Понятие имущества в ук рф

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ХИЩЕНИЯ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА

В соответствии с п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ под хищением понима­ется совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, при­чинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Из предложенного законодателем определения можно выделить следую­щие признаки хищения.

1. Противоправность действий виновного, которая заключается не толь­ко в их противоречии нормам уголовного права, но и в отсутствии у субъекта законных оснований (реальных или предполагаемых) на получение похищенно­го имущества.

2. Безвозмездность изъятия при хищении означает, что субъект не воз­мещает эквивалента стоимости изымаемых ценностей в натуре, деньгами или личным трудом.

3. Изъятие как признак хищения предполагает извлечение чужого иму­щества из фондов собственника или владельца, имеющее своим результатом уменьшение стоимости материальных ценностей, составляющих эти фонды.

Хищение может совершаться и без изъятия имущества у собственника или иного владельца (путем обращения). Это возможно в случае, когда соб­ственник или иной владелец имущества вверил его другому лицу, наделив его определенными правомочиями по управлению, распоряжению, хранению, до­ставке и пр., а указанное лицо похищает данное имущество, не прибегая к изъя­тию, поскольку в этом нет необходимости (оно и без этого находится в факти­ческом обладании виновного).

4. Ущерб при хищении выражается в уменьшении наличных имуществен­ных фондов собственника или владельца имущества, пострадавшего от хище­ния. В теории и на практике этот ущерб называют прямым или положительным ущербом, и только этот ущерб может быть вменен в вину субъекту хищения.

В соответствии с п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и раз­бое», определяя размер ущерба, следует исходить из фактической стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления.

5. Обязательным признаком хищения является корыстная цель, которая заключается в стремлении виновного извлечь выгоду имущественного характе­ра (получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным, т. е. потребить, продать, подарить либо на иных основаниях передать другим лицам).

Что входит в понятие открытого хищения чужого имущества?

Под открытым хищением чужого имущества исключительно понимается только грабеж? Или разбой тоже? Может еще что-то?

Большое вам спасибо!

Ответы юристов (2)

Здравствуйте. УК РФ знает следующие виды хищения: кража, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение или растрата, вымогательство (также по своей сути является открытым, так как тайно что-либо требовать навряд ли возможно).

В соответствии с УК РФ грабежом является открытое хищение чужого имущества. Грабеж считается оконченным в тот момент, когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению

Разбой, что логично, тоже является открытым, так как под ним понимается именно нападение с целью хищения, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия Основная разница между грабежом и разбоем заключается в способе (вид насилия) и в моменте окончания (хищение / нападение с целью хищения)

Уточнение клиента

Если делать работу на тему Открытое хищение чужого имущества: понятие, особенности квалификации и назначения уголовного наказания, то какие составы преступлений затрагивать?

27 Мая 2016, 22:35

Проведите отграничение от разбоя

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Понятие вверенного имущества. Статьи по предмету Уголовное право

ПОНЯТИЕ ВВЕРЕННОГО ИМУЩЕСТВА

А.П. СЕВРЮКОВ

Важность четкого определения, выявления признаков вверенного имущества, упомянутого в ст. 160 УК РФ, обусловливается многими обстоятельствами. Прежде всего, специфика вверенного имущества предопределяет особенности других признаков состава преступления: субъекта, субъективной стороны, объективной стороны. С его помощью определяются границы регулирования отношений собственности. Нормой, предусмотренной ст. 160 УК РФ, отграничиваются присвоение и растрата от кражи и мошенничества. В зависимости от содержания, которое вкладывается в это понятие, определяется субъект преступления и решается вопрос о соотношении ч. 1 и ч. 2 ст. 160 УК, а последних — с должностными злоупотреблениями (ст. 285 УК РФ) и преступлениями против интересов службы в коммерческих или иных организациях (ст. 201 УК РФ). Вопрос этот актуален еще и потому, что ни закон, ни теория, ни практика никогда четко не называли и не определяли ни признаков вверенного имущества, ни субъекта, ни самих действий .
———————————
См.: Плохова В.И. Ненасильственные преступления против собственности. СПб.: ЮЦ Пресс, 2003. С. 171 — 177; Бакрадзе А.А. Присвоение и растрата — преступления, подрывающие оказанное доверие. М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2007. С. 73.

