этом работником такого адвокатского образования адвокат не является. В своей деятельности адвокат должен соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.

В настоящее время у адвокатов нет обязанности страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, так как действие подп. 6 п. 1 ст. 7 Закона № 63-ФЗ приостановлено до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов. А такой закон до настоящего времени не принят. Между тем адвокат может застраховать риск ответственности в добровольном порядке (ст. 19 Закона № 63-ФЗ).

Существуют некоторые нюансы в порядке оформления договорных отношений с адвокатом. Для оказания юридической помощи между клиентом и адвокатом заключается соглашение в простой письменной форме, которое представляет собой гражданско-правовой договор оказания юридической помощи. По сравнению с договором оказания юридических услуг между частнопрактикующим юристом или юридической компанией, регулируемым положениями главы 39 ГК РФ, к соглашению с адвокатом Законом № 63-ФЗ предъявляются дополнительные требования.

Существенными условиями такого соглашения являются (п. 4 ст. 25 Закона № 63-ФЗ):

1) указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2) предмет поручения;

3) условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения;

5) размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения.

Отметим, что Закон № 63-ФЗ не определяет основания, виды и пределы ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом взятых на себя обязательств. Стороны соглашения, исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств, должны их установить самостоятельно (постановление ФАС Центрального округа от 01.03.2010 № Ф10-1392/09(2) по делу № А36-1317/2008, ­А36-1115/2008).

Предметом договора оказания услуг не может быть положительное судебное решение

Гражданское законодательство не предусматривает специального вида договора для оказания правовых услуг, поэтому при обращении за юридической помощью к частному юристу или юридической фирме между ними и клиентом заключается договор возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ). Существенным условием данного вида договора является предмет (п. 1 ст. 432 ГК РФ).

Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в постановлении от 23.01.2007 № 1-П (далее — постановление № 1-П), предметом договора возмездного оказания услуг является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем, и оплате подлежат сами действия (деятельность) исполнителя. КС РФ отметил, что договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить.

Предметом договора оказания услуг не может быть конкретный результат, для достижения которого заказчик этот до­говор заключает. Тем более таким предметом не может быть результат, который не зависит от исполнителя и на который он легально не в силах повлиять. Например, в качестве предмета договора не может выступать судебное решение в пользу заказчика.

Предметом договора оказания юридических услуг могут быть определенные действия, например:

■ предоставление устных и письменных консультаций;

■ анализ законодательства, судебной практики по проблеме;

■ составление юридических документов (договоров, уведомлений, исковых заявлений, отзывов, жалоб и т.д.), экспертных заключений;

■ представительство в суде, иных органах власти и т.д.

В качестве предмета договора можно указать и представление заказчику результата действий исполнителя (письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам, проекты договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера и т.д.) (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48).

Гонорар успеха законен, но только при оказании услуг высокого качества

Несмотря на то что цена не является существенным условием договора оказания услуг, по факту это одно из наиболее важных для сторон договора условий. Стороны свободны определять по своему усмотрению размер вознаграждения исполнителя, но и порядок расчетов. Например, оплата услуг юриста может быть установлена в фиксированных суммах за определенные действия: за составление договора — одна цена, за представительство в одном судебном заседании — другая. Часто используется и почасовая оплата, когда услуги юристов оплачиваются исходя из затраченного ими времени и установленных для данного юриста или юридической фирмы почасовых тарифных ставок. Крупные юридические фирмы также предлагают абонентское обслуживание клиентов, которое предполагает юридическую поддержку по системе «все включено».

Довольно спорным вопросом относительно оплаты услуг юрис­тов, которые занимаются судебным представительством, до сих пор остается так называемый гонорар успеха — денежная сумма, которую заказчик обязуется выплатить исполнителю при вынесении судебного акта по делу в пользу заказчика. Конституционный суд РФ в постановлении № 1-П разъяснил, что такой подход к определению вознаграждения не соответствует принципам гражданского законодательства, поскольку в системе действующего правового регулирования судебное решение не может выступать ни объектом гражданских прав, ни предметом гражданско-правового договора.

