Квалификация статьи угроза убийством

Оглавление:

Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарии к ст. 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

3. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно ясности в том, что виновный угрожает лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего. В этом случае цель угрозы считается достигнутой.

4. Распространенным является мнение, что переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим неправомерно, надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред, и т.д.).

5. В конкретных случаях угроза может быть произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно установить, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. При наличии этого угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал другое лицо.

6. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что подтверждает объективно истинность его утверждения о тревоге, дискомфорте и т.д. после ее высказывания виновным. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Свидетельскими показаниями можно установить ухудшение самочувствия потерпевшего (после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный рассчитывал. При наличии этих двух условий есть основания говорить о наказуемости поведения.

7. Спорен вопрос, можно ли считать угрозы, описанные в ст. 119, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел уголовную ответственность. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

8. Состав сконструирован по типу формального, поэтому преступление считается оконченным в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

9. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119, а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105, 111 УК).

10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

11. Норма, предусмотренная ст. 119, является общей по отношению к некоторым другим, также устанавливающим ответственность за угрозы. Так, в ст. 296 УК говорится об угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации при конкуренции применяется специальная норма (ст. 296 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 1191.

12. Ответственность за данное преступление дифференцирована (см. коммент. к п. «л» ч. 2 ст. 105).

Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Новая редакция Ст. 119 УК РФ

1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 119 УК РФ

1. Объективная сторона выражается в активном поведении — действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное. Только высказывание о намерении убить или причинить тяжкий вред здоровью запрещено диспозицией коммент. статьи.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, на то, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние.

3. Способы выражения угрозы могут быть разными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц) и в плане квалификации содеянного безразличны.

4. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и ее реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно того, чтобы было ясно, угрожает виновный лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью и т.д. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего, и в этом случае цель угрозы считается достигнутой, дискомфорт — возникшим.

5. Распространенным является взгляд, согласно которому переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим едва ли правомерно и надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред и т.д.).

6. В конкретных случаях угроза может быть пустой, произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно знать, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. Если это установлено, угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал потерпевшего.

7. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что объективно подтверждает истинность его утверждения, что он испытал тревогу, дискомфорт и т.д. после высказывания виновным угрозы. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Подтверждающими могут быть и свидетельские показания об ухудшении самочувствия потерпевшего (скажем, после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный и рассчитывал. При наличии этих двух условий существуют основания говорить о наказуемости поведения.

8. Спорным представляется вопрос о том, можно ли считать угрозы, описанные в коммент. статье, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел УО. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла, только не на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью, не о намерении совершить именно такое преступление, а об умысле на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

9. Состав преступления сконструирован по типу формального. Преступление считается оконченным (составом) в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

10. Высказывание угрозы виновным может не преследовать цель запугивания, а обнаруживать возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью. В этом случае, если виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. 105, 111).

11. Субъективная сторона — прямой умысел — выражается в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

12. Норма, предусмотренная коммент. статьей, является общей по отношению к некоторым другим нормам, также устанавливающим УО за угрозы. Так, ст. 296 говорит о наказуемости в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации деяния при конкуренции норм предпочтение отдается специальной норме, т.е. ст. 296.

Во многих случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью выступает способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). В соответствии с правилами квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации по ст. 119 не требуется.

Иная ситуация возникает при реальной совокупности преступлений. В абз. 3 п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2004 N 11 обращено внимание, что, если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той, например, целью, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 119, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

13. Деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления состоит в действиях, представляющих собой психическое насилие и выражающихся в высказывании намерения убить другое лицо или причинить ему тяжкий вред здоровью.

2. Угроза может быть выражена устно, письменно, жестами, в средствах массовой информации, высказана непосредственно или передана через третьих лиц. В некоторых случаях угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения другого более тяжкого преступления и квалифицируется по соответствующей статье УК РФ (например, ст. ст. 120, 131, 132, 296 УК РФ и т.д.).

