Крупный ущерб по ук рф ст 256

Ст. 256 УК РФ с комментариями

Статья 256 УК РФ. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов — размещена в Особенной части Девятого раздела Двадцать шестой Главы Уголовного Кодекса РФ. Небольшая статья состоящая из одной части текста. Рассмотрим вкратце о чём говорится в ст. 256 УК РФ с нашими комментариями к ней.

Статья 256 УК РФ. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

  1. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено:
    а) с причинением крупного ущерба;
    б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;
    в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;
    г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации,
    — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
  2. Незаконная добыча котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах
    — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трёхсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
  3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой,
    — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.

Комментарии к статье 256 УК РФ

Непосредственным объектом данного преступления являются общественные отношения в области охраны и рационального использования водных биологических ресурсов. Основными нормативными актами, регулирующими данные отношения, являются: Федеральные законы «Об охране окружающей среды», «О животном мире»; Водный кодекс РФ (СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4471) и ряд других. Предмет преступления — водные животные и растения: рыбы, ракообразные, моллюски, моржи, ондатры, выхухоли, тюлени, нерпы, морские львы, морские бобры и котики, дельфины, сивучи и другие представители животного мира в естественном состоянии, а также промысловые морские растения.

Ценные породы рыб, специально разводимые и выращиваемые в водоёмах рыбозаводов и иных хозяйств в качестве товарной продукции, обладают экономическими свойствами имущества и к предмету рассматриваемого преступления не относятся. Незаконный вылов и завладение ими с корыстной целью образуют соответствующий состав хищения чужого имущества (см. комментарий к примечанию к ст. 158 УК).

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в незаконной добыче указанных предметов. При квалификации незаконных действий необходимо использовать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 23.11.2010 (см. комментарий к ст. 253 УК).

Под добычей в ст. 256 УК понимается сам процесс незаконного лова, например, установка сетей, капканов, ловушек, производство взрыва в воде в целях глушения рыбы и т.д., вне зависимости от того, увенчался ли этот процесс незаконным завладением добычей.

Часть 1 ст. 256 УК содержит исчерпывающий перечень признаков, определяющих добычу водных биологических ресурсов в качестве незаконной и уголовно наказуемой.

Добыча становится таковой, если деяние причинило крупный ущерб, который является оценочным признаком. Для признания ущерба крупным необходимо учитывать ряд факторов, в частности стоимость добытой рыбы или водных животных, их количество, совокупный объем, вес, экологическую ценность, вред, причинённый той или иной популяции, и т.д.

Незаконной признается добыча указанных предметов преступления с применением самоходного транспортного плавательного средства (судна, баржи, катера, моторной лодки, катамарана, скутера, моторной яхты и подобных механических средств передвижения по воде) или взрывчатых и химических веществ, электротока или иных способов массового истребления указанных водных животных или растений, например, отравление водоёма газами, спуск в водоём с целью отравления рыбы и водных млекопитающих (бобров, выдр, ондатр и т.д.) ядовитыми веществами. В последнем случае, если подобные действия фактически повлекли массовую гибель животных, содеянное требует квалификации ещё и по ч. 2 ст. 250 как предусматривающей ответственность за более опасное преступление.

В соответствии с требованиями анализируемого закона добыча указанных животных образует преступление, если она производится в местах нереста или на миграционных путях к ним, например, в местах икрометания осетровых пород рыб на реках Волга и Урал, на миграционных путях лососевых рыб в территориальных водах России и на реках Камчатки к своим нерестилищам.

Часть 1 ст. 256 УК признает уголовно наказуемой и незаконную добычу водных животных и растений на территории заповедника, заказника (см. комментарий к ст. 250 УК), а равно в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (см. комментарий к ст. 247 УК).

Часть 2 ст. 256 предусматривает ответственность за специальный состав данного преступления — незаконную добычу котиков (млекопитающих семейства ушастых тюленей), морских бобров (калана, камчатского бобра и морской выдры, млекопитающих из семейства куньих), а также любых иных млекопитающих животных, например, дельфинов, моржей, тюленей, морских львов, в открытом море или в запретных зонах. Место совершения деяния — обязательный признак состава данного преступления.