В уголовно-правовой литературе, пишет В.И. Плохова, наибольшую разработку этот вопрос получил в 80 — 90-е годы, когда сложилось почти единое суждение ученых и практиков, что вверенное имущество должно обладать следующими тремя признаками: 1) находиться у виновного на законном основании, в законном владении (не равно только держанию, непосредственному обладанию); 2) в отношении его субъект наделен определенными правомочиями (по терминологии постановлений Пленума Верховного Суда СССР); 3) передача имущества виновному и наделение последнего этими правомочиями осуществляются на правовом основании, соответствующим образом оформленном .
———————————
См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1962. N 3. С. 30; 1972. N 4. С. 3 — 5; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 ноября 1981 г. N 6 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. N 1. С. 11 — 13; 1984. N 4. С. 12; Плохова В.И. Указ. соч. С. 171 — 177.

В силу того что в ст. 92 УК РСФСР говорилось только о государственном или общественном имуществе, вверенном виновному, под ним подразумевалось такое имущество, которое передано во владение виновному соответствующей государственной или общественной организацией . Поскольку это имущество передавалось разным категориям работников, последние наделялись в отношении его и разными полномочиями. Термин «вверенное» означает поручить на основании доверия, отдать в чье-либо распоряжение, доверить , больше подходит к имуществу, переданному под личную ответственность, под отчет. Передавалось оно прежде всего материально ответственным лицам. Поэтому почти все авторы, рассматривающие состав присвоения и растраты, утверждали, что лица, которым вверено государственное или общественное имущество для определенных целей, являются материально ответственными. На них по договору или специальному поручению возложены определенные обязанности и предоставлены определенные права в отношении вверенного им государственного или общественного имущества . Хотя в то время не было нормативного определения материально ответственного лица, под ними в первую очередь понимались лица, с которыми заключался договор о полной материальной ответственности, в соответствии со ст. ст. 121.1, 121.2 КЗоТ РСФСР, или лица, получившие имущество или другие ценности по разовой доверенности или другим разовым документам. Поэтому под вверенным имуществом в то время подразумевали такое, которое передано под личную ответственность, под отчет материально ответственным лицам, с обязательным документальным оформлением .
———————————
См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР (Должностные и экономические преступления на 25 мая 1996 г.) / Под ред. И.Я. Козаченко, Т.В. Кондрашова, В.В. Панкратова, А.А. Дубинчик. Екатеринбург, 1996. С. 6 — 7.
См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1984. С. 39.
См.: Кригер Г.А. Борьба с хищениями социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1965. С. 177; Хан-Магомедов Д.О. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения, растраты либо путем злоупотребления служебным положением // Уголовная ответственность за хищение государственного или общественного имущества, хозяйственные преступления или взяточничество / Под ред. М.И. Якубовича. М.: МГУ, 1967. С. 48; Тарарухин С.А. Социалистическая собственность — неприкосновенна. Киев, 1963. С. 28, 42.
См.: Клепицкий И. Вверенное имущество в уголовном праве // Законность. 1995. N 12. С. 10.

В.И. Плохова считает, что слово «вверено» не полностью и недостаточно четко отражает все разновидности правомочий в отношении передаваемого собственником в обслуживание имущества. Материально ответственным лицам передаются чаще всего конкретные виды имущества под непосредственный отчет, многим из них для выполнения какой-то одной операции с ним — продать, перевезти и т.д. Но собственник может передавать и передает все разновидности имущества для осуществления с ним многих операций, управления им . В отношении такого имущества Пленум Верховного Суда СССР, теория и практика стали употреблять термин «в ведении» — ведать, управлять, заведовать. Вместе со словом «вверено» они лучше отражают и особенности правомочий в отношении имущества, переданного должностным и материально ответственным лицам. А потому под вверенным имуществом для ст. 92 УК РСФСР подразумевалось и имущество, находящееся в ведении виновного. По сути, оба рассматриваемых термина показывают специфику выделенного в специальную статью хищения. Не случайно, видимо, во всех УК бывших союзных республик при характеристике присвоения и растраты говорилось не только о вверенном, но и о находящемся в ведении виновного имуществе .
———————————
См.: Плохова В.И. Указ. соч. С. 171 — 177.
См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 ноября 1981 г. N 6 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. N 1. С. 11 — 13.

Все постановления Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР, РФ, касающиеся этого вопроса, подтверждали данную позицию. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1962 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» отмечалось, что в отношении вверенного имущества лицо «в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации осуществляло определенные правомочия по распоряжению, управлению, хранению» . «Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества, — отмечалось в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» (с последующими изменениями), — должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и др. лица)» . В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 16 декабря 1986 г. «О некоторых вопросах применения судами РСФСР законодательства, направленного на борьбу с хищениями государственного или общественного имущества, иными преступлениями и правонарушениями в системе агропромышленного комплекса» подчеркивалось, что «к субъектам указанного преступления, наряду с должностными лицами предприятий, учреждений, организаций должны быть отнесены экспедиторы, шоферы-экспедиторы, заведующие токами, складами и др. работники, совершившие хищения вверенного им имущества, в отношении которого они осуществляли полномочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению. Действия шофера, тракториста, совершивших хищение зерна, вверенного им для транспортировки на основании товарно-транспортной накладной либо иного документа с указанием количества веса продукции, надлежит квалифицировать как присвоение либо растрату государственного или общественного имущества» .
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1962 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М.: Проспект, 2006. С. 398 — 399.
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 27 ноября 1981 г. N 6 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. N 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. N 1. С. 11 — 13.
Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 16 декабря 1986 г. «О некоторых вопросах применения судами РСФСР законодательства, направленного на борьбу с хищениями государственного или общественного имущества, иными преступлениями и правонарушениями в системе агропромышленного комплекса» // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1987. N 3. С. 6 — 10.