3. При угрозе отсутствует умысел на причинение смерти или тяжкого вреда здоровью, но имеются основания опасаться реализации этой угрозы. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за угрозу убийством или причинения тяжкого вреда здоровью является реальность высказанной угрозы. Это означает, что потерпевший должен воспринимать угрозу как реальную, т.е. как намерение виновного через какое-то время реализовать ее.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания или совершения действий (жестов), воспринимаемых другим лицом как опасных для жизни или здоровья.

Статья 129. Угроза убийством

1. Угроза убийством, если имелись реальные основания опасаться осуществления этой угрозы, наказывается арестом на срок до шести месяцев или

ограничением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное членом организованной группы, наказывается лишением свободы на срок от трех до

жизнь человека, которая подвергается угрозе в связи с действиями виновного.

2. Под угрозой совершить убийство следует понимать

выраженное вовне намерение лишить другого человека

жизни. Это может быть сделано различными способами:

словесно, письменно, с помощью разного рода действий (жестов, мимики, демонстрация оружия и т.д.) Угроза совершить какие-либо иные действия квалификации по ст. 129

Угроза должна быть реальной, т.е. восприниматься потерпевшие как могущая быть осуществленной. Для признания угрозы убийством реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основания опасаться ее осуществления,

и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности

Реальность угрозы устанавливается судом в каждом

отдельном случае, исходя из конкретных обстоятельстг

дела. При этом необходимо учитывать как субъективный

(восприятие угрозы потерпевшим), так и объективный критерии (способ и интенсивность ее выражения, личность

виновного, характер отношений между ним и потерпевшим и т.п.). Угроза может быть высказана лично потерпевшему или через других лиц. Существенным моментом здесь является то, что она обращена к конкретному

лицу либо адресована его близким.

Преступление признается оконченным с момента, когда угроза была доведена до сведения потерпевшего.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

4. Субъект преступления — физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

5. Под организованной группой следует понимать участие двух и более лиц, которые предварительно организовались в стойкое объединение для совершения конкретных преступлений, объединенных единым планом с распределением ролей между участниками группы.

Прокуратура Камчатского края

Список органов прокуратуры Камчатского края

Календарь новостей

Разъяснения прокурора

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Виды уголовных наказаний, назначаемых несовершеннолетним

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: В каких случаях предпринимателям нужна справка о наличии либо об отсутствии судимости

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Сообщение и заявление о преступлении

Лекцию в Камчатском филиале Российского университета кооперации провели сотрудники прокуратуры города Петропавловска-Камчатского

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Осторожно! Мошенники

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Уголовная ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

  • 11.01.2016 14.01.2016 Конституционные права граждан в уголовном судопроизводстве, Актуальные вопросы, Разъяснения прокурора
  • Просмотров: 11166

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является самостоятельным составом преступления, предусмотренного статьей 119 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье.

Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была реально воспринята потерпевшим.

Уголовно-наказуемым деянием являются высказывания о намерении лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью человека.

Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы учитываются все обстоятельства конкретного дела: обстановка преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Наиболее серьезным основанием считается высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются статьей 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления, например, предусмотренного статьей 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия будут квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. То есть виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли он в действительности осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

Уголовной ответственности за данное преступление подлежит вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

За совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 119 УК РФ, т.е. за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, предусмотрены альтернативные наказания в виде обязательных работ на срок до 480 часов, принудительных работ на срок до двух лет (применяются с 1 января 2017 года), ограничения свободы на срок до двух лет, ареста на срок до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.

Если рассматриваемое преступление совершено по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, что предусмотрено частью 2 статьи 119 УК РФ, то за это деяние может быть назначено судом наказание в виде — принудительных работ на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (применяются с 1 января 2017 года), либо лишения свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Камчатского края

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ.

При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего;

при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия.

Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию.

Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния.

Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.)

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Преступления, угрожающие жизни и здоровью, в УК РФ. Уголовно-правовая характеристика, объективные и субъективные признаки преступлений заражения ВИЧ-инфекцией. Понятие заведомого поставления в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Основания освобождения от уголовной ответственности при заведомом поставлении в опасность заражения ВИЧ-инфекцией и заражении ВИЧ-инфекцией.

Преступления, угрожающие жизни.

Доведение до самоубийства (ст. 110);

Угроза убийством (ст. 119)

-истязание 117 статья

-угроза убийством ( причинение тяжкого вреда здоровью) 119

-принуждение к изъятию органов и тканей 120 статья

-заражение венерической болезнью 121 статья

-заведомое поставление другого лица в опасности заражения вич инфекцией 122

-заражение другого лица вич инфекцией 122

— незаконное производство аборта 123

-неоказание помощи больному ст 124 обе части

Квалификация статьи угроза убийством

В этом посте я расскажу, что является преступлением, а что нет. Придумала это не я, это написано в различных нормативно-правовых и разъяснительных актах, таких как УК РФ, постановления Пленума Верховного суда, обзор судебной практики, разъяснения юристов.

Начнем, конечно, с Уголовного кодекса Российской Федерации.
Статья 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы
2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
Что такое убийство понимают, наверное, все. В соответствии со ст. 111 УК РФ тяжким вредом здоровью считается вред здоровью, опасный для жизни или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, или выразившегося в неизгладимом обезображении лица, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или вызвавшего расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией. То есть Вам могут угрожать выколоть глаза, отрезать язык, плеснуть серной кислотой и т.д.– это все относится к данной статье.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»0 п. 11. Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «в» части 2 статьи 131 и пункт «в» части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

Практикующий судья Галюкова М.И. считает: Анализ научной литературы позволяет выделить признаки, встречающиеся наиболее часто:
1) реальность угрозы (т.е. ее конкретность в отношении четко определенного лица) и ее наличность (она должна уже возникнуть, но еще не исчезнуть). Реальность должна основываться на паритетном учете объективных и субъективных критериев;
2) действительность угрозы (означает объективность ее существования), ее сопряженность с информацией о конкретной опасности, выраженность вовне, степень интенсивности;
3) осуществимость угрозы, критериями которой должны выступать объективные параметры, способствующие ее реализации (место и время, обстановка, состояние угрожающего, половозрастные и иные характеристики личности виновного и потерпевшего);
4) осуществление угрозы вопреки (при опосредованном психическом насилии) либо помимо воли потерпевшего (при прямом психическом насилии);
5) меньшая степень общественной опасности (по сравнению с реальным применением физического насилия).
Реальность угрозы предполагает возникновение у потерпевшего опасения за свою жизнь или здоровье в случае приведения угрозы в исполнение. Суть действия при угрозе заключается в передаче информации о намерении виновного лишить потерпевшего жизни, причинить здоровью последнего тяжкий вред. Данная информация, как правило, обладает мощным угрожающим потенциалом, свидетельствующим о реальных предпосылках осуществления угрозы.
Решение вопроса о реальности угрозы (при квалификации действий лица по ст. 119 УК РФ) зависит от конкретных обстоятельств по делу, совокупности собранных доказательств. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ситуация (место и время), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего, характеристика личности виновного, его устойчивая насильственная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, экстремальное психическое состояние.
Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23 марта 2010 г. N 368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 119 и частью первой статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что ч. 1 ст. 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, позволяет признавать составообразующим только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Следовательно, в каждом конкретном случае уголовного преследования необходимо доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана в целях устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.
Например, приговором Синарского районного суда г. Каменска-Уральского гр. Г. (наряду с другими статьями) был осужден по ст. 119 УК РФ, ч. 1 ст. 213 УК РФ. Судом установлено: Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, подошел к ранее незнакомой ему гр-ке Я. Наставив дуло газового револьвера на потерпевшую, он потребовал, чтобы она пошла с ним, при этом угрожал убийством, если она попытается убежать. Данную угрозу женщина воспринимала реально, опасалась ее осуществления. Через некоторое время (благодаря вмешательству гр. Л.) потерпевшей удалось скрыться от Г.
Суд вышестоящей инстанции отменил приговор в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 213 УК РФ и прекратил производство по уголовному делу в этой части, поскольку суд первой инстанции не учел, что хулиганство с применением оружия считается совершенным, когда его использование создает реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.
Из заключения эксперта, исследовавшего изъятый у Г. револьвер, следует, что оружие находится в неисправном состоянии, в связи с чем в предъявленном виде непригодно к стрельбе.
Таким образом, применение Г. данного револьвера при совершении угроз в отношении Я. реальной опасности для ее жизни и здоровья не создавало. Следовательно, действия Г. не могут содержать состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ.
В то же время квалификация по ст. 119 УК РФ является правильной, поскольку Г. угрожал убийством потерпевшей, подкрепляя свои высказывания демонстрацией оружия, что давало ей основания всерьез воспринимать его слова и опасаться осуществления его намерений .
Действительность угрозы — признак, характеризующий существование угрозы в объективной реальности (вне зависимости от чьего-либо представления). Иными словами, угроза либо существует как явление реального мира, либо нет. Мнимая угроза, не подтвержденная фактическими данными, не может быть действительной.
Приговором Вельского районного суда гр. Ш, отбывающий наказание в виде лишения свободы, признан виновным в том, что 13 января 2004 г. направил письмо начальнику колонии, в котором угрожал ему убийством. Из показаний потерпевшего гр. Х. следует, что он (в силу особенностей своей работы) реально опасался высказанных в письме угроз. Свидетель Ц., являясь сотрудником службы безопасности того же учреждения, оценил угрозу как реальную, свидетель З. слышал от Ш., что последний намеревается убить начальника колонии. Свидетель Г. показал, что Ш. передал ему письмо, в котором содержались не только угрозы убить Х., но и описывались способы убийства. Подобные угрозы Ш. высказывал и ранее, в его прикроватной тумбочке был обнаружен кухонный нож.
Согласно заключению почерковедческой экспертизы письмо на имя Х. написано Ш. Суд правильно квалифицировал действия Ш. по ст. 119 УК РФ.
Осуществимость угрозы. Именно этот аспект позволяет отграничить рассматриваемое нами деяние от начальных стадий убийства или причинения тяжкого вреда здоровью. Угроза должна восприниматься как исполнимая, равно как и в действительности быть исполнимой. Любое действие при угрозе является внешней формой реализации внутреннего опасного потенциала виновного.
Так, гр. С. признан виновным и осужден за причинение легкого вреда здоровью гр-ке П. 2 июля 2004 г. около 2 час. 30 мин. С., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире, где он проживал с бывшей женой, действуя умышленно, в целях причинения вреда ее здоровью на почве сложившихся неприязненных отношений нанес последней несколько ударов рукой по ногам, после чего стал стаскивать П. за ноги и за руки с кровати. Продолжая свои преступные действия, С. ударил женщину несколько раз рукой по лицу, зажимал ей рот и нос, перекрывая доступ воздуха, от чего она периодически теряла сознание. При этом С. высказывал в адрес П. угрозы убийством, которые та воспринимала реально и, исходя из характера действий С., опасалась их осуществления. В результате П. были причинены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, кровоподтеки на лице, отечности мягких тканей лица, сглаженность левой носогубной складки с асимметрией лица слева. Это вызвало причинение легкого вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.
Судом первой инстанции С. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.
Суд вышестоящей инстанции (из анализа исследованных в ходе судебного следствия доказательств) постановил, что выводы суда в части оправдания по ст. 119 УК РФ, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.
При оправдании С. в совершении угрозы убийством судом не в полной мере дана оценка показаниям потерпевшей о том, что С., кроме нанесения ей ударов, также угрожал убийством. Не были учтены обстоятельств