Оконченное хищение и покушение на него

Чем грозит попытка совершения кражи?

Кража — тайное хищение чужого имущества, преступление, предусмотренное ст. 158 УК РФ. Данное правонарушение является одним из самых распространенных. Зачастую граждане легкомысленно относятся к последствиям попытки тайного хищения чужого имущества, что является большой ошибкой. Согласно Уголовному закону РФ попытка совершения кражи имущества будет выражаться в покушении на кражу. Данное деяние принято считать неоконченным преступлением, тем не менее, оно является уголовно-наказуемым.

Ответственность за кражу наступает в том случае, если стоимость похищенного имущества превышает 1000 рублей, в противном случае, имеет место административное правонарушение, предусмотренное ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях (мелкое хищение).

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с попыткой кражи, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Важно! Вместе с тем покушение на мелкое хищение не содержит состава административного правонарушения, а потому производство по делу об административном правонарушении должно быть прекращено.

При покушении на кражу действия лица направлены непосредственно на совершение преступления, то есть оно тайно изымает не принадлежащее ему имущество, но не доводит преступление до конца по не зависящим от себя обстоятельствам. Такие обстоятельства различны и обусловлены объективными причинами, в основном такими как обнаружение преступного посягательства или задержание преступника.

Например, Антонов и Сергеев группой лиц по предварительному сговору, действуя совместно и согласовано, тайно, из корыстной заинтересованности похитили телефон из салона автомобиля. Выходя со двора, Антонов и Сергеев были остановлены сотрудниками полиции и доставлены в отдел полиции, а похищенное было изъято сразу после задержания и доставления в отдел внутренних дел. В данном случае довести кражу до конца преступникам помешали сотрудники правоохранительных органов, в связи с чем, Антонов и Сергеев не смогли распорядиться похищенным.

Показательны примеры краж в супермаркетах, популярность которых не уменьшается, когда граждане не показывают товар на кассе, чтобы его не оплачивать, и на выходе из магазина их останавливают сотрудники охраны. В данном случае имеет место покушение на кражу. Но чаще всего граждане попусту забывают в силу различных причин о том, что они взяли какой-либо товар, и соответственно, его следует оплатить. Такие ситуации сплошь и рядом. Поскольку кража совершается только с прямым умыслом, при действительной забывчивости состав преступления должен отсутствовать, но правоприменители к отговорке «забыл оплатить» относятся с большим недоверием и подобные дела заканчиваются вынесением судебного решения с привлечением к ответственности (уголовной либо административной).

Встречаются случаи, когда граждане, добросовестно заблуждаясь относительно наличия у имущества владельца, решают обратить его в свою собственность, и в момент его изъятия обнаруживается собственник, который задерживает указанных лиц, тем самым препятствуя доведению до конца посягательства.

На первый взгляд имеет место покушение на кражу. Например, Рузаев и Поповкин, приехав на неохраняемую территорию сеновала, демонтировали находящиеся на территории весы, представляющие собой лом черного металла. Когда Рузаев и Поповкин пытались погрузить весы в свой автомобиль, они были обнаружены управляющим Лисовым, который сообщил им о принадлежности лома ООО «Югмонтаж». После чего Рузаев и Поповкин оставили имущество на месте и отказались от его вывоза. Между тем в данном случае, в действиях Рузаева и Поповкина состав преступления вовсе отсутствует, поскольку не признаются хищением действия лиц, полагающих, что у изымаемого имущества отсутствует собственник.

Важно! Покушение на кражу имеет место, если преступление не доведено до конца именно по не зависящим от лица обстоятельствам.

В то же время, когда лицо осознает возможность доведения хищения имущества до конца, но прекращает свои действия непосредственно направленные на кражу, имеет место добровольный отказ от совершения преступления. При этом, такой отказ должен быть добровольным и окончательным, то есть обусловленным субъективными (испугался наказания и передумал), а не объективными причинами, такими как, например, очень прочный замок на дверях амбара, из которого планировалось совершить кражу, а также абсолютным прекращением преступных действий, а не временным.

Важно! При наличии в действиях преступника добровольного отказа от совершения преступления он освобождается от уголовной ответственности.

Ответственность за покушение на кражу

Санкция статьи 158 УК РФ в зависимости от вида кражи предусматривает такие виды наказаний как:

  • штраф;
  • обязательные и исправительные работы;
  • ограничение свободы;
  • принудительные работы (применяются с 01 января 2017 года);
  • лишение свободы.