После того как по этому поводу высказал свою позицию КС РФ, юристы стали аккуратнее относится к установлению связи между суммой вознаграждения и результатом судебного разбирательства. Тем более что при возникновении спора с заказчиком взыс­кать гонорар успеха практически невозможно, даже если он закреплен в тексте договора (постановление Пятого ААС от 17.05.2012 № 05АП-3103/12 по делу № А51-551/2012). Но даже несмотря на эти сложности, практика использования гонорара успеха не сошла на нет. Вероятно, по той причине, что клиенты юристов и юридических фирм, не имеющие познаний в данной области, чаще всего не видят оснований не уплачивать победные бонусы исполнителям. Некоторые из клиентов просто предпочитают не портить отношения со своими советниками по правовым вопросам, избегая в том числе и ненужных судебных разбирательств.

Заметим, что для заказчика установление в договоре и выплата гонорара успеха тоже может сопровождаться некоторыми проблемами. Дело в том, что гражданско-процессуальное и арбитражное законодательство предусматривает возможность взыскания со стороны судебного спора, которая его проиграла, судебных расходов выигравшей стороны, в том числе затрат на судебного представителя. И если возместить стоимость консультаций и представительства в суде за счет контрагента можно, хоть час­то и не в полном объеме, то гонорар успеха обычно ложится на плечи заказчика. Суды рассматривают такое вознаграждение как плату за воздух, в то время как возместить можно лишь стоимость реально совершенных юристом действий (Определение ВАС РФ от 08.11.2011 № ВАС-13942/11 № А19-8594/07-10-4, постановление ФАС Мос­ковского округа от 19.06.2013 по делу № А40-91883/08-61-820).

Однако в последнее время мнение арбитражных судов о законности гонорара успеха изменилось. В постановлении от 04.02.2014 № 16291/10 Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что взыскание «гонорара успеха возможно, но только в том случае, если он установлен в качестве бонуса к основному вознаграждению и с учетом фактического оказания представителем предусмотренных договором судебных юридических услуг, степени участия представителя в формировании правовой позиции стороны, в пользу которой состоялись судебные акты по делу, соответствия общей суммы вознаграждения рыночным ставкам оплаты услуг субъектов аналогичного рейтингового уровня и т.д.» (подробнее см. «ЭЖ», 2014, № 22, с. 10).

Некачественные юридические услуги оплате не подлежат

Предполагается, что, обращаясь к юристам, компания или предприниматель получит ответ на свой вопрос или профессиональную поддержку в суде. Но, к сожалению, действительность такова, что качество оказанных правовых услуг может оказаться ниже ожидаемого, а клиент в результате понесет серьезные убытки.

Если юридические услуги были оказаны некачественно, заказчик вправе, во-первых, не оплачивать их и, во-вторых, потребовать от исполнителя возмещения причиненных убытков (постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 4593/13 по делу № А41-7649/2012). Качество услуг должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии или неполноте условий договора — требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода (постановление ФАС Уральского округа от 20.03.2014 № Ф09-1527/14 по делу № А60-4242/2013). Подтвердить низкое качество оказанных услуг могут, например, неявка юриста в суд или непредставление им суду необходимых документов, а также анализ судебного акта, из которого можно установить некомпетентность юриста или недобросовестное исполнение им от имени заказчика процессуальных обязанностей, повлекших экономичес­кие затраты (постановление Тринадцатого ААС от 05.03.2013 № 13АП-1132/13 по делу № А21-2375/2012).

Качество юридических услуг подтверждают знания и навыки, которые демонстрирует юрист. Оценить их можно по таким критериям, как знание законодательства и судебной практики, владение научными доктринами, знание тенденций развития правового регулирования спорных институтов в отечественной правовой системе и правовых системах иностранных государств, международно-правовые тенденции по спорному вопросу (постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 № 16291/10 по делу № А40-91883/08-61-820).

