Оправдательные приговоры по ст 146 ук рф

FEMIDA78 TEAM FORUM

Служим закону — служим народу! Самый полный ресурс по борьбе с преступлениями в области фальсификации дел.

  • ГлавнаяФорум по статье 146 УК РФ
  • Изменить размер шрифта
  • Версия для печати
  • Обратная связь
  • FAQ
  • Регистрация
  • Вход

Важно! «Омбудсмен рассмотрел документы десятка дел, которые завершились обвинительным приговором, и пришел к выводу, что люди, которые представлялись «официальными представителями правообладателя», таковыми не являются.» Подробнее: СМИ «Известия» от 16.03.2017 http://izvestia.ru/news/671570

Семенов Анатолий Вячеславович на пресс-конференции рассказал телевидению о лицах именующих себя представителями правообладателей, об их специфическом «бизнесе», признаках уклонения от налогов, присвоения крупных, и особо крупных денежных средств.

Смотреть видео на youtube >>

Внимание! Уважаемые посетители сайта! Вся информация размещенная здесь является вымыслом и неправдой. Все совпадения с реальными историями из жизни, именами и событиями являются чистой случайностью и выдумкой, неправдой. Данный ресурс является лишь художественным изданием, создаваемым группой авторов. Авторы сообщений ни в коем случае не могут нести ответственности за свои сообщения, если вдруг они совпали с реальностью, но всегда готовы помочь Вам!
Если Вы не согласны с таким положением вещей, рекомендуем прекратить просмотр сайта и покинуть его.
Если к содержимому страниц у Вас появились претензии — обращайтесь в раздел «Для жалоб и предложений».
Все претензии и нарекания к работе этого сайта будут внимательно рассмотрены администраторами.
Обращаем Ваше особое внимание на то, что всё творчество авторов проекта является охраняемым законом об авторском праве творчеством авторов проекта. И любое копирование любых страниц этого сайта (путём копирования текста, фотографий и любых других способов копирования информации) без разрешения на то его автором, является нарушением законодательства Российской Федерации, влечет за собой правовые последствия.
>Телеграм канал Femida78 , гражданина РФ, имеющего неполное среднее образование, холостого, не работающего, военнообязанного, проживающего по адресу: , ранее судимого: 1) ДД.ММ.ГГГГ Октябрьским районным судом по ст.159 ч.2, 159 ч.2, 159 ч.2, 69 ч.2 УК РФ к 2 г. 3 мес. лишения свободы, освобожденного ДД.ММ.ГГГГ по отбытию наказания; 2) ДД.ММ.ГГГГ Октябрьским районным судом по ст.ст.158 ч.1, 161 ч.2 п. Г УК РФ к 3 г. 6 мес. лишения свободы; 3) ДД.ММ.ГГГГ Октябрьским районным судом по ст.ст.158 ч.2 п.п. Б,В, 161 ч.2 п. Г, 161 ч.2 п.п. А,Г УК РФ к 5 г. лишения свободы; 4) ДД.ММ.ГГГГ Октябрьским районным судом по ст.ст.158 ч.2 п. В, 158 ч.2 п.п. Б,В, 69 ч.2 УК РФ к 6 г. лишения свободы, без штрафа, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Сорокин органами предварительного следствия обвиняется в том, что ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов, он находился у , где увидел ранее не знакомого З и решил совершить разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для жизни и здоровья.

Реализуя свой преступный корыстный умысел, в целях хищения чужого имущества, ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов, Сорокин, последовал за З, и, догнав его у , в целях хищения имущества последнего, напал на него.

Сорокин, умышленно, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, толкнул ногой З в левое плечо, в результате чего, последний упал на землю, на левую руку, при этом, его правая рука, в которой находилась сумка, оказалась вывернута, после чего, Сорокин, рывком выхватил из правой руки З, сумку, стоимостью 650 рублей, в которой находились: паспорт гражданина РФ на имя З, деньги в сумме 1.000 рублей, удостоверение « », материальной ценности не представляет, карта банка «Левобережный», на лицевом счету которой денежных средств не было, карта банка «Городской банк», на лицевом счету которой находилось 22 рубля, водительское удостоверение на имя З, свидетельство регистрации транспортного средства на автомобиль регион, свидетельство регистрации транспортного средства на автомобиль , сберегательная книжка «Сбербанка России» на имя З, на лицевом счету которой находились денежные средства в сумме 20 рублей, 2 ключа, материальной ценности не представляющие, ключ от автомобиля, материальной ценности не представляет, складной нож, материальной ценности не представляет, очки, стоимостью 200 рублей, которые находились в футляре, стоимостью 100 рублей, записная книжка, материальной ценности не представляет, электронные часы, стоимостью 100 рублей, в результате чего, последний, почувствовал резкую боль в кисти правой руки. Своими умышленными действиями Сорокин, причинил З «закрытый перелом ногтевой фаланги 4-го пальца правой кисти, который образовался от воздействия (не менее одного) тупого твердого предмета (предметов), в том числе, возможно, и при воздействии руками и (или) ногами. Не исключена возможность образования повреждения ДД.ММ.ГГГГ. Данное повреждение оценивается как вред здоровью СРЕДНЕЙ тяжести, по признаку длительного расстройства здоровья, продолжительностью свыше 3-х недель (более 21 дня). Учитывая характер и локализацию телесного повреждения, не исключена возможность его образования при падении с высоты собственного роста». После чего, Сорокин, с похищенным имуществом, с места преступления скрылся, причинив своими действиями З, значительный материальный ущерб на сумму 2.092 рубля.

Органами предварительного расследования действия подсудимого Сорокин были квалифицированы по ст.162 ч.1 УК РФ – как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

В судебном заседании подсудимый Сорокин вину в совершении данного преступления не признал и пояснил, что данного преступления он не совершал, был задержан за совершение другого преступления, явку с повинной написал под диктовку оперативных работников, которые рассказали ему известные им обстоятельства данного преступления, никакой проверки показаний на месте по данному эпизоду преступления не было, протокол был составлен в кабинете оперативных работников, до поступления дела в суд опасался воздействия со стороны оперативных работников и поэтому не сообщил следователю о том, что не совершал данного преступления, а лишь отказался давать показания, воспользовавшись правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ.

В обоснование выводов о виновности подсудимого Сорокин в инкриминируемом ему деянии, органы предварительного следствия ссылаются на показания потерпевшего З, свидетелей Г, Т, П, Р, протокол осмотра места происшествия, протокол поверки показаний Сорокин на месте происшествия, протокол выемки, протокол осмотра предметов, явка с повинной Сорокин и заключение судебно-медицинского эксперта.