Покушение на кражу по сравнению с оконченным хищением имеет меньшую степень общественной опасности, а потому законодатель снизил верхний предел наиболее строгого наказания для покушения на преступление, который не может превышать ¾ максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за оконченное преступление. То есть, если за совершение кражи группой лиц по предварительному сговору установлено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет с дополнительным наказанием, то при покушении на кражу группой лиц по предварительному сговору максимальное наказание не может превышать 3 лет 7 месяцев (3/4 от 5 лет).

Помимо прочего, в Уголовном кодексе РФ закреплено правило о том, что суд должен учесть обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Смысл данной нормы в том, что, например, такое объективное обстоятельство как срабатывание сигнализации в машине, повлиявшее на не доведение умысла на кражу из автомобиля магнитолы до конца, имеет большую степень общественной опасности, чем такое субъективное обстоятельство как незнание преступником устройства магнитолы, вследствие чего, довести кражу до конца не представилось возможным.

В заключение можно сказать о том, что даже попытка хищения, которая некоторым гражданам видится незначительным проступком, может привести к негативным правовым последствиям, в том числе к судимости. Поэтому, если вы все-таки совершили покушение на кражу, вам следует заручиться поддержкой опытного адвоката, который смог бы помочь выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями для вас, учитывая наличие нюансов в подобных делах.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Оконченное хищение и покушение на него

С объективной стороны кража является формой хищения и определяется законом как тайное хищение чужого имущества.

Тайное хищение (кража) предполагает, что незаконное изъятие имущества происходит в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества (п.2 Постановления пленума ВС РФ от 27.12.2002 №29).

Объективно кража выражается в изъятии чужого имущества для последующего обращения его в свою пользу или пользу других лиц.

Незаконное изъятие заключается в переводе чужого имущества из владения собственника или иного законного владельца в фактическое обладание виновного. Имеется в виду обладание, которое позволяет виновному осуществить хотя бы первоначальное распоряжение имуществом — спрятать его, унести, передать соучастнику [1] .

Для правильной квалификации кражи важным является определение момента совершения преступления.

Как отмечается в п.6 Постановления пленума ВС РФ от 27.12.2002 №29, кража считается оконченной, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом).

Приведем пример из практики:

«Бирским районным судом Республики Башкортостан 31 октября 1996 г. Петухов осужден по ст. 15, ч. 2 ст. 144 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР.

Он признан виновным в покушении на совершение кражи и краже чужого имущества.

1 августа 1996 г. около часа ночи Петухов со двора дома по ул. Салавата г. Бирска пытался похитить мотоцикл ИЖ-Юпитер-4, принадлежащий Князеву, но не довел преступление до конца по не зависящим от его воли обстоятельствам (из-за неисправности не смог завести его).

После этого, проникнув в дом Князева, похитил его имущество на сумму 325 тыс. рублей (причинив потерпевшему значительный ущерб), вышел из дома и за воротами был задержан нарядом милиции с поличным.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан приговор изменила, переквалифицировав действия Петухова с ч. 2 ст. 144 УК РСФСР на ч. 2 ст. 158 УК РФ, а со ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР — на ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Председатель Верховного суда Республики Башкортостан в протесте поставил вопрос об изменении судебных постановлений.

Президиум Верховного суда Республики Башкортостан 14 ноября 1997 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению и пользоваться.

Как видно из материалов дела, Петухов был задержан с вещами потерпевшего сразу же за воротами его дома. Однако суд не дал надлежащей оценки тому обстоятельству, что задержание Петухова произошло до получения им возможности распорядиться изъятым имуществом. Между тем задержание свидетельствует о том, что преступный умысел Петухова не был доведен до конца по обоим эпизодам преступления, в связи с чем в его действиях имеются лишь признаки покушения на совершение кражи.

Кроме того, правильно квалифицировав действия Петухова по нормам УК РФ, кассационная инстанция не учла, что ч. 2 ст. 158 УК РФ содержит несколько квалифицирующих пунктов. Суд первой инстанции признал Петухова виновным в покушении на совершение кражи с проникновением в жилище (что соответствует п. «в») и причинении значительного ущерба потерпевшему (п. «г»).