Незаконная добыча морских млекопитающих может совершаться либо в открытом море за пределами территориальных вод России, либо в запретных зонах: прибрежных зонах — заповедниках, на островах — лежбищах, которые животные из поколения в поколение избирают местом отдыха, размножения, воспроизводства и ухода за потомством. Незаконная добыча каланов, морских бобров, других водных млекопитающих в территориальных водах и вне запретных зон при наличии соответствующих признаков должна квалифицироваться по ч. 1 ст. 256 УК.

Часть 3 ст. 256 УК устанавливает ответственность за квалифицированный состав рассмотренных преступлений, если они совершены лицом с использованием служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. К лицам, использующим своё служебное положение, по смыслу данной нормы могут относиться работники различных природоохранительных организаций и учреждений, сотрудники милиции, прокуратуры, представители местных органов власти и управления и т.д. Понятие квалифицирующих признаков — группы лиц по предварительному сговору и организованной группы — раскрывается в комментарии к ст. 35 настоящего Кодекса.

Субъективная сторона — все виды составов рассматриваемого преступления предполагают только умышленную вину в виде прямого умысла: виновный осознает, что он совершает незаконную добычу водных животных и растений, и желает этого.

Субъект преступления могут быть любые лица, достигшие возраста 16 лет. По ч. 3 ст. 256 УК ответственность в качестве исполнителя преступления может нести только лицо, использовавшее при этом своё служебное положение.

Уголовная ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов (статья 256 Уголовного кодекса Российской Федерации)

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 07.05.2018 2018-05-07

Статья просмотрена: 455 раз

Библиографическое описание:

Краева А. А. Уголовная ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов (статья 256 Уголовного кодекса Российской Федерации) // Молодой ученый. — 2018. — №18. — С. 234-238. — URL https://moluch.ru/archive/204/50045/ (дата обращения: 04.10.2018).

Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов традиционно является наиболее часто совершаемым экологическим преступлением — согласно данным судебной статистики, удельный вес приговоров по ст. 256 УК РФ среди прочих экологических преступлений составляет более 30 %. В статье обозначены основные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, проанализирована судебная практика по соответствующей статье, выявлены некоторые ошибки в правоприменении.

Ключевые слова: уголовное право, экологическое право, водные биоресурсы, незаконный вылов водных ресурсов, незаконная добыча, уголовная ответственность, уголовное наказание.

Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (статья 58) [1].

Гарантированное статьей 42 Конституции Российской Федерации право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, а также реализация положений, предусмотренных частью 1 статьи 9, частью 2 статьи 36, статьей 58 Конституции Российской Федерации, обеспечивается в том числе путём правильного применения законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования.

Нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов без криминообразующих признаков, предусмотренных ч.1 ст.256 УК РФ, влечёт административную ответственность по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ или по ч.2 ст.8.17 КоАП РФ в зависимости от водоёма, в котором осуществлялась незаконная добыча.

Диспозиция статьи 256 УК РФ не содержит признаков нарушения норм экологического законодательства, носит бланкетный характер. Поэтому в каждом случае суд обязан устанавливать и указывать в приговоре, нарушение каких норм, регулирующих порядок добычи водных биологических ресурсов, допущено подсудимым [2].

Предмет преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, разнообразен. Это: 1) различные виды рыб; 2) морские звери — животные, средой обитания которых является море (с возможным использованием побережья), т. е. моржи, тюлени, морские львы, дельфины и пр.; 3) иные водные животные — пресноводные звери (например, байкальский тюлень) и пр.; 4) промысловые водные растения — дикорастущая растительность, средой обитания и жизнедеятельности которой являются пресноводные или морские воды (например, ламинария — род бурых водорослей).

Причем в юридической литературе принято считать, что предметом рассматриваемого преступления не являются водоплавающие пушные звери — выдра, ондатра, нутрия, речной бобр, выхухоль и др. Незаконная добыча этих животных, а также водоплавающих птиц квалифицируется как незаконная охота [3].