Вместе с тем доказательства, приведенные органами предварительного следствия в обвинительном заключении и представленные государственным обвинителем в судебном заседании, как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о виновности подсудимого Сорокин в инкриминируемом ему преступлении.

Так, из показаний потерпевшего З следует, что ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов, он проходил мимо , когда услышал, что рядом с ним остановилась машина, из которой выскочил парень и побежал к нему. Он стал убегать от него, парень его толкнул в спину и вырвал из рук барсетку. Когда парень дернул барсетку, то он почувствовал боль в пальце и, потеряв равновесии, упал. После этого, парень сразу убежал, сел в автомобиль и уехал. Парень был одет в вязанную шапочку темного цвета и куртку темного цвета. В результате у него была похищена барсетка, стоимостью 650 рублей, в которой находилось: паспорт гражданина РФ на его имя, деньги в сумме 1.000 рублей, очки стоимостью 200 рублей, которые находились в футляре стоимостью 100 рублей, электронные часы стоимостью 100 рублей карта банка «Левобережный», на лицевом счету которой денежных средств не было, карта банка «Городской банк», на лицевом счету которой находилось 22 рубля, водительское удостоверение на его имя, свидетельство регистрации транспортного средства на автомобиль № регион, свидетельство регистрации транспортного средства на автомобиль регион, сберегательная книжка «Сбербанка России» на его имя, на лицевом счету которой находились денежные средства в сумме 20 рублей, а также не представляющие материальной ценности удостоверение « », 2 ключа, складной нож, ключ от автомобиля и записная книжка. После случившегося он обратился за медицинской помощью, в результате чего было установлено, что у него сломан безымянный палец правой руки, на который впоследствии, был наложен гипс. В последствии, к нему обратилась ранее незнакомая женщина, которая вернула ему удостоверение сотрудника «Областного телевидения» и ключи от автомобиля, пояснив при этом, что она нашла их на лавочке у подъезда . ДД.ММ.ГГГГ ему позвонили с работы и сообщили, что им позвонила женщина и сказала, что нашла удостоверение на его имя. Он встретился с женщиной по имени , которая передала ему удостоверение сотрудника « » и ключи от машины, при этом пояснила, что нашла их возле подъезда своего .

Таким образом, из показаний потерпевшего З не следует, что преступление в отношение него совершил именно Сорокин, поскольку нападавшего он видел лишь со спины, и опознать его не может.

Свидетель Г показала, что в начале ноября 2008 года около 11 часов она около подъезда своего , у малолетних мальчиков забрала удостоверение сотрудника « » на имя З и ключи, которые в этот же вечер вернула последнему.

Из показаний свидетеля Г также не следует, что преступление в отношении потерпевшего З совершил Сорокин

Свидетель Т показал, что он принимал явку с повинной от Сорокин по факту совершения разбойного нападения на З Явку с повинной Сорокин писал собственноручно, без физического и морального воздействия с его стороны. В последствии он вместе с П, понятыми и Сорокин выезжал на проверку показаний последнего на месте совершения преступления. Сорокин добровольно указал место преступления и рассказал обстоятельства его совершения.

Свидетель П показал, что ДД.ММ.ГГГГ по поручению следователя он, совместно с оперуполномоченным Т, понятыми и Сорокин, проводил проверку показаний последнего на месте совершения преступления. Сорокин сам, добровольно показал место совершения им разбойного нападения на потерпевшего З и рассказал обстоятельства его совершения. Никакого воздействия на Сорокин со стороны сотрудников милиции не оказывалось, никакие блага не предоставлялись.

Показания свидетелей Т и П свидетельствуют лишь о том, что при осуществлении ими своих должностных обязанностей они не применяли к Сорокин недозволенных методов при проведении оперативных мероприятий. Однако очевидцами преступления, в котором обвиняется Сорокин, они не являлись, и обстоятельства его совершения им известны от других лиц.

Протокол осмотра места происшествия (т.1 л.д.85-87), протокол выемки у З документов на похищенные банковские карты, удостоверения сотрудника « » и ключей (т.1 л.д.100), протокол осмотра данных предметов (т.1 л.д.101), а также заключение эксперта по телесному повреждению потерпевшего З (т.1 л.д.115-117), не содержат объективных данных, которые бы указывали на причастность именно Сорокин к совершению разбойного нападения на потерпевшего З

Из протокола явки с повинной Сорокин (т.1 л.д.121-122) следует, что в ноябре он находился на и увидел возле магазина мужчину в алкогольном опьянении, в руках у которого был сотовый телефон «Нокиа» и черная тряпочная барсетка. Сорокин подошел к мужчине чтобы позвонить, но из магазина вышел знакомый мужчины и они вместе пошли в сторону остановки . По пути мужчины разошлись, и Сорокин последовал за тем мужчиной, у которого был телефон и барсетка. У Сорокин подошел к мужчине сзади, поставил подножку, и когда тот упал, вырвал у него из руки сотовый телефон и барсетку. После чего Сорокин убежал во дворы, осмотрел содержимое барсетки, где оказалось: паспорт, ключи от дома, фонарик, ножик, 400 рублей, и две кредитные карты, одна из которых была с пин-кодом, но денег на ней не оказалось. Телефон Сорокин продал на центральном рынке, а остальные вещи вместе с сумкой выбросил возле .

В соответствии со ст.77 ч.2 УПК РФ — признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

В судебном заседании Сорокин от составленной им явки с повинной отказался и пояснил, что оговорил себя.

Протокол явки с повинной Сорокин не может быть положен в основу обвинения, поскольку указанные в нем обстоятельства совершения преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам преступления в отношении потерпевшего З, указанным последним в протоколе принятия устного заявления о преступлении (т.1 л.д.82), при осмотре места происшествия (т.1 л.д.87), в показаниях на предварительном следствии (т.1 л.д.91-93, 98) и в судебных заседаниях.

Так, потерпевший З последовательно и категорично показывал, что от остановки он шел один, никакого знакомого с ним не было; никакого телефона у него в руках не было и не похищалось; нападавший толкнул его в спину и подножку ему не ставил; нападавший не убегал во дворы, а сел в ожидавший его автомобиль и уехал.

Из показаний свидетеля Г следует, что у мальчиков были только удостоверение и ключи потерпевшего, однако в явке с повинной Сорокин указывает на то, что себе забрал только телефон, а остальное вместе с барсеткой выкинул.

В явке с повинной Сорокин указано, что на одной из банковских карточек, на которой был пин-код, денежных средств не оказалось. Однако наличие или отсутствие на банковской карточке денежных средств нужно было где-то проверить, а Сорокин в явке с повинной указал, что все, кроме сотового телефона, в том числе и банковские карточки он сразу же выкинул во дворе . Таким образом, о том, что на одной из банковских карт не было денежных средств, Сорокин мог узнать лишь из показаний потерпевшего, либо со слов других лиц, знакомых с данными показаниями.

При допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого Сорокин от дачи показаний отказался, в связи с чем протоколы его допросов (т.1 л.д.128-129, 182-183) не могут быть положены в основу обвинения, поскольку фактически не содержат в себе сведений об обстоятельствах разбойного нападения на потерпевшего З

В качестве доказательства обвинения Сорокин по ст.162 ч.1 УК РФ по факту разбойного нападения на потерпевшего З, суду предоставлен протокол проверки показаний Сорокин на месте преступления (составленного на бланке протокола осмотра места происшествия) (л.д. 133-134).

Согласно указанного протокола, данное следственное действие было проведено оперуполномоченным ОУР УВД по П ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 16 часов 10 минут до 16 часов 50 минут с участием оперуполномоченного Т, водителя К, понятых Р и Е, а также подозреваемого Сорокин, на основании отдельного поручения следователя Ч от ДД.ММ.ГГГГ.

Данный протокол суд считает недопустимым доказательством, поскольку он составлен с нарушением требований ст.ст.166,194 УПК РФ.

Так, согласно ч.1 ст.166 УПК РФ – протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания.

Кроме того, в соответствии с п.1 ч.3 ст.166 УПК РФ в протоколе следственного действия должно указываться место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты.

Подсудимый Сорокин настаивает на том, что данное следственное действие не проводилось, а протокол был составлен в кабинете оперативных работников.

Согласно журнала регистрации выводов обвиняемых и подозреваемых, содержащихся в ИВС УВД по Сорокин выводился из ИВП ДД.ММ.ГГГГ в 11 часов и возвращен в ИВС ДД.ММ.ГГГГ в 16 часов 20 минут. ДД.ММ.ГГГГ Сорокин за пределы ИВС не выводился, какие-либо следственные действия с ним не проводились.

Согласно сведений, предоставленных СИЗО № Сорокин ДД.ММ.ГГГГ в 10 часов 55 минут прибыл в СИЗО № из ИВС УВД по .

При таких обстоятельствах суд считает, что следственное действие проверка показаний Сорокин на месте (оформленное на бланке протокола осмотра места происшествия – т.1 л.д.133-134) не могло быть проведено ДД.ММ.ГГГГ

Данное следственное действие не могло быть проведено и ДД.ММ.ГГГГ в период с 16 часов 10 минут до 16 часов 50 минут, так как в это время проводилась проверка показаний Сорокин на месте, с выездом в клуб игровых автоматов «Вулкан», по , которая кроме того проводилась следователем М

Свидетель У показал суду, что он, вместе с Пономаревым участвовал в проверке показаний Сорокин на месте совершения преступления, а именно в игровом клубе «Вулкан», расположенным на . Данное следственное действие проводила следователь М

Свидетель Р показал, что он работал в УВД по в качестве вольнонаемного водителя на автомобилях УАЗ и Газель, и много раз выезжал с оперативной группой на проведение проверок показаний на месте с участием подозреваемых, и не редко сам участвовал в этих следственных действиях понятым. Проводились ли проверки показаний на месте с участием Сорокин, он не помнит. Утверждает, что за время своей работы в УВД по , он ни разу не выезжал на проведение проверок показаний на месте просто в качестве понятого, не находясь за рулем своего автомобиля. Также утверждает, что в представленном ему на обозрение протоколе осмотра места происшествия (т.1 л.д.133-134) подписи от его имени ему не принадлежат. Настаивает на том, что в предыдущем судебном заседании он также говорил, что подписи в указанном протоколе не его.

Свидетель К показал, что он работал водителем в ОУР УВД по на служебном автомобиле . В 2009 г. возил оперативные группы на проверки показаний Сорокин на места совершения преступлений, в том числе и на , подробностей проведения данных проверок и кем из сотрудников милиции они проводились, в настоящее время не помнит, что рассказывал Сорокин, он не слышал.

Судом были приняты все меры к установлению места нахождения и вызову в судебное заседание в качестве свидетеля Е, указанного в качестве понятого при проверке показаний Сорокин на месте совершения преступления (составленного на бланке протокола осмотра места происшествия) ДД.ММ.ГГГГ, однако установить место нахождения Зевакова не представилось возможным.

В соответствии со ст.194 ч.2 УПК РФ проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события.

Однако из материалов уголовного дела следует, что Сорокин перед проведением проверки показаний на месте совершения преступления по данному эпизоду не допрашивался.

Кроме того, в нарушение ст.166 ч.10 УПК РФ в протоколе нет данных о том, что Сорокин были разъяснены его права, предусмотренные ст.ст.46,47 УПК РФ.

Факт того, что Сорокин при совершении хищения имущества В ДД.ММ.ГГГГ в игровом клубе «Вулкан» был одет в темную одежду и лицо, совершившее ДД.ММ.ГГГГ разбойное нападение на потерпевшего З, также было в темной одежде, еще не свидетельствует о том, что нападение на потерпевшего З совершил именно Сорокин, поскольку темная куртка и темная вязанная шапочка являются распространенным стилем одежды, а каких-либо других отличительных признаков, свидетельствующих о том, что одежда, в которую был одет Сорокин ДД.ММ.ГГГГ и одежда лица, совершившего ДД.ММ.ГГГГ разбойное нападение на З, по делу не установлено.

Другие исследованные в судебном заседании доказательства как каждое в отдельности, так и все в совокупности не содержат объективных данных, которые бы достоверно указывали на причастность Сорокин к совершению разбойного нападения на потерпевшего З

Оценивая собранные и исследованные в судебном заседании доказательства, суд приходит к выводу, что их совокупность не является достаточной для бесспорного вывода о виновности Сорокин в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего З

Согласно ст.302 ч.4 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Данные требования закона стороной обвинения выполнены не в полной мере. Сорокин пояснил суду, что явку с повинной написал со слов сотрудников милиции, которые сообщили ему информацию содержащую все подробности об обстоятельствах совершенного у З хищения.

Каких-либо других доказательств причастности подсудимого к совершению хищения у З, кроме признания на стадии следствия Сорокин своей вины, стороной обвинения суду не представлено.

В связи с этим, у суда возникли неустранимые сомнения в правдивости, сообщенных Сорокин сведений в явке с повинной, то есть в достоверности признания им своей вины.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ – все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого.

Суд, согласно ст.15 УПК, создал сторонам необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления их прав. Однако, стороной обвинения не представлено доказательств, безусловно указывающих на виновность Сорокин в разбойном нападении на потерпевшего З

С учетом того, что никаких доказательств, изобличающих подсудимого Сорокин в разбойном нападении на потерпевшего З суду не представлено, Сорокин подлежит оправданию по предъявленному ему обвинению по ст.162 ч.1 УК РФ, за непричастностью к совершению данного преступления на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 296-299, 302, 305-306, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Сорокин оправдать по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.1 УК РФ, на основании ст.ст.27 ч.1 п. 1, 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ, в связи с его непричастностью к совершению данного преступления.

Направить осужденного Сорокин для отбытия наказания по приговору Октябрьского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ в исправительную колонию строгого режима.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Новосибирский областной суд через Октябрьский районный суд в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы, осужденный имеет право заявить ходатайство о ее рассмотрении кассационной инстанцией в его присутствии.

FEMIDA78 TEAM FORUM

Служим закону — служим народу! Самый полный ресурс по борьбе с преступлениями в области фальсификации дел.

  • ГлавнаяБеседка
  • Изменить размер шрифта
  • Версия для печати
  • Обратная связь
  • FAQ
  • Регистрация
  • Вход

Важно! «Омбудсмен рассмотрел документы десятка дел, которые завершились обвинительным приговором, и пришел к выводу, что люди, которые представлялись «официальными представителями правообладателя», таковыми не являются.» Подробнее: СМИ «Известия» от 16.03.2017 http://izvestia.ru/news/671570

Семенов Анатолий Вячеславович на пресс-конференции рассказал телевидению о лицах именующих себя представителями правообладателей, об их специфическом «бизнесе», признаках уклонения от налогов, присвоения крупных, и особо крупных денежных средств.

Смотреть видео на youtube >>

  • Похожие темы Ответы Просмотры Последнее сообщение
  • оправдательный Москва — Андрощук, эксперт Марков «ошиблись»
    biopadlov в форуме Форум по статье 146 УК РФ 2 2551 biopadlov
    21 фев 2013, 18:52
  • Оправдательный приговор по явке с повинной
    biopadlov в форуме Форум по статье 146 УК РФ 0 2383 biopadlov
    01 мар 2013, 19:48
  • Есть ! ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ! Владимирская область !
    Иванов2020 в форуме Форум по статье 146 УК РФ 10 1725 xorox
    12 апр 2015, 13:28
  • оправдательный приговор. экспертиза Шеломова
    biopadlov в форуме Вопросы по экспертизам 5 2889 Иванов2020
    07 авг 2012, 20:23
  • оправдательный приговор по провокации ч.3 ст 146 УК
    freedom в форуме Документы 4 2409 Tyler Durden
    26 апр 2015, 08:43

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Оправдательные приговоры по ст 146 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

В судебной коллегии по уголовным делам

Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)

Апелляционной инстанцией районного суда был отменен обвинительный приговор мирового судьи об осуждении Л. по части второй статьи 146 УК РФ, а Л. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда, рассмотрев кассационное представление государственного обвинителя на приговор апелляционной инстанции, оставила его без удовлетворения.
В кассационном представлении государственного обвинителя П. ставился вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение. По его мнению, вывод суда о недоказанности умысла Л. на нарушение авторского права не соответствует действительности, поскольку было установлено, что Л. приехал в квартиру Л.О.М. именно для установки программы «Autodesk 3ds Max 9 SLM» и достоверно знал, что у него нет лицензионного варианта указанной программы. Копируя эту программу из сети Интернет, Л. также достоверно знал, что данная программа является контрафактной, что авторские права в России защищены законом, но извлек данную программу из сети Интернет и установил на компьютере заказчика.
Не согласен государственный обвинитель и с выводами суда о том, что действия Л. являются только одной из форм неправомерного доступа к информации, поскольку в данном случае имела место запись произведения (программы) на жесткий диск компьютера. При этом у Л. на эти действия не было разрешения правообладателя. Извлечение же вышеуказанной программы из сети Интернет и дальнейшее ее незаконное использование образует состав преступления, предусмотренного частью второй статьи 146 УК РФ.
Государственный обвинитель также считает, что действия Л. в виде однократного копирования произведения (программы) уже образуют состав преступления, в совершении которого ему предъявлено обвинению, и нет необходимости доказывать, занимался ли Л. ранее установкой нелицензионных программ.
Не согласен государственный обвинитель и с тем, что сотрудники милиции спровоцировали Л. на совершение преступления. Судом проигнорировано, что речь шла об установке именно программы «Autodesk 3ds Max 9 SLM». При этом Л. знал, что данная программа является контрафактной, поскольку лицензионная стоит намного дороже, и подтвердил это в своих показаниях в ходе предварительного следствия. Данные показания опровергают вывод суда о том, что Л. не знал о стоимости программы «Autodesk 3ds Max 9 SLM».
Получение вознаграждения Л. за установленную на компьютер клиента контрафактную программу и выполненную работу свидетельствует также о том, что Л. действовал в целях сбыта указанной программы, так как никто из присутствовавших не имел навыков и познаний, необходимых для ее копирования на жесткий диск компьютера заказчика.
Кроме того, при постановлении приговора судом допущено нарушение уголовно-процессуального законодательства. Так, при постановлении оправдательного приговора за отсутствием в деянии состава преступления, суд необоснованно руководствовался пунктом 7 статьи 246, статьи 254 УПК РФ, поскольку государственный обвинитель не отказывался от предъявленного обвинения и у суда апелляционной инстанции не было оснований для прекращения уголовного дела.
Адвокатом Е. были представлены письменные возражения на кассационное представление государственного обвинителя.
Судебная коллегия по уголовным делам, проверив материалы дела, выслушав мнение сторон, нашла приговор суда апелляционной инстанции законным и обоснованным, а доводы кассационного представления – ошибочными.
В соответствии с требованиями ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор может быть постановлен только в том случае, если выводы суда о виновности подсудимого подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Предположение о виновности лица в совершении преступления при отсутствии достоверных доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора.
Как установлено материалами уголовного дела, органами предварительного следствия Л. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного частью второй статьи 146 УК РФ, а именно: в незаконном использовании объектов авторского права, а равно в приобретении и хранении контрафактных экземпляров произведений в целях сбыта, совершенные в крупном размере. Приговором мирового судьи гражданин Л. был признан виновным в том, что 11 марта 2009 установил на компьютер, находившийся в личной квартире Л.О.М. (старшего инспектора ОБПР УВД), нелицензионную компьютерную программу «Autodesk 3 ds Max 9 SLM», стоимостью 154 250 руб. 01 коп. Однако приговором апелляционной инстанции приговор мирового судьи был отменен, а Л. был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.
Из материалов уголовного дела следует, что Л. на протяжении предварительного и судебного следствия не отрицал, что на компьютер, находящийся в квартире старшего инспектора ОБПР УВД, он установил компьютерную программу «Autodesk 3 ds Max 9 SLM», стоимостью 154 250 руб. 01 коп. Он показал, что компьютерную программу скопировал из сети Интернет, так как доступ к программе был свободный, и в последующем записал её на жесткий диск компьютера заказчика. За эту работу ему заплатили 300 руб., в которую входили транспортные расходы, а так же работа с 14-00 час. до 15 час. 35 мин.
Судом апелляционной инстанции правильно указано, что не представлено доказательств того, что Л. заранее знал о стоимости программы «Autodesk 3 ds Max 9 SLM», что имело существенное значение для вопроса о виновности Л. В приговоре приведен подробный анализ доказательств стороны обвинения: показания свидетеля Л.О.М., пояснившей, что во время переговоров с Л. ни она, ни он (Л.) не называли конкретную стоимость лицензионной программы «Autodesk 3 ds Max 9 SLM». Что касается денег, переданных Л., то они являлись лишь оплатой за сам труд, за факт оказания услуги, но не за программу «Autodesk 3 ds Max 9 SLM».
Стороной обвинения также не учтено, что указанная программа была получена из сети Интернет путём свободного доступа, и этот факт не оспаривается. Если лицо воспользовалось программой, свободно распространяемой в сети Интернет (поскольку иное не доказано), то оно не может нести ответственность за другое лицо, виновное в нарушении авторских прав, в незаконном распространении в сети Интернет соответствующей программы.
Таким образом, органами предварительного следствия не доказано, что умысел Л. был направлен на нарушение авторского права, что является обязательным признаком рассматриваемого состава преступления, так как объектом посягательства, согласно статье 146 УК РФ, являются авторские права. Сторона обвинения не представила также доказательств, что программа «Autodesk 3 ds Max 9 SLM» является объектом авторского права, и не установили авторов, права которых были нарушены.
Поскольку материалы уголовного дела не содержат прямых доказательств или совокупности косвенных доказательств, подтверждающих наличие в действиях Л. состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 146 УК РФ, то судебная коллегия пришла к выводу о том, что оправдательный приговор суда апелляционной инстанции в отношении Л. постановлен правильно, законно и обоснованно.
Кроме того, суд апелляционной инстанции правильно руководствовался положениями статьи 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», согласно которой органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий. (провокация), поскольку в соответствии со статьей 2 этого же Федерального закона задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а так же выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.
Как установлено в судебном заседании, что не отрицается и стороной обвинения, Л. был приглашен сотрудниками правоохранительного органа исключительно в целях побуждения Л. на совершение указанных действий. Свидетели Л.О.М. и О. подтвердили в суде, что заказ был сделан на установку именно дорогостоящей программы (1С Бухгалтерия, Autocad, Autodesk 3ds Max 9 SLM) с тем, чтобы Л. совершил уголовно-наказуемое деяние. В связи с этим суд пришел к правильному выводу, что все указанные действия правоохранительных органов изначально являлись незаконными.
С учётом изложенного приговор в отношении Л. был оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя – без удовлетворения.

Лицо незаконно привлечено к уголовной ответственности и осуждено по уголовному делу, производство по которому прекращено за отсутствием события преступления

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу осуждённой К. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор районного суда, которым К. была осуждена по части второй статьи 306 УК к штрафу в размере 8000 руб. в доход государства, пришла к следующему выводу.
В кассационной жалобе К. просила изменить приговор и назначить другое, более мягкое, наказание, поскольку указанный размер штрафа для неё является непосильным. Она зарабатывает около 6000 руб., в её семье работает только она, и поэтому семья находится в очень трудном материальном положении.
В кассационном представлении также ставился вопрос об отмене приговора, поскольку суд привел обстоятельства, смягчающие наказание, не предусмотренные в статье 61 УК РФ. При этом суд не привел мотивы, по которым он признает те или иные обстоятельства, смягчающими наказание. Кроме того, полное признание вины уже было учтено при решении вопроса о постановлении приговора в особом порядке. Суд не вправе повторно признавать данное обстоятельство в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.
Судебная коллегия по уголовным делам приговор суда отменила в связи с нарушением органами следствия и судом уголовно-процессуального законодательства.
В соответствии со статьей 381 УПК Российской Федерации, основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных данным Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.
Как установлено по настоящему делу, К. обратилась в органы милиции с заведомо ложным доносом о совершении преступления в отношении её имущества, в связи с чем было необоснованно возбуждено уголовное дело по пункту «а» части третьей статьи 158 УК РФ. В соответствии со статьей 24 УПК Российской Федерации, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием события преступления. С учётом данного требования закона 27 апреля 2009 года следователем было вынесено постановление о прекращении уголовного дела. Однако, в противоречие этому постановлению, по уголовному делу было одновременно вынесено другое постановление: о переквалификации действий К. на часть вторую статьи 306 УК РФ, и в итоге она была привлечена в качестве обвиняемой по части второй статьи 306 УК РФ и осуждена.
При таких обстоятельствах приговор суда не мог быть признан законным и подлежал отмене, а уголовное дело ‑ возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку, в конечном итоге обвинительное заключение, в нарушение требований УПК Российской Федерации, было составлено по прекращенному уголовному делу. Это обстоятельство исключало возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.
На основании изложенного, обвинительный приговор районного суда в отношении К. был отменён, а уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Мера пресечения в отношении К. также была отменена.
Комментарий редколлегии.
В данном случае уголовное дело, необоснованно возбужденное по статье 158 УК РФ, прекращено законно и обоснованно. Однако «переквалификация» действий несуществующих лиц, да ещё при отсутствии самого события общественно-опасного деяния, не поддаётся никакой логике. Что касается К., то в её отношении, при наличии достаточных оснований, следовало возбудить новое уголовное дело по соответствующей части статьи 306 УК РФ.
Кроме того, (для обсуждения) есть сомнение в обоснованности предъявления ей обвинения по части второй статьи 306 УК РФ, поскольку К. не обвиняла конкретное лицо в совершении данного преступления.

Осуждённые законно и обоснованно признаны виновными в покушении на сбыт наркотических средств

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда рассмотрела кассационные жалобы осужденных С. и Ж., адвокатов Х. и И. на приговор районного суда, которым С. и Ж. были осуждены по части третьей статьи 30, пункту «б» части второй статьи 228-1 УК РФ; кроме того, Ж. осуждён по части первой статьи 228 УК РФ.
Приговором районного суда осуждённые С. и Ж. признаны виновными в следующих преступлениях.
05 марта 2009 года осуждённый С. незаконно передал наркотическое средство — героин массой 0,55 г осуждённому Ж. за 1600 рублей. В этот же день Ж. незаконно передал И. за 1600 рублей наркотическое средство – героин массой 0,55 гр. Однако преступный умысел С. и Ж. не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку вышеуказанное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка».
Продолжая свой преступный умысел на сбыт наркотического средства 17 марта 2009 года С. незаконно передал И. наркотическое средство — героин массой 0,948 г, но не успел получить от И. денежные средства в сумме 1600 руб. в качестве оплаты за данное наркотическое средство, так как в момент передачи наркотика он был задержан сотрудниками УФСКН. Таким образом, умысел С., направленный на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, не был доведен до конца по независящим от его воли обстоятельствам.
23 марта 2009 года осуждённый Ж. незаконно хранил при себе наркотическое средство — героин массой 0,893 г без цели сбыта, для личного потребления. Однако около 14 час. 30 мин. Ж. был задержан сотрудниками УФСКН, и в ходе его личного досмотра у него было обнаружено и изъято указанное наркотическое средство.
В кассационной жалобе адвоката Х. ставился вопрос об отмене приговора в отношении Ж. по следующим основаниям.
Он полагает, что приговор постановлен с нарушением требований закона, с искажением фактических обстоятельств дела. В суде было установлено, что оперуполномоченный И. с гражданином Б. обратились к Ж. помочь приобрести для них героин для совместного употребления. В свою очередь Ж. созвонился с С., у которого Ж. купил героин и передал его И., который затем разрешил Ж. растворить героин в нафтизине и употребить путем внутримышечной инъекции. При таких обстоятельствах в действиях Ж. может быть лишь пособничество в приобретении героина, поскольку он не является ни собственником денежных средств, ни собственником наркотического средства. Деньги получил С., поэтому действия Ж. судом квалифицированы неверно.
По событиям от 23 марта 2009 года вина Ж. также отсутствует, поскольку обнаруженный в его одежде наркотик был подброшен работниками милиции. На это указывает то обстоятельство, что он имел реальную возможность избавиться от него ещё с того момента, когда был задержан и доставлен в госнаркоконтроль.
Осужденный Ж. также просит отменить приговор и приводит аналогичные доводы о том, что он не являлся собственником героина и денег, а наркотики приобрели они для совместного употребления. Он утверждает, что 04 марта 2009 года его попросил Б. помочь приобрести героин. Он обратился к С., который ранее помогал им приобретать наркотики. 05 марта 2009 года позвонил С. и сообщил, что сможет помочь. Затем он с И. и Б. поехали на встречу с С., который дал ему героин, а он отдал ему 1600 руб., которые передал ему Б. Затем они развели данный героин нафтизином и употребили внутримышечно.
В своей кассационной жалобе адвокат И. просит отменить приговор и производство по делу прекратить по следующим основаниям.
Он считает, что дана неправильная квалификация действиям его подзащитного. 05 марта 2009 года С. не совершал сбыт героина, а лишь помог покупателю Ж. приобрести наркотик. Поэтому в его действиях содержится состав лишь пособничества в приобретении наркотического средства.
Осуждённый С. в своей кассационной жалобе излагает аналогичные доводы. Он считает, что в приговоре содержатся противоречия. Полагает также, что его действия квалифицированы неправильно, поскольку он не совершал сбыт наркотического средства, а лишь помогал приобрести его, поэтому его действия должны быть квалифицированы как пособничестве в приобретении наркотического средства.
Судебная коллегия по уголовным делам, проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, пришла к выводу, что приговор суда является законным и обоснованным, а также справедливым.
Фактические обстоятельства по делу установлены правильно, а виновность осужденного полностью доказана совокупностью исследованных в суде доказательств.
Проанализировав все доказательства, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины обоих осуждённых. При этом суд правильно указал, что не имеется оснований не доверять показаниям свидетелей И., М. и З., поскольку показания этих свидетелей согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу, и дополняют друг друга. Имеющиеся незначительные расхождения в деталях описания обстоятельств указанных событий не носят существенный характер, а потому и не влияют на доказанность виновности обоих осуждённых, а также на правовую оценку их действий.
Доводы о том, что осуждённые не являлись сбытчиками наркотического средства, а выступали на стороне приобретателей, что осуждённые не являлись собственниками наркотического средства, а также денежных средств, ‑ несостоятельны.
В соответствии со статьей 129 (её части первая и вторая) ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте. Виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе. Виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом.
Между тем, нахождение в обороте наркотических средств (в частности, героина) запрещено, поэтому аргументы о выяснении собственника наркотического средства, о придании значимости статусу собственника на наркотическое средство, не основаны на действующем законодательстве. Как следует из прямого требования закона, любой незаконный оборот наркотических средств запрещён независимо от того, для каких целей и по чьей инициативе передано оно от одного лица к другому. При этом не имеет значения, передается ли оно путём обмена либо путём продажи на средства приобретателя или на средства других лиц либо передается безвозмездно и т.п., поскольку данный состав преступления является формальным.
Утверждения защиты о необходимости квалификации действий осуждённых (в части незаконного сбыта наркотических средств) в зависимости от того, действуют ли они на стороне «собственника» наркотического средства либо «покупателя», противоречит закону. В связи с этим предложение стороны защиты о применении к отношениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, таких гражданско-правовых понятий как «собственник», «покупатель», «посредник», является ошибочным. Обеспечивая охрану здоровья человека, действующее законодательство запрещает любую незаконную передачу наркотического средства от одного лица к другому, причём в любой форме, под угрозой уголовной ответственности.
Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих за собой отмену либо изменение приговора, по делу не имеется. Суд правильно указал, что умысел на совершение преступления как у Ж., так и у С. сформировался независимо от деятельности сотрудников УФСКН. Поэтому доводы о провокации – несостоятельны.
С учётом изложенного, приговор районного суда в отношении С. и Ж. оставлен без изменения, а кассационные жалобы – без удовлетворения.

В соответствии со статьей 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
Суд необоснованно квалифицировал действия виновной как «посредничество» в даче взятки, ошибочно использовав понятие, не предусмотренное нормами Общей части УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу адвоката К. и кассационное представление государственного обвинителя Д. на приговор районного суда, которым Я. осуждена по части пятой статьи 33 и части первой статьи 291 УК РФ к исправительным работам сроком на один год и шесть месяцев с удержанием из заработка 5 процентов в доход государства (условно), установила следующее.
Согласно приговору суда, преподаватель государственного образовательного учреждения среднего профессионального образования Я. в качестве посредника передала от учащихся Ш., Ч. и Р. взятку преподавателю Г. (ранее осуждённой за данное преступление приговором от 04 июля 2008 года), а последняя получила взятки от указанных лиц.
В кассационной жалобе адвоката К. ставился вопрос об отмене приговора по следующим основаниям. По её мнению, приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела и по делу нарушены требования уголовно-процессуального законодательства. В основу приговора суд положил протоколы явки с повинной свидетелей Ш. и Ч. Между тем они вынуждены были написать явки с повинной под давлением сотрудников милиции, которые угрожали им отчислением из колледжа и привлечением к уголовной ответственности в случае непризнания дачи взятки преподавателю Г. Более того, указанным лицам сначала продемонстрировали видеозапись получения взяток и только после этого составили протоколы явки с повинной. При проверке этого факта допросили только тех сотрудников, которые сами и оказывали это давление. Других объективных свидетелей ни органы следствия, ни суд не установили и не допросили.
Что касается показаний указанных свидетелей, что они дали объективные показания в судебном заседании и отрицали факты передачи взяток Г. через Я. Однако их последовательные и подробные показания суд не учёл, ошибочно мотивировав тем, что указанные свидетели находятся в положении, зависимом от Я. и Г. Между тем ни Ш., ни Ч. не находятся в зависимом положении от Я. и Г..
Незаконно положены в основу приговора и показания свидетеля Р., которые получены с нарушением норм УПК Российской Федерации. Он давал показания под давлением работников милиции, и у него нет мотивов для дачи ложных показаний в целях оказания Я. помощи в уклонении от уголовной ответственности. Они не связаны какими-либо служебными, дружескими и иными отношениями.
В кассационном представлении государственного обвинителя также ставится вопрос об отмене приговора, поскольку во вводной части суд не указал национальность Я., ссылался на показания свидетеля «Петряевой», которая по данному делу не фигурирует.
Кроме того, суд неправильно применил нормы материального права и при назначении наказания суд не привел мотивы назначения чрезмерно мягкого наказания.
На заседании судебной коллегии адвокат К. поддержала доводы своей кассационной жалобы и частично поддержала доводы кассационного представления.
Прокурор С. возражала против отмены приговора по доводам кассационной жалобы.
Судебная коллегия по уголовным делам, проверив материалы дела, доводы сторон, нашла приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.
В суде первой инстанции Я. вину не признала и отказалась от дачи показаний. Однако её вина в указанном преступлении (в части передачи взятки от Ш. и Ч.) доказана материалами дела, исследованными в судебном заседании, а также показаниями свидетелей.
Так свидетель Г. показал, что летом 2007 года проводились оперативно-розыскные мероприятия с целью выявления фактов получения взяток преподавателями УЭМК. В рамках этого мероприятия свидетель Ч. добровольно сообщил ему о даче взятки Г. через Я. Данный факт был зафиксирован видеокамерой. Никакого давления на свидетеля не оказывалось.
Из показаний свидетеля И. установлено, что студент Ш. добровольно сообщил ему о даче взятки Г. через Я., в связи с чем был составлен протокол явки с повинной. Никакого давления на Ш. никем не оказывалось.
Эти показания свидетеля не вызывают сомнений, поскольку они последовательны.
Судом также исследованы протоколы явки с повинной Ш. и Ч., в которых они сообщали о даче взятки Г. через Я. за получение положительной оценки по иностранному языку. Исследованы также протоколы осмотра зачетных книжек указанных учащихся. Кроме того, была просмотрена также и видеозапись, на которой зафиксирован факт передачи денег Г. через осуждённую Я. и зачетных книжек Ш. и Ч. Из этой видеозаписи установлено, что деньги были переданы в качестве взятки за проставление оценок в зачетной книжке указанных учащихся без сдачи экзамена. Поэтому довод о незаконности протоколов явок с повинной – ошибочен.
Судом исследованы также и другие доказательства: заключения экспертиз, документы о должностных инструкциях ранее осуждённой Г., а также Я., приказы о приёме её на работу на должность преподавателя.
Судом были допрошены и свидетели Ш. и Ч., которые в суде показали, что не передавали взятку Г. через Я.. Они пояснили, что обращались к Я. лишь с просьбой о содействии в проведении Г. дополнительных занятий с ними по английскому языку. Они же пояснили также, что якобы вынуждены были подписать протоколы явки с повинной, поскольку работники милиции угрожали им отчислением из колледжа и привлечением к уголовной ответственности. Однако суд тщательно проверил степень достоверности этих показаний Ш. и Ч., и установил, что указанные доводы стороны защиты не соответствуют действительности.
Таким образом, приговор в части передачи Я. взятки Г. в интересах Ш. и Ч. является законным и обоснованным.
Вместе с тем судебная коллегия внесла изменения в приговор суда по следующим основаниям.
Так, Я. незаконно признана виновной в пособничестве дачи взятки Г. от свидетеля Р. и, кроме того, суд незаконно указал в приговоре на виновность другого лица, в частности, о получении Г. денег от Р. Судом не учтено, что Г. не осуждалась за получение взятки от Р., что исключает осуждение Я. за передачу взятки в интересах Р. В данном случае судом нарушено правило статьи 252 УПК Российской Федерации, устанавливающее, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого.
Помимо того, суд ошибочно сослался на показания некой «Петряевой», хотя такое лицо не допрашивалось в качестве свидетеля по данному делу.
Таким образом, указанные выше обстоятельства подлежат исключению из приговора.
Подлежит также уточнению и квалификация действий осуждённой. Как установлено судом, Я. представляла чужие интересы, выступала от чужого имени, осуществляя волю другого лица. В связи с этим действия посредника со стороны взяткодателя должны быть квалифицированы как соучастие в даче взятки, с применением норм части 5 статьи 33 УК РФ, то есть как пособничество. Между тем суд первой инстанции указал на «посредничество» в даче взятки, то есть суд ошибочно использовал понятие, не предусмотренное нормами Общей части УК РФ.
Кроме того, судом указано о посредничестве в даче взятки должностному лицу лично. Между тем, из фактических обстоятельств настоящего дела видно, что взятка передавалась не лично взяткодателями, а через посредника. Поэтому необходимо внести уточнение в квалификацию действий Я.
В связи с изложенным действия Я. следует квалифицировать по части пятой статьи 33 и части первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации ‑ как пособничество в даче взятки должностному лицу через посредника.
Иных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, влекущих за собой отмену в полном объеме либо иные изменения приговора, по делу не имеется.
Поскольку судебной коллегией исключается указание об осуждении Я. за «посредничество» в передаче взятки Г. от Р., то наказание подлежит смягчению.
Что касается довода кассационного представления о несправедливости наказания, то в этой части представление нельзя признать убедительным. Оснований для назначения реального наказания либо иного, более строгого, вида наказания не имеется. При этом учитывается не только характер и степень общественной опасности совершенного преступления, но и данные о личности виновной: её возраст, состояние здоровья, положительные характеристики с места жительства и с места работы, а также иные обстоятельства, указанные в приговоре суда. Отрицание же Я. своей вины не может приниматься во внимание, поскольку она на законных основаниях воспользовалась своим конституционным правом не свидетельствовать против себя.
На основании изложенного, в приговор районного суда в отношении Я. Внесены следующие изменения:
‑ исключены из приговора осуждение Я. за «посредничество» в даче взятки Г. от Р., указание на виновность Г. в получении денег от свидетеля Р. и ссылка на показания свидетеля «Петряевой»;
‑ в остальной части действия Я. квалифицированы по части пятой статьи 33 и части первой статьи 291 УК РФ, то есть как пособничество в даче взятки должностному лицу через посредника, и назначено наказание в виде одного года исправительных работ с удержанием 5 процентов в доход государства.
В соответствии со статьей 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным и установлен испытательный срок длительностью в один год. На Я. возложена обязанность: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденной, проходить один раз в месяц регистрацию в этом органе в дни, установленные для неё данным органом.
В остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Судья обоснованно возвратил уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

Постановлением районного суда уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 161 УК РФ, было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.
В кассационном представлении государственный обвинитель Н. просил отменить постановление в виду его незаконности и необоснованности. В представлении утверждается, что, вопреки доводам суда, в ходе дознания точно было установлено место жительства обвиняемого В., и его адрес указан в обвинительном акте. В нем также указаны надлежащая потерпевшая и ее законный представитель, а допущенные неточности в постановлениях о возбуждении уголовного дела и допуске законного представителя не предусмотрены уголовно-процессуальным законом в качестве основания для возвращения уголовного дела прокурору. Представленная справка о стоимости похищенного имущества имеет надлежащую форму. Кроме того, судом не исследовались ни справка о стоимости похищенного имущества, ни постановления о возбуждении уголовного дела и допуске законного представителя. А ввиду того, что В. скрылся от суда, имелись все основания для приостановления производства по уголовному делу в соответствии со ст. 238 УПК РФ, объявления В. в розыск и избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу.
Судебная коллегия по уголовным делам, изучив материалы дела, проверив доводы представления и выслушав прокурора, изменила постановление суда по следующим основаниям.
Согласно пункту первому части первой статьи 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае составления обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушениями требований УПК Российской Федерации, исключающими возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.
Возвращая уголовное дело прокурору, суд обоснованно указал, что дознавателем не установлено фактическое место жительства обвиняемого В. Судебные приставы установили, что по указанному в обвинительном акте адресу В. фактически не проживает уже длительное время. При этом предварительное изучение материалов дела указывало и на то, что это было известно и дознавателю.
В кассационном представлении утверждалось, что суд обязан был приостановить производство по делу и объявить розыск обвиняемого. Однако с этим доводом судебная коллегия не согласилась. В соответствии со статьей 238 УПК Российской Федерации, судья выносит постановление о приостановлении производства по уголовному делу в случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно (пункт первый части первой данной статьи). Однако по настоящему делу нет никаких оснований полагать, что обвиняемый скрылся от суда. Самого по себе факта непроживания В. по месту регистрации недостаточно для такого утверждения. По делу нельзя исключить, что обвиняемый не скрывается от суда, но проживает лишь по другому адресу. При таких обстоятельствах рассмотрение дела невозможно.
Что касается других обстоятельств, указанных в качестве основания возвращения дела прокурору, то судебная коллегия не согласилась с позицией суда.
Суд первой инстанции сослался на то, что в постановлении о возбуждении уголовного дела, в постановлении о допуске в качестве законного представителя несовершеннолетней потерпевшей допущены противоречия при указании сведений о личности потерпевшей Т. и её законного представителя ‑ Т.Т.В.; не подтверждена правомочность лица, производившего оценку похищенного имущества, что ставит под сомнение размер вреда, причиненного преступлением. Эти обстоятельства, по мнению районного суда, также препятствуют рассмотрению уголовного дела.
Перечисленные доводы судебная коллегия признала ошибочными, поскольку эти вопросы являются непосредственным предметом доказывания во время судебного разбирательства по уголовному делу и должны получить соответствующую правовую оценку после их всестороннего исследования, а потому не могут относиться к обстоятельствам, создающим препятствие для рассмотрения дела по существу.
На основании изложенного, судебная коллегия постановление районного суда изменила, исключив из него указание на устранение препятствий, связанных со сведениями о личности потерпевшей Т. и её законного представителя Т.Т.В., а также с проверкой правомочности лица, производившего оценку похищенного имущества.
В остальной части постановление суда оставлено без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.