Между тем если заказчик принял услуги без претензий к их качеству (подписал акт выполненных услуг и оплатил их), не направил исполнителю претензии по объему и качеству оказанных услуг, то суды чаще всего признают такие услуги оказанными надлежащим образом (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 23.08.2013 № Ф08-4760/13 по делу № А32-38355/2012, Уральского округа от 09.01.2013 № Ф09-12693/12 по делу № А76-8575/2012).

Если в результате некачественно оказанных услуг заказчик понес убытки, он вправе потребовать от юриста-исполнителя их возмещения (п. 1 ст. 393 ГК РФ). При этом заказчику необходимо будет доказать, что ущерб возник именно в результате оказания некачественных юридических услуг. Как правило, юридические компании и частнопрактикующие юристы ограничивают размер своей ответственности суммой полученного вознаграждения. Это вполне соответствует гражданскому законодательству. Статьей 400 ГК РФ установлены случаи, когда соглашение об ограничении размера ответственности ничтожно, в остальных ситуациях стороны вправе включать в содержание договора положение об ограничении размера ответственности. При ограничении ответственности исполнителя размером полученного вознаграждения, даже если в результате оказания некачественных юридических услуг заказчик понесет значительные убытки, полную сумму ущерба с исполнителя взыскать не получится. Максимум, что грозит исполнителю — обязанность возврата полученного вознаграждения (постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 4593/13 по делу № А41-7649/2012).

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.09.2013 № 4593/13

Юридическое бюро (исполнитель) и заказчик заключили договоры правового консультирования, в том числе по вопросам приобретения заказчиком в собственность земельного участка.

Администрация муниципального района вынесла постановление о продаже заказчику земельного участка по цене 8 293 281 руб. А через два дня после этого вступили в силу изменения в земельное законодательство, в результате чего стоимость земельного участка снизилась до 829 328 руб. Юридическое бюро было не осведомлено об изменении законодательства, и в результате заказчик приобрел земельный участок по цене в десять раз выше фактической стоимости этого участка, действовавшей на момент подписания договора.

Заказчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с юридического бюро полученных убытков. Президиум ВАС РФ отметил, что юридическое бюро, являющееся профессионалом в сфере правового сопровождения, было обязано консультировать заказчика по правовым вопросам, и именно на юридическое бюро возложен риск незнания законодательства. Заказчик, в свою очередь, действуя разумно и добросовестно, для исполнения своей обязаннос­ти по соблюдению действующего законодательства заключил до­говор возмездного оказания юридичес­ких услуг, тем самым переложив во внутренних отношениях с контрагентом риск несоблюдения в процессе своей хозяйственной деятельности правовых норм на юридическое бюро, и получил возможность в случае оказания некачественных услуг взыскать с него убытки.

В данной ситуации незнание юридическим бюро вступившего в силу федерального закона, приведшее к заключению обществом договора на крайне невыгодных для него условиях, можно рассмат­ривать как нарушение взятых на себя юристами обязательств. Из системного толкования ст. 309, п. 1 ст. 723 и ст. 783 ГК РФ также вытекает отсутствие обязаннос­ти заказчика оплачивать некачественно оказанные ему услуги, приведшие к возникновению у него убытков. Но в данном случае ответственность юридического бюро по договору была ограничена суммой полученного вознаграждения. Поэтому суд решил, что заказчик не должен оплачивать некачественно оказанные услуги и взыскал с бюро сумму ранее полученного вознаграждения.

Владимир Беляев. Как юристы тормозят бизнес

Скорость важнее безопасности (на самом деле нет)

«Всегда читайте договоры перед тем, как подписать их», «Ничего не делайте, пока не подписали контракт», «Проверьте контрагента перед тем, как начать с ним работать» — эти нехитрые правила написаны потом, нервами и кровью. Было бы глупо с ними спорить или вовсе отрицать. Если бы все соблюдали эти правила, у юристов бы явно поубавилось работы. Но этого не происходит. Почему? На мой взгляд, эти правила оторваны от реальности. Нужно, конечно, пытаться им следовать — но с оглядкой на суровую действительность. Впрочем, этот недостаток присущ любым правилам.