Уголовная ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов предусмотрена в тех случаях, когда это деяние совершено: а) с причинением крупного ущерба; б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений; в) в местах нереста или на миграционных путях к ним; г) на особо охраняемых природных территориях, либо в зоне экологического бедствия, или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Анализ судебной практики применения ст.256 УК РФ говорит о том, что судами не всегда назначается тот вид наказания, который достигал бы целей восстановления социальной справедливости, исправления виновного, предупреждения совершения новых преступлений с наибольшей эффективностью.

Так, подсудимые Арсенин А. С. и Артюхов М. В., в период с 20.04.2017 года по 21.04.2017 года, действуя группой лиц по предварительному сговору, совершили незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов (рак пресноводный, в том числе с икрой) с применением способов массового истребления водных биологических ресурсов, в местах нереста или на миграционных путях к ним, в нарушение «Правил любительского и спортивного рыболовства для рыбохозяйственного бассейна», утвержденных приказом Минсельхоза России от 01 августа 2013 года № 293, а так же нарушение п. 47.12 «Правил любительского и спортивного рыболовства для рыбохозяйственного бассейна», утвержденных приказом Минсельхоза России от 01 августа 2013 г. № 293.

Признание своей вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, принятие мер по возмещению причиненного ущерба (л.д.31) суд в соответствии со ст.61 УК РФ, признает обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимых Арсенина А. С. и Артюхова М. В., а для подсудимого Арсенина А. С., кроме того, наличие несовершеннолетнего ребёнка. Обстоятельством, согласно ст.63 УК РФ, отягчающим наказание подсудимого Артюхова М. В., суд признает рецидив преступлений, который в силу ст.18 УК РФ относится к категории простого рецидива преступлений. Отягчающих наказание обстоятельств у подсудимого Арсенина А. С. судом не установлено.

Суд, учитывая смягчающие обстоятельства, назначает наказание ниже низшего предела, установленного санкцией ч.3 ст.256 УК РФ в отношении обоих виновных. Арсенин А. С. приговорён к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей, Артюхов М. В. — к лишению свободы сроком на 06 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима [4].

Широко распространена практика совершения данных преступлений в Камчатском крае. ФИО1 и ФИО2 совершили незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов совместно на сумму 26 470 рублей, в нарушение п.67.4, п. 68, п.69, п.72 «Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна», утвержденных приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 21 октября 2013 года № 385 (в редакции Приказа Минсельхоза России от 07 марта 2014 года № 66) (далее Правила рыболовства). Кроме того, ФИО2 самостоятельно незаконно добыл 176 экземпляров лососёвых видов нерки общей стоимостью 220 000 рублей, причинив крупный ущерб Российской Федерации [5].

Судом приняты во внимание смягчающие обстоятельства, а именно: признание обоими подсудимыми своей вины, наличие у ФИО1 малолетнего ребёнка, добровольное возмещение обоими имущественного ущерба.

ФИО1 приговорён к 50 000 рублей штрафа по ч.3 ст.256 УК РФ, ФИО2 — к 50 000 рублей штрафа по ч.3 ст.256 УК РФ и 60 000 рублей штрафа по п. п. «а», «в» ч.1 той же статьи. По совокупности последнему назначено наказание в виде штрафа на сумму 80 000 рублей. Судом при назначении наказания ФИО2 не учитывается факт того, что ФИО2 имеет непогашенную судимость по ч.3 ст.256 УК РФ, следовательно, его деяние представляет большую общественную опасность, нежели совершённое ФИО1, ведь его деяния образуют собой простой рецидив преступлений.

Обратимся к приговору Билибинского районного суда Чукотского автономного округа № 1–19/2017 от 5 июня 2017 г. по делу № 1–19/2017 [6]. ФИО1 совершил незаконную добычу (вылов) лососевых рыб вида мальма общей суммой 291 750 рублей, причинив тем самым особо крупный ущерб Российской Федерации, нарушив ст. 26 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», п.п. 40, 41, 42, 46 Правил рыболовства для Восточно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна, утв. Приказом Минсельхоза России от 03.0.2014 По совокупности смягчающих обстоятельств, суд назначает наказание в виде штрафа в размере 500 000 рублей с рассрочкой выплаты на 2 года.