При таких обстоятельствах действия Петухова, заключающиеся в покушении на кражу мотоцикла и домашнего имущества Князева, необходимо квалифицировать по ст. 30, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Что же касается квалифицирующего признака «совершение кражи повторно» (п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ), то он вменен судом в вину Петухову без достаточных оснований, поскольку его предыдущая судимость за аналогичное преступление погашена, а покушение за кражу мотоцикла он совершил непосредственно перед проникновением в дом потерпевшего, что свидетельствует о единстве умысла на хищение его имущества.

Таким образом, признак повторности кражи подлежит исключению из приговора. Петухова следует считать осужденным по ст. 30, пп.»в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ» [2] .

На практике возможна смешанная ситуация, когда у преступника возникает возможность использовать только часть имущества. Допустим субъект предполагает украсть для себя из сельского магазина ящик алкогольных напитков, и детали для автомобиля. Пробравшись в помещение и собрав необходимое, он решает употребить часть алкогольных напитков, т.к. все с собой трудно унести. Распивает напитки, после чего покидает помещение магазина, а на улице его задерживают работники милиции. Как быть в такой ситуации?

Понятно, что преступник не осуществил общую цель, не возникли условия, когда он мог реально распорядится всем украденным имуществом, но в тоже время преступник распорядился частью украденного – алкогольными напитками. Получается, что такие преступные действия должны быть квалифицированы по ч.1 ст.158 УК РФ и по ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК РФ.

При определении момента окончания преступления следует учитывать специфику имущества на которое направлен преступный интерес.

Как отмечается в Постановлении пленума ВС РСФСР от 23.12.80 №6, применяющегося на практике и в настоящее время, действия лиц, совершивших хищение талонов на горючее и смазочные материалы, которые непосредственно дают право на получение имущества, а равно хищение абонементных книжек, проездных и единых билетов на право проезда в метро и на других видах городского транспорта, находящихся в обращении как документы, удостоверяющие оплату транспортных услуг, независимо от использования похищенных знаков по назначению или сбыта их другим лицам должны квалифицироваться как оконченное преступление.

В соответствии с п.6 вышеобозначенного Постановления, действия лиц, похитивших билеты для проезда на железнодорожном, воздушном, водном и автомобильном транспорте или другие знаки, которые могут быть использованы по назначению лишь после внесения в них дополнительных данных (заполнение текста, скрепление печатью, компостирование и т.п.), а равно лиц, совершивших хищение билетов, предназначенных для продажи через кассовые аппараты трамваев, троллейбусов и других городских транспортных средств с целью последующей реализации через уполномоченных на то работников транспорта (кассиры, кондукторы, приемщики багажа и др.) и присвоения вырученных от продажи средств, должны квалифицироваться как приготовление к хищению, а в случаях частичной или полной реализации похищенных документов — соответственно как покушение либо оконченное преступление.

Один из признаков объективной стороны кражи — причинение преступлением материального ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Материальный ущерб, причиненный собственнику или иному владельцу имущества, должен находиться в причинной связи с действиями лица, совершившего кражу.

Один из обязательных признаков кражи является — безвозмездность. Именно безвозмездность изъятия чужого имущества влечет за собой причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Не является кражей такое изъятие чужого имущества, которое не связано с причинением ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества, если лицо, совершившее изъятие, взамен полностью его оплачивает либо предоставляет иную равноценную компенсацию.

На наш взгляд к вышесказанному нужно относится осторожно и не воспринимать буквально. Представим себе такую ситуацию: коллекционер, обладающий редкими картинами публично изъявляет желание выставить их на торгах, при этом оценивает коллекцию в 100 тыс. долларов. За несколько дней до торгов коллекцию тайно похищают, но похититель оставляет ровно 100 тыс.долларов. Возникает логичный вопрос: есть ли в таком случае состав преступления? С одной стороны, не соблюден один из обязательных признаков кражи – безвозмездность, с другой стороны, налицо тайное хищение имущества. Быть может на торгах владелец смог бы продать картины гораздо дороже, или же вообще отказаться от продажи в последний момент.

На наш взгляд вышеобозначенный пример все-таки образует состав хищения, и условная «равноценная компенсация» не может рассматриваться как причина отсутствия состава преступления (а ведь еще как минимум наличествует незаконное проникновение в жилище).

Спорным на наш взгляд, является и утверждение, что «для решения вопроса о наличии либо отсутствии состава хищения не имеет значения мнение собственника похищенного имущества о том, причинен ли ему ущерб и следует ли привлекать виновного к уголовной ответственности» [3] .

Следует согласиться, что вопрос о привлечении к ответственности виновного решается не собственником имущества. Как отмечается в п.2 постановления Пленума ВС РФ от 25.04.95 №5, дела о преступлениях против чужой, в том числе и государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не требуют для их возбуждения согласия собственника или законного владельца имущества, ставшего предметом преступного посягательства.

Однако на практике именно мнение собственника является ключевым в определении причинен ли ему ущерб, а также предварительная оценка значительности ущерба.

Для полноты определения объективных признаков кражи, необходимо выяснить, что же может быть объектом кражи?

Как мы уже неоднократно отмечали, кража — имущественное преступление, а поэтому его предметом не могут быть объекты интеллектуальной собственности, а также электрическая или тепловая энергия (незаконное использование данными объектами образует иные составы преступлений).

Объектом кражи может выступать только чужое имущество. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25.04.95 №5 предметом хищений …, является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество».

Объектом кражи может быть как движимое, так и недвижимое имущество.

Только движимое имущество признается предметом кражи в уголовных кодексах многих государств (Испании, Польши и др.). В понятие кражи (воровства) открытое похищение имущества включалось, например, в Уголовном уложении Российской империи 1903 г. (как известно, его нормы о преступлениях против собственности в силу так и не вступили), а также в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» [4] .

К слову сказать, УК РСФСР содержал отдельную ст.148, которая предусматривала ответственность за неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом. В современном уголовном законе такой статьи нет. Поэтому необходимо особо подчеркнуть, какие недвижимые вещи могут быть предметом кражи. Представляется логичным, что не могут быть предметом кражи здания, сооружения, жилые помещения, то есть – объекты неразрывно связанные с землей, т.к. для того, чтобы завладеть и распоряжаться ими нужно зарегистрировать свое право на них, а это уже составляет состав мошенничества (ст.159 УК РФ). Такая точка зрения уже высказывалась исследователями [5] .

Однако, в понятие недвижимость включается и такое имущество как водные и морские, воздушные суда, которые могут быть и предметом кражи, то есть тайно изъяты и использованы преступников в своих целях.

Стоит отметить, что этот вопрос никак не урегулирован ни законодателем ни в постановлениях Пленума ВС РФ, а поэтому требует дополнительного урегулирования.

Среди возможных объектов кражи необходимо выделить и имущество, изъятое из гражданского оборота. Однако необходимо подчеркнуть, что в случае похищения имущества, которое может представлять опасность для общества или здоровья людей (радиоактивные вещества, оружие, наркотические вещества и т.п.), содеянное квалифицируется по соответствующим статьям гл. 24 УК РФ.

[1] Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. Наумова А.В. – М.: Гардарика. – 1999. – с.354.

[2] Постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 14 ноября 1997 г. «Задержание лица за воротами дома с изъятым чужим имуществом до получения им возможности распорядиться этим имуществом свидетельствует о покушении на совершение кражи (Извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1998 г. — №6. — с.22.

[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. -М.: Юрайт-М, 2001. – с.311.

[4] Кочои С.М. Преступления против собственности в законодательстве Латвии, Белоруссии, Азербайджана // Законодательство. — №2. — февраль 2001 г.

[5] Скляров С. Уголовная ответственность за хищение недвижимого имущества // Российская юстиция. — №6. — июнь 2001 г.

Покушение на преступление

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

С объективной стороны покушение на преступление характеризуется действиями или бездействием, непосредственно направленным на совершение преступления. В действительности покушение в подавляющем большинстве случаев совершается путем действия. Выстрел с целью убить, проникновение в квартиру с целью кражи, попытка сбыта наркотических средств и т.д. Пример покушения на преступление путем бездействия отыскать в современной судебной или следственной практике проблематично. В учебниках обычно пишут о матери, которая пыталась убить своего ребенка, отказывая ему в грудном кормлении.

В отличие от приготовления к преступлению покушение предполагает частичное осуществление деяния, образующего объективную сторону состава. Так, покушением на преступление будут случаи, когда лицо пытается завладеть наследством путем представления подложного завещания, но задерживается сотрудниками правоохранительных органов; когда лицо пытается купить наркотическое средство, а ему вместо этого продают безвредный порошок, внешне похожий на наркотик, и т.д. В данных ситуациях лицо уже выполнило часть объективной стороны состава, предусмотренного в статье Особенной части УК РФ.

Момент начала выполнения объективной стороны состава определяется при помощи толкования закона. В зависимости от того, как сконструирована объективная сторона, и будет сделан вывод о начальном моменте покушения на преступление. Так, объективная сторона состава кражи, предусмотренной ч. 1 ст. 158 УК РФ, включает в себя тайное хищение чужого имущества, а кражи, предусмотренной п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, дополнительно включает в себя еще и незаконное проникновение в жилище. Поэтому покушение на кражу, предусмотренную ч. 1 ст. 158 УК РФ, начинается с момента начала действий, образующих собственно тайное хищение, тогда как покушение на кражу, предусмотренную п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, будет иметь место уже в момент незаконного проникновения в жилище.

В отличие от приготовления при покушении на преступление лицо непосредственно воздействует на охраняемое уголовным законом благо.

Следует отметить, что отграничение приготовления к преступлению от покушения на преступление задача практически не всегда простая. Представим себе, что лицо, вооружившись пистолетом с целью убийства, заходит во двор, увидев потерпевшего, подходит к нему на расстояние трех метров, достает пистолет и производит выстрел. Спрашивается, в какой момент приготовление к преступлению переходит в следующую стадию (покушение на преступление)? Думается, что ответ на этот вопрос не столь однозначен, как бы этого хотелось. Здесь следует учитывать все фактические обстоятельства и устанавливать, начались ли действия, непосредственно направленные на причинение смерти.

Покушением признается такое деяние, непосредственно направленное на совершение преступления, которое не доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного лица. Последнее условие предполагает наличие двух обстоятельств: 1) в содеянном нет всех признаков состава; 2) преступление не доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от виновного.

По наличию первого обстоятельства покушение на преступление отграничивается от оконченного преступления. Определяющее значение при установлении момента окончания преступления имеет конструкция состава. Об этом уже говорилось в параграфе 11.2, посвященном оконченному преступлению. Здесь же следует отметить, что некоторые действия, представляющие собой по сути попытку причинить вред охраняемым уголовным законам интересам, могут квалифицироваться не как покушение на преступление, а как оконченное преступление. Все зависит от конструкции состава.

Например, попытка причинить смерть из хулиганских побуждений, не приведшая к лишению потерпевшего жизни, квалифицируется по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30 УК РФ, т.е. как покушение на квалифицированное убийство. В то же время попытка убить сотрудника правоохранительного органа в связи с осуществлением им функций по охране общественного порядка будет квалифицироваться как оконченное посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа вне зависимости от того, наступила смерть потерпевшего или нет. Состав преступления, предусмотренного в ст. 317 УК РФ, сконструирован таким образом, что оконченное преступление будет уже в момент попытки причинения смерти.

Юридическое значение второго обстоятельства связано с разграничением покушения на преступление и добровольного отказа от преступления. Это обстоятельство присуще как покушению на преступление, так и приготовлению к преступлению. Если преступление прекращается по воле виновного, и при этом виновный осознавал возможность доведения его до конца, то содеянное не образует состава неоконченного преступления. Будет иметь место добровольный отказ от преступления.

Субъективная сторона покушения на преступление характеризуется исключительно прямым умыслом. Хотя в теории высказывались суждения о возможности совершения покушения на преступление с косвенным умыслом, практикой эта точка зрения была отвергнута. Верховный Суд РФ из раза в раз подчеркивает, что покушение на преступление возможно совершить только с прямым умыслом. Так, в п. 2 постановления Пленума Верховного РФ от 27.01.1999 № 1 предусмотрено, что «если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал се наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)». Более того, отдельные авторы утверждают, что покушение на преступление возможно только в случае прямого конкретизированного умысла.

Прямой умысел отличает покушение на преступление от иных видов поведения (преступного или непреступного). Так, покушение на убийство внешне бывает очень похоже на угрозу убийством. Например, выстрел в сторону человека без причинения ему телесных повреждений в зависимости от субъективной стороны содеянного может квалифицироваться как покушение на убийство или как угроза убийством. Если будет установлено, что это был прицельный выстрел на поражение, то будет иметь место покушение на убийство. Если же выстрел был просто в сторону потерпевшего без желания лишить его жизни, пусть даже виновный допускал возможность причинения смерти, то содеянное следует расценивать как угрозу убийством.

В отличие от законодательства в теории и на практике принято различать две разновидности покушения: оконченное и неоконченное. Покушение признается оконченным, если лицо выполнило действия (бездействия), необходимые и достаточные для наступления преступного результата. Если же лицо не выполнило всех действий, которые необходимы и достаточны для наступления преступного результата, то покушение признается неоконченным.

Так, если лицо, пытающееся убить другого человека, произвело прицельный выстрел, но промахнулось, то имеет место оконченное покушение. Лицо выполнило действия (прицельный выстрел на поражение), необходимые и достаточные для причинения смерти, но преступный результат не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного. Если же, например, лицо, пытающееся убить другого человека путем отравления, дало потерпевшему одну дозу яда, а затем было задержано сотрудниками правоохранительных органов, и в силу этого не смогло дать следующую смертельную дозу, в силу чего потерпевший остался жив, то будет иметь место неоконченное покушение на преступление. Лицо объективно не выполнило действий, необходимых и достаточных для наступления преступного результата, лицо не успело дать потерпевшему смертельную дозу яда, хотя часть объективной стороны преступления было выполнено.

Оконченность или неоконченность покушения на преступление имеет значение при назначении наказания, а также при разграничении покушения на преступление и добровольного отказа, добровольного отказа и деятельного раскаяния.

В соответствии со ст. 66 «Назначение наказания» УК РФ при назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. Более опасным признается оконченное покушение.

Квалификационное значение момента окончания покушения заключается в том, что после него уже невозможен добровольный отказ от преступления. Этот момент является своеобразной «точкой невозврата», когда виновный уже не имеет возможности отказаться от преступления. Более подробно об этом пойдет речь в параграфе 11.5.

В доктрине принято выделять еще негодные покушения: покушение с негодными средствами и покушение на негодный объект.

Покушение с негодными средствами будет иметь место в том случае, когда виновный для совершения преступления использует орудия и средства, которые непригодны для причинения преступного результата.

Например, когда для совершения убийства используется неисправный пистолет, который не может произвести выстрел. Если лицо пытается убить другого человека при помощи пистолета, не осознавая его неисправности, то содеянное будет квалифицироваться как покушение на убийство. В содеянном есть все признаки неоконченного преступления.

Покушением на негодный объект в теории, как правило, признаются такие действия, когда лицо стремится причинить вред благу, которого в действительности нет. Например, лицо стреляет в труп, считая, что пытается убить человека, покупает стиральный порошок, уверенно полагая, что приобретает наркотик, выносит из квартиры копию картины, не без оснований будучи убежденным, что это шедевр. В этих случаях содеянное также будет квалифицироваться как покушение на соответствующее преступление (убийство, приобретение наркотических средств, хищение предметов, имеющих особую ценность). Хотя изначально перечисленные действия не могли обеспечить достижение желаемого результата, тем не менее, сами по себе они общественно опасны и должны квалифицироваться по правилам фактической ошибки, по направленности умысла виновного.

Название «покушение на негодный объект» следует понимать с известной долей условности. Дело в том, что объект преступления не может быть «негодным» в буквальном смысле этого слова. Ведь если объект негоден, то его нет, а значит и преступления быть не может, поскольку нет объекта – нет состава преступления, нет состава – нет юридического основания уголовной ответственности. Однако данное словосочетание является устоявшимся в теории. Возможно, правильней говорить о негодном предмете.

В теории выделяют еще одну разновидность действий, которые внешне схожи с покушением на преступление, когда лицо пытается достичь преступного результата, по невежественности применяя способы, орудия и средства, которые объективно не могут причинить требуемый вред. Например, жена пытается убить мужа заклинаниями, что не создает угрозы для его жизни и потому не может причинить смерть. В таких случаях объективно содеянное не представляет общественной опасности и в силу ст. 14 УК РФ не может квалифицироваться как преступление.

4.3. Покушение на преступление

В отличие от приготовительных действий, стадия покушения на преступление представляет собой повышенную опасность, поскольку это непосредственное общественно опасное посягательство на объект уголовно-правовой охраны.

Приготовление лишь создает условия для совершения преступления в будущем.

В ч. 3 ст. 30 УК РФ дается четкое определение покушения: «Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Здесь следует отметить, что действия субъекта при покушении (как и приготовлении) на преступление являются частичной реализацией умысла на совершение конкретного опасного деяния. Если же действия субъекта определялись другим назначением, то совершение их не должно считаться покушением на это преступление. Так, если субъект с целью совершения насильственного полового акта применял физическое насилие к потерпевшей и доказано, что это являлось средством достижения этой цели, однако по независящим от воли виновного обстоятельствам насильственный половой акт не совершен — налицо покушение на изнасилование. Если же насилие к потерпевшей применялось не с целью совершения полового акта, то не может идти речь о покушении на изнасилование. В данном случае в содеянном может содержаться состав другого преступления (например, причинение вреда здоровью определенной тяжести, хулиганства и др.).

В судебно-следственной практике случаи покушения на преступление не редкость. Например, преступник выстрелил в жертву с целью ее убить, но промахнулся (покушение на убийство), вор, задержанный нарядом милиции в момент совершения квартирной кражи (покушение на кражу); предъявление подложного документа в целях хищения чужого имущества (покушение на мошенничество) и т.п.

Стадия покушения начинается с того момента, когда субъект преступает к выполнению действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления (ч. 3 ст. 30 УК РФ), т.е. выполняется объективная сторона конкретного состава преступления. Это значит, что на данной стадии общественно опасное деяние начинает осуществляться практически, в связи с чем объекту уголовно-правовой охраны всегда причиняется вред либо существует прямая угроза его причинения. Этим, как отмечалось выше, покушение отличается от приготовления, при котором еще только создаются условия совершения преступления, но действие непосредственно не направлено на его совершение.

Как видно, отличить приготовление от покушения на преступление в конкретных случаях не вызывает затруднений (приготовление — это создание условий для совершения преступления, покушение — это непосредственное воздействие на определенный умыслом объект). Однако в некоторых конкретных ситуациях имеются сложности определения грани между покушением и приготовлением. Для этого в каждом конкретном случае необходимо установить объект преступления, на который было направлено посягательство, и, исходя из характера состава преступления, которое начал совершать преступник, а также содержания его умысла, определить эту грань. Так, Д. с целью совершения убийства Г. путем взлома проник в его квартиру, где стал поджидать его возвращения с работы, однако тот осталось для работы во вторую смену. Такие действия Д. на данном этапе являются приготовительными, так как Д. еще не направлял посягательство на жизнь Г., и должны квалифицироваться как приготовление к убийству (т.е. по ч. 1 ст. 30 и ст. 105 УК РФ). Другое дело, если бы Д. проник в эту же квартиру с целью совершения кражи и был захвачен возвратившимся с работы Г., это должно рассматриваться как покушение на кражу чужого имущества и квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 158 У РФ).

Из законодательной формулировки (ч. 3 ст. 30 УК РФ) следует, что покушение на преступление может совершаться как путем действия, так и бездействия. Однако из су-дебно-следственной практики видно, что подавляющее число покушений на преступления совершаются путем действия и лишь в довольно редких случаях — путем бездействия. Например, мать с целью убийства своего ребенка не кормит его грудью, доводя его до дистрофического состояния, но усилиями врачей ребенок остается жив. Или лицо, ответственное по роду своей работы за выключение в определенное время электрического напряжения в сети, не делает этого с целью вызвать пожар, однако он не возник по независящим от воли лица причинам.

От оконченного преступления покушение отличается частичным выполнением виновным лицом объективной стороны преступления, так как отсутствует преступный результат, предусмотренный в законе, или выполняется только часть действий, образующих объективную сторону конкретного преступления.

Решающее значение для отграничения оконченного преступления от покушения имеет конструкция конкретного состава преступления, описание признаков его объективной стороны в уголовно-правовой норме Особенной части УК. Например, нападение на потерпевшего, нанесение ему удара ножом с целью завладения его имуществом является оконченным составом разбоя независимо от факта завладения какими-либо предметами, так как разбой характеризуется как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК РФ). В отличие от этого нанесение потерпевшему ударов, не причинивших расстройства, с тем, чтобы отобрать у него имущество, образует покушение на грабеж. В ст. 161 УК РФ грабеж определяется как открытое хищение чужого имущества. Следовательно, это преступление является оконченным с момента завладения имуществом и получения реальной возможности распорядиться им по своему усмотрению.

Из законодательной формулировки (ч. 3 ст. 30 УК РФ) также следует, что покушение характеризуется тем, что при его совершении преступление не доводится до конца по независящим от лица обстоятельствам. При совершении преступления с материальным составом это проявляется в ненаступлении общественно опасных последствий (например, при краже виновный не мог завладеть чужим имуществом), а при покушении на преступление с формальным составом происходит неполное выполнение тех действий, которые образуют объективную сторону конкретного преступления (например, субъекту не удалось совершить насильственный половой акт).

Следовательно, незавершенность общественно опасного деяния позволяет отграничить данную стадию от оконченного преступления.

С субъективной стороны покушение на преступление возможно только с прямым умыслом, т.е. субъект сознает, что совершает общественно опасное действие, образующее объективную сторону задуманного им преступления (например, убийство, изнасилование и др.), и непосредственно направляет их на осуществление этого преступления и достижение преступной цели.

К видам покушения, выделяемых в судебно-следственной практике, а также в теории уголовного права относятся оконченное и неоконченное покушение на преступление.

Оконченное покушение, в отличие от неоконченного, является более близким к оконченному преступлению и характеризуется тем, что преступник совершил все те действия, которые он считал необходимыми для совершения преступления, но по не зависящим от него обстоятельствам преступление не было доведено до конца.

Например, виновный, с целью лишения жизни потерпевшего, стреляет в него из ружья, но ранит или не попадает в него. Такое покушение является оконченным, так как виновный сделал все, что считал необходимым для доведения преступления до конца, но преступление оказалось неоконченным по обстоятельствам, не зависящим от него (в данном случае ранение было не смертельным; виновный не имел навыков в стрельбе).

Признание покушения оконченным или неоконченным осуществляется по субъективному признаку, так как для оконченного покушения характерно то, что виновному, по его убеждению, нет необходимости совершать ни одного действия, поскольку по его мнению, преступный результат должен был наступить от уже совершенных им действий (например, террорист с целью взрыва дома, подложил взрывное устройство, включил часовой механизм на определенное время взрыва и покинул место преступления, уверенный в том, что взрыв произойдет, однако по не зависящим от него причинам (не сработал часовой механизм) взрыва не последовало. Здесь также налицо покушение.

Неоконченное покушение заключается в том, что преступник по не зависящим от него обстоятельствам не совершает всех действий, которые он считал необходимыми для доведения преступления до конца.

Так, Ж. с целью уничтожения имущества, находящегося в складском помещении, поджигал разложенные им у стен склада легкосгораемые материалы, но в этот момент был задержан нарядом милиции. В данном случае Ж. совершил неоконченное покушение на преступление.

Другим примером неоконченного покушения может служить следующий: преступник, с целью лишения жизни потерпевшего, прицелился в него из ружья, но в момент попытки нажатия на спусковой крючок был задержан проходящим мимо него гражданином.

Следовательно, для неоконченного покушения характерно то, что субъектом не совершены все действия, которые по его умыслу были необходимы для доведения преступления до конца. Поэтому неоконченное покушение является менее общественно опасным, чем оконченное покушение, что имеет существенное значение для индивидуализации наказания.

В науке уголовного права выделяется и так называемое негодное покушение, которое делится на покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Покушение на негодный объект состоит в том, что действия преступника в силу допускаемой им фактической ошибки в действительности не способны причинить вред объекту уголовно-правовой охраны.

Например, лицо с целью убийства человека стреляет в него из пистолета, однако до производства выстрела последний скончался от инсульта. Такое покушение на негодный объект квалифицируется как обычное покушение и влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

Покушение с негодными средствами заключается в том, что преступник применяет средства, которые по своим объективным свойствам не способны довести преступление до конца.

Так, М., с целью убийства В., взял заряженный пистолет, ранее приобретенный у гражданина З., и нажал на спусковой крючок. Из-за неисправности спускового механизма выстрела не последовало. В данном случае действия М. выразились в покушении на убийство с негодными средствами. Этот вид негодного покушения также влечет уголовную ответственность.

Однако бывает, что характер применяемых негодных средств может свидетельствовать об отсутствии общественной опасности в действиях лица в силу их малозначительности, что влечет за собой применение ч. 2 ст. 14 УК РФ. Например, не могут считаться покушением посягательства со средствами, употребляемыми по невежеству. К ним можно отнести заклинание, наговоры, колдовство и т.п., которые реально не могут принести вреда. В последних случаях может иметь место только обнаружение умысла, что не является стадией совершения преступления и не влечет за собой уголовной ответственности.

Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ, срок и размер наказания за покушение не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса за оконченное преступление.