Простой пример. Юрист inhouse получил задачу проверить договор о поставке канцелярских принадлежностей. Цена вопроса — 20 000 рублей и полная предоплата. Поставщик не вызывает сомнений: его магазины на каждом углу. Юрист пишет к договору два замечания: требует уменьшить неустойку за просрочку платежа с 5% до 1% за каждый день просрочки и изменить момент исполнения обязательства по оплате со дня поступления денег на расчётный счёт поставщика на день их списания с корреспондентского счёта банка покупателя.

Юристы поставщика и покупателя тратят три рабочих дня, чтобы договориться. Вовлекают в диспуты отдел закупок и планово-экономический отдел — это добавляет ещё два рабочих дня к сроку согласования. Потом договор откладывается на рабочий день, потому что юрист был занят судом о незаконном увольнении заместителя директора. Снова и снова что-то происходит — в итоге договор на 20 000 рублей заключается через месяц.

Есть три варианта развития событий. Первый — всё это время коллеги юриста покупают ручки за свой счёт и тихо его ненавидят. Второй — руководство забивает на формальности и договаривается исполнить договор, а бумажки отложить до лучших времён. Третий — руководители обеих сторон спокойно заключают договор и исполняют его.

В чём ошибка юриста? Ни в чём — ему платят за безопасность, и он честно отрабатывает свои деньги. Для юриста безопасность — единственный показатель эффективности. О том, что есть ещё время, которое является невосполнимым ресурсом в той же мере, что безопасность и нервы его коллег, он не подозревает или просто этого не учитывает.

Худший вариант, если руководство юриста принимается отслеживать время, которое он тратит на договоры. В этом случае юрист начинает чувствовать себя рабом, над которым стоит надсмотрщик с хлыстом и секундомером. Очевидный для юриста и неочевидный для его начальства результат — он начинает руководствоваться временем и пропускает важные вещи. «Эффективность» растёт в арифметической прогрессии, а количество пропущенных косяков — в геометрической.

Если заменить «юриста-инхауса» с ежемесячной зарплатой на внешнего консультанта с почасовкой, лучше не станет. Если юрист — корыстный идиот, он имитирует бурную деятельность, потому что он корыстный идиот и показная эффективность ему важнее, чем реальная. Если юрист — обычный специалист, он имитирует бурную деятельность, потому что боится обвинений в неэффективности.

Я не знаю рецепта спасения. По-моему, ситуацию могут спасти только честность в отношениях и профессиональное дирижирование рисками. Если юрист и его работодатель или клиент научатся синхронизировать понимание рисков в координатах «вероятные — возможные — невероятные» и «опасные — умеренно опасные — малоопасные», все останутся в выигрыше. Юрист будет тратить меньше времени на бессмысленную работу, а клиент будет тратить деньги с большей отдачей и меньшим бюрократическим «оверхедом».

Оценивая риски, следует избегать крайностей. Скорость в ущерб надёжности неплохо срабатывает в дешёвых контрактах (потому что они дешёвые, и цена ошибки не столь уж велика), контрактах с монструозными контрагентами (потому что у Apple или «Почты России» нет альтернатив) и быстрых контрактах (потому что разовая поставка — это не больно).

Меньший бюрократический «оверхед» не предполагает анархо-индивидуалистической оргии с тотальным игнором закона и радостной работы без договора, зато предполагает аккуратную работу с рисками. Вероятные и опасные риски следует исключать любой ценой. Маловероятные и малоопасные можно проигнорировать, если польза от сделки превышает вред от рисков. Опасные и маловероятные риски, а также неопасные и вероятные — повод для торга, который ведёт не юрист, а его работодатель или клиент.

Если совокупные риски, которые когда-либо могут наступить при работе с контрагентом, покрываются выгодой, которую обе стороны получают, игнорируя время на юридические игры, бюрократические препоны и пинг-понг в духе «А вот давайте пересогласуем абзац 8 подпункта 8 пункта 4 главы 1», — дерзайте на свой страх и риск или найдите юриста, который отсеет риски так, чтобы вам не было мучительно больно за потраченное время.

Фотография на обложке: Henrik Sorensen / Getty Images