Между тем, подсудимый имеет непогашенную судимость по п. п. «а», «в» ч.1 ст. 256 УК РФ. Суд справедливо не учитывает это при назначении наказания в качестве рецидива, поскольку преступление, предусмотренное ч.1 ст.256 УК РФ относится к категории небольшой тяжести, которая, согласно п. «а» ч.4 ст.18 УК РФ рецидива не образовывает.

Тем не менее, ввиду того, что данное преступление является одним из наиболее часто совершаемых из предусмотренных гл. 26 УК РФ, представляется, что на данный момент это является проблемой уголовного права и пробелом.

Приговором Икрянинского районного суда Астраханской области № 1–79/2017 от 23 июня 2017 г. по делу № 1–79/2017 с учётом смягчающих обстоятельств всем виновным суд назначает наказание в виде штрафа [7]. Артемьев В. М., Артемьев С. М., Кожанов И. В. группой лиц по предварительному сговору произвели незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов, добывая рыбу частиковых видов особи «Сазан». Данные об ущербе изъяты. Подсудимые использовали самоходное транспортное плавающее средство, кроме того, деяние было совершено способом массового истребления указанных водных животных, что подтверждено результатами экспертизы использованных для вылова предметов. Из квалификации необоснованно убран признак использования способа массового истребления животных по причине того, что он не содержится в действующей редакции ч.3 ст.256 УК РФ. Однако, ч.3 ст.256 отсылает к ч.1 указанной статьи, в которой данный квалифицирующий признак содержится.

Обращает на себя внимание надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 августа 2006 г. N 64-ДП06–14 [8].

Рассматривая дело по обвинению гр. Г., который 12 сентября 2004 г. с целью употребления в пищу незаконно выловил на нерестовой реке Буюклинка 8 штук рыбы кеты, причинив ущерб на сумму 4640 рублей, суд пришел к выводу о том, что действия Г. хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного п. «в« ч. 1 ст. 256 УК РФ, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности, в связи с чем оправдал Г. за отсутствием состава преступления. Факт незаконного вылова ценных пород лососевых рыб в местах нереста нашел свое подтверждение в ходе судебного заседания. Сам факт вылова кеты в местах нереста (поскольку именно в данном составе место совершения преступления является криминообразующим признаком) должен являться бесспорным доказательством отнесения совершенного подсудимым деяния к преступлению. Вывод суда противоречит сути уголовного закона, поскольку данное деяние считается оконченным с момента начала добычи водных биологических ресурсов.

В Уголовном кодексе достаточно детально охарактеризованы признаки основного состава преступления, что позволяет четко отграничивать преступление, предусмотренное ст. 256 УК РФ, от аналогичного административного правонарушения. Проведённый анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что в большинстве случаев суды правильно отграничивают указанные составы, но случаются и неоднозначные квалификации содеянного, что демонстрирует указанный выше пример (надзорное определение ВС РФ).

Кроме того, следует отметить, что, согласно данным судебной статистики Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации, данное преступление является одним из наиболее часто совершаемых из гл. 26 УК РФ. За 2015 г. было совершено 8960 экологических преступлений, из них 3348 — по указанной статье [9]. За 2016 г. — 8642 всего и 3233 по ст. 256 УК РФ [10], за первое полугодие 2017 г. — 3967 и 1120 соответственно [11]. Суммируя данные за несколько лет, можно сказать, что удельный вес преступлений, совершаемых по ст. 256 УК РФ, среди всех экологических (указанных в гл. 26 УК РФ) составляет 34,3 %.