Таким образом, под вверенным имуществом как бы подразумевалось и находящееся в ведении, а точнее и правильнее — в управлении должностного лица имущество.
По мнению В.И. Плоховой, в юридической литературе того периода некоторые авторы как бы с нижней планки предлагали расширить понятие вверенного имущества за счет переданного любому работнику организации, но с другой — сузить за счет имущества, находящегося «в ведении» у должностных нематериально ответственных лиц. А отсюда субъектами, которым вверяются материальные ценности, они признавали любых лиц, работающих в организации, не называя должностных лиц, которым имущество не вверено .
———————————
См.: Плохова В.И. Указ. соч. С. 171 — 177.

Предлагались и различные основания наделения виновных полномочиями в отношении вверенного им имущества. Например, О.В. Белокуров под вверенным имуществом предлагал понимать не только переданное виновному под материальную ответственность, «но и такое имущество, которое передается ему для выполнения трудовых обязанностей, даже без заключения с виновным договора о полной материальной ответственности. Например, следует признавать вверенным инструмент слесарю (плотнику), автомобиль — шоферу, пишущую машинку — секретарю-машинистке и т.д. Считать предметом присвоения или растраты имущество, которое вверено собственником (владельцем) лицу, отношения между которыми регулируются нормами трудового законодательства. Сюда же можно отнести отношения, регулируемые нормами различного рода уставов, инструкций по их применению». А основанием для вверения имущества виновному является, по его утверждению, не договор о полной материальной ответственности, а сам факт передачи имущества во владение лицу собственником (владельцем) — предприятием, организацией, учреждением и т.д. — для выполнения (осуществления) в отношении этого имущества правомочий, вытекающих из трудовых (функциональных, должностных) обязанностей виновного .
———————————
См.: Белокуров О.В. Ответственность за хищение, совершенное путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М.: МГУ, 1991. С. 17 — 18.

С 1994 г. рассматриваемая статья стала действовать в новой редакции (ст. 147.1 УК РСФСР). В ее составе законодатель предусмотрел ответственность за присвоение или растрату любого чужого вверенного имущества. Хищение же государственного имущества путем злоупотребления служебным положением было выделено в качестве квалифицированного состава преступления. Из п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» усматривается, что в понятие «вверенное» входит и находящееся в ведении виновного имущество. Теперь под вверенным имуществом понимается как в теории, так и на практике переданное не только материально ответственным, но и иным лицам , а также имущество, находящееся в управлении должностных лиц.
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М.: Проспект, 2006. С. 302 — 304.

Автор полагает, что с принятием УК РФ 1996 г. и частичным изменением рассматриваемой статьи имевшая место полемика еще более обострилась, а решение рассматриваемых вопросов приобрело еще большее значение в силу следующих обстоятельств. Если в понятие «вверенное» имущество не включать имущество, находящееся в ведении виновного, то действия нематериально ответственных должностных лиц вообще не подпадают под признаки ст. 160 УК РФ, а условия привлечения к уголовной ответственности и санкции ст. 285 или ст. 286 УК РФ намного ниже, чем ч. 2 ст. 160 УК РФ. Если под имуществом, вверенным виновному, подразумевать инструмент либо иное имущество, с которым работает любой сотрудник предприятия, то его действия следует квалифицировать по рассматриваемой статье. Более того, если считать лиц, совершающих хищения с места работы, лицами, совершающими хищения с использованием служебного положения, то их действия следует квалифицировать по ч. 2 ст. 160 УК РФ.
В литературе предлагаются самые разнообразные, порой диаметрально противоположные, иногда никак не аргументированные суждения по всем этим вопросам. Так, С.М. Кочои под вверенным имуществом понимает такое, которое передано под материальную ответственность , хотя ст. 160 УК РФ говорит о любом чужом имуществе, а не только о вверенном организацией имуществе. З.А. Незнамова, кроме этого, как бы констатирует, что высшая судебная инстанция в свое время расширила понятие вверенного имущества за счет