Нельзя не согласиться с И. М. Гальпериным, который писал, что «уголовный закон как средство осуществления уголовной политики неразрывно связан с адекватным отражением правовой нормой действительности, правильным определением критериев социальной обусловленности уголовно-правового запрета, которые должны основываться на объективных возможностях права при постоянных изменениях в развитии общества» [12]. Зачастую указанные преступления совершаются лицами, которые уже имеют судимость по данной статье. Однако, ввиду того, что ч.1 ст. 256 предусматривает наказание в виде лишения свободы до двух лет, что относит данное преступление к категории небольшой тяжести, деяния указанных ранее лиц не признаются рецидивом преступлений, что не способствует реализации цели предупреждения совершения новых преступлений.

При совершении данных преступлений причиняется огромный, порой невосполнимый ущерб окружающей природной среде, в частности рыбным запасам Российской Федерации. Отнесение преступления к категории небольшой тяжести на практике может привести к необоснованной декриминализации деяния по признаку малозначительности, что представляется нелогичным, а также назначению наказания, не соответствующего масштабу причинённого вреда, характеру и степени общественной опасности деяния. Проанализировав множество судебных решений, можно прийти к выводу, что целесообразно увеличить санкции ст. 256 УК РФ, отнеся ч.1 и ч.2 указанной статьи к преступлениям категории средней тяжести, а ч.3 — к тяжким преступлениям, что должно способствовать реализации целей предупреждения новых преступлений, восстановления социальной справедливости.

Статья 256. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

1. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока или других запрещенных орудий и способов массового истребления водных биологических ресурсов;

в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;

г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Незаконная добыча котиков, морских бобров или других морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо причинившие особо крупный ущерб, —

наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам, исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, превышающий сто тысяч рублей, особо крупным — двести пятьдесят тысяч рублей.

Комментарий к Ст. 256 УК РФ

1. Непосредственный объект преступления — общественные отношения, содержанием которых являются охрана, рациональное использование и воспроизводство биологических ресурсов. Эти отношения регулируются многими нормативными актами, в числе которых следует, в частности, назвать Федеральный закон от 20.12.2004 N 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (в ред. от 06.12.2011) , Закон о животном мире, Закон об охране окружающей среды. Пленум ВС РФ в Постановлении от 23.11.2010 N 26 обратил внимание судов на то, что рыболовство и сохранение водных биологических ресурсов регулируются не только федеральным законодательством, но и нормативными правовыми актами субъектов РФ. Решая вопрос о законности или незаконности добычи (вылова) водных биологических ресурсов, следует учитывать законодательство РФ и положения действующих для Российской Федерации международных договоров. Если международные договоры РФ в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов устанавливают иные правила, чем те, которые предусмотрены законодательством о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, применяются правила этих международных договоров.
———————————
СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. 1). Ст. 5270; 2006. N 1. Ст. 10; N 23. Ст. 2380; 52 (ч. 1). Ст. 5498; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 23; N 17. Ст. 1933; N 50. Ст. 6246; 2008. N 49. Ст. 5748; 2011. N 1. Ст. 32; РГ. 2011. N 159, 160; СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6728, 6732; N 50. Ст. 7343, 7351.

2. Предмет преступления — водные биологические ресурсы, т.е. рыба, морские млекопитающие (моржи, тюлени, нерпы, дельфины, киты и др.), иные водные животные, а также морские промысловые растения, находящиеся в состоянии естественной свободы и не извлеченные (иным образом не обособленные) трудом человека от естественной природной среды. Если лица виновны в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых различными предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных водоемах, либо в завладении рыбой, водными животными, отловленными этими организациями, то они отвечают за хищение чужого имущества, а не по комментируемой статье. К иным водным животным относятся, в частности, ракообразные (раки, крабы, креветки, омары и др.), моллюски (кальмары, осьминоги, гребешки, мидии, устрицы и др.), иглокожие (трепанги, морские ежи, морские звезды и др.), кишечнополостные водные организмы.

Предмет посягательства по ч. 2 комментируемой статьи — котики, морские бобры (иное название — каланы, морские выдры, камчатские бобры) или иные морские млекопитающие, указанные выше.

Не относятся к водным животным водоплавающие птицы, а также водоплавающие пушные звери: ондатра, выдра, речной бобр, нутрия и др. Их незаконная добыча квалифицируется как незаконная охота по ст. 258 УК.

К промысловым морским растениям относится, например, ламинария (морская капуста), которая используется для питания, выработки удобрений, изготовления медицинских и косметических препаратов.

3. Объективную сторону преступления образует незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, т.е. изъятие их из среды обитания (ст. 1 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов») при наличии хотя бы одного из признаков состава, указанных в п. п. «а» — «г» ч. 1 комментируемой статьи.

Содержание этих признаков в законе не раскрыто, поскольку диспозиция комментируемой статьи имеет бланкетный характер. Для установления признаков состава преступления необходимо обратиться к нормативным актам, регулирующим порядок добычи (вылова) водных биоресурсов.

Под незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов следует понимать действия, направленные на их изъятие из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение норм экологического законодательства (например, без полученного в установленном законом порядке разрешения, в нарушение положений, предусмотренных таким разрешением, в запрещенных районах, в отношении отдельных видов запрещенных к добыче (вылову) водных биологических ресурсов, в запрещенное время, с использованием запрещенных орудий лова), при условии, что такие действия совершены лицом с применением самоходного транспортного плавающего средства, взрывчатых или химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления водных животных и растений, в местах нереста или на миграционных путях к ним, на особо охраняемых природных территориях, в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации либо когда такие действия повлекли причинение крупного ущерба (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26). Таким образом, добыча (вылов) водных биологических ресурсов будет незаконной, если она производится без разрешения (лицензии, договора); в том числе и с просроченным разрешением; недозволенными орудиями, приемами и способами, в запрещенное время, в запрещенном месте; в отношении животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ, или с нарушением иных условий, обозначенных в разрешении.

При решении вопроса о наличии крупного ущерба (п. «а» ч. 1 комментируемой статьи) в результате незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов следует учитывать: количество добытого, поврежденного или уничтоженного; его стоимость по специальным таксам, распространенность животных; их отнесение к редким и исчезающим видам; экологическую ценность; значимость для конкретного места обитания, размер вреда, нанесенного животному или растительному миру (см. п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26). К добыче (вылову) с причинением такого вреда относятся, например, добыча, сопряженная с уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков, отловом или уничтожением водных животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26).

Стоимость рыб и других водных животных определяется по специальным таксам, независимо от возраста и веса водных обитателей. Действующие таксы были утверждены Постановлением Правительства РФ от 25.05.1994 N 515 «Об утверждении такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов» (в ред. от 10.03.2009) .
———————————
СЗ РФ. 1994. N 6. Ст. 604; 2000. N 40. Ст. 3972; 2009. N 12. Ст. 1429.

Правительство РФ приняло Постановление от 18.08.2008 N 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным» . Как следует из содержания ст. 1 этого Постановления, порядок определения крупного ущерба осуществляется в целях реализации Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», регулирующего не только промышленную добычу (лов) водных биоресурсов, но и спортивную и любительскую.
———————————
СЗ РФ. 2008. N 34. Ст. 3934.

Вместе с тем ст. 1 названного Постановления Правительства РФ гласит, что размер ущерба, который следует считать крупным, определяется в тоннах, а для морских млекопитающих — в единицах голов как разница между объемом фактически добытых (выловленных) биоресурсов и квотой добычи, указанной в разрешении, выданном предпринимателю или юридическому лицу. То есть Постановление определяет порядок определения крупного ущерба, указанный в нем, не ко всем лицам, а только к тем, которые занимаются промышленным или иными видами лова, не относящимися к любительскому или спортивному. Налицо определенное противоречие.

В литературе высказано предложение о необходимости законодательного установления конкретных пределов крупного ущерба в стоимостном исчислении, которое необходимо ввиду отсутствия четких критериев его определения и периодического пересмотра такс для исчисления размера взыскания за ущерб , которое следует поддержать с оговоркой, что таксы будут учитывать экологическую составляющую вреда.
———————————
Российская юстиция. 2003. N 12. С. 46. Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы: Материалы IV Международной конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2005. С. 348, 422, 511 (авторы — Ю.А. Ляшева, Ю.В. Надточий, Н.Л. Романова).

Незаконная добыча (вылов) рыбы, водных животных, промысловых морских растений, причинившая крупный ущерб, имеет материальный состав и считается оконченным преступлением лишь при наличии реального ущерба. При этом обязательному установлению подлежит причинная связь между крупным ущербом и незаконной добычей, в том числе должны быть учтены естественно-природные факторы, которые могли повлиять на наступление последствий.

Незаконная добыча (вылов) с применением указанных в диспозиции ч. 1 ст. 256 УК самоходных транспортных плавающих средств (катеров, моторных лодок, яхт и др. исключительно для лова рыбы и добычи зверя, а не для транспортировки добытого, доставки браконьеров к месту незаконного лова); взрывчатых и химических веществ; электротока и иных способов массового истребления водных животных и растений (гон рыбы, использование сетей при любительской ловле, заграждение протоков и др.) характеризуется повышенной опасностью для сохранности водных ресурсов, воспроизводства живых организмов (п. «б» ч. 1 комментируемой статьи).

Места нереста, миграционные пути к ним (п. «в» ч. 1 комментируемой статьи). Лов вне сроков нереста или орудиями, применение которых не причиняет вред нерестящимся особям, не подлежит признанию преступным по данному признаку — см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 23.11.2010 N 26), особо охраняемые природные территории (см. коммент. к ст. 262) либо зоны экологического бедствия и зоны чрезвычайной экологической ситуации, указанные в п. «г» ч. 1 комментируемой статьи (см. коммент. к ст. ст. 247, 250), характеризуют место совершения преступления. Названные места устанавливаются в нормативных актах, в том числе в Правилах рыболовства, действующих на территории соответствующих региональных бассейновых управлений. Все они располагаются в пределах территориального моря России: внутренних морях, реках, озерах, прудах, водохранилищах и их придаточных водах (см. коммент. к ст. ст. 250, 252). Добыча (вылов) рыбы, водных животных и промысловых морских растений, осуществляемая в открытом море, регулируется нормами международного права. За ведение незаконного водного добывающего промысла в исключительной экономической зоне РФ ответственность предусмотрена ст. 253 УК.

Преступления, предусмотренные п. п. «б» — «г» ч. 1 комментируемой статьи, имеют формальный состав и считаются оконченными с момента начала незаконной добычи (лова) независимо от того, были ли фактически добыты рыба, иные водные животные или растения .
———————————
В связи с этим представляется неточным употребление в законодательстве слова «вылов», так как оно характеризует момент окончания, результат добычи (лова), а не его процесс.

Местами совершения преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, являются открытое море (см. коммент. к ст. 252), а также запретные зоны.

Запретные зоны — это специальные заповедники, являющиеся местом постоянного или временного обитания котиков, морских бобров или иных млекопитающих, в том числе так называемые «лежбища», где морские звери отдыхают, размножаются, линяют. Такие зоны определяются Правительством РФ и международными соглашениями.

В тех случаях, когда морские млекопитающие незаконно добываются вне пределов территории РФ в открытом море, применяется ч. 2 комментируемой статьи. Если эти животные незаконно добываются в территориальных водах РФ или на сухопутной территории в запретных зонах, то имеет место конкуренция ч. 1 комментируемой статьи и ч. 2 этой статьи, поскольку действие ч. 2 распространяется на эти зоны, а действие ч. 1 не распространяется. Если же морские млекопитающие незаконно добываются на территории РФ в местах, не относящихся к запретным зонам (например, морские звери обустраивают себе сейчас лежбища на бетонных молах морской бухты г. Владивостока), то применению подлежит общая норма, предусмотренная ч. 1 комментируемой статьи.

4. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов (при причинении крупного ущерба также предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасного последствия в виде крупного ущерба) и желает так действовать (при причинении крупного ущерба желает наступления этого последствия). Мнение о возможности совершения незаконной добычи (вылова) в некоторых случаях по неосторожности (например, в запрещенных местах), на наш взгляд, не вытекает из законодательной формулировки состава преступления.

Мотив совершения преступлении (преобладает корыстный) не относится к признакам состава и лежит за его пределами.

6. Квалифицирующими признаками состава является совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, лицом с использованием своего служебного положения (например, работниками органов рыбоохраны, органов власти) либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. их понятие в коммент. к ст. 35). При этом лица, использующие свое служебное положение для незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, несут ответственность только по ч. 3 данной статьи.

7. Рассматриваемое преступление следует отграничивать от административного правонарушения (ч. 2 ст. 8.17, ч. 2 ст. 8.37 КоАП) с учетом признаков преступления, указанного в комментируемой статье. При их отсутствии содеянное образует состав административного проступка.

Статья 256. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

1. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, если это деяние совершено:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений;

в) в местах нереста или на миграционных путях к ним;

г) на особо охраняемых природных территориях либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. Незаконная добыча котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 256 Уголовного Кодекса РФ

1. К водным биологическим ресурсам относятся рыбы, водные беспозвоночные, водные млекопитающие, водоросли, другие водные животные и растения, находящиеся в состоянии естественной свободы. Водными животными признаются морские млекопитающие, ракообразные, моллюски, иглокожие, кишечно-полостные водные организмы. Промысловые морские растения — водные растения, способные к автотрофному питанию, т.е. к синтезу всех необходимых органических веществ из неорганических, являющиеся промысловыми в определенном месте и в определенный период времени либо имеющие специальный правовой статус.

2. Преступления, предусмотренные ст. 256 УК, имеют материальный (п. «а» ч. 1) и формальный (п. п. «б», «в», «г» ч. 1) составы. В первом случае преступление окончено с момента причинения крупного ущерба, в остальных — с момента начала добычи независимо от того, были ли фактически добыты водные биологические ресурсы.

Последствия в виде крупного ущерба оцениваются исходя из стоимости, распространенности, экологической ценности, количества добытого, поврежденного или уничтоженного, а также размера вреда, причиненного водным биологическим ресурсам. В денежном выражении это характеризуется установленной таксовой стоимостью добытого водного животного или растения.

3. Добычу следует признавать произведенной без соответствующего разрешения, либо с просроченным разрешением (лицензией), не тем лицом, которому оно выдано, водных животных, запрещенных к вылову, либо сверх установленного количества, указанного в лицензии или в договоре на отвод рыбопромыслового участка или водоема либо участка для добывания промысловых морских растений, и др.

Запретное время означает, что добыча водных биологических ресурсов производится в сроки, когда это вообще запрещено или имеется запрет для добычи определенных видов и в конкретных водных объектах.

К недозволенным местам относятся: а) места нереста и миграционные пути к ним; б) особо охраняемые природные территории; в) зона экологического бедствия; д) зона чрезвычайной экологической ситуации.

Места нереста — это водоемы или части водного объекта, где рыба мечет икру и вылупляется потомство; миграционные пути — водные объекты, по которым рыба идет к местам нереста, скапливаясь в больших количествах (рунный ход).

Под применением самоходного транспортного плавающего средства (катера, моторной лодки и т.п., кроме весельной лодки) понимается его использование как орудия в процессе добычи водных животных и промысловых морских растений.

К незаконным относятся способы, которые ведут к массовому истреблению водных животных и растений в результате применения при добыче взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового уничтожения.

4. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

6. По ч. 2 ст. 256 УК уголовная ответственность наступает за незаконную добычу котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или в запретных зонах.

Открытым признается море за пределами 12-мильной морской полосы от побережья в районах зверобойного промысла России и в районах действия Временной конвенции о сохранении котиков северной части Тихого океана 1957 г. Запретные зоны — это прибрежные зоны, являющиеся местом постоянного или временного обитания котиков, бобров или иных морских млекопитающих, в том числе и их лежбища.

7. Деяния, предусмотренные ч. ч. 1 или 2 ст. 256 УК, совершенные лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. комментарий к ст. 35 УК), образуют особо квалифицированный состав рассматриваемого преступления (ч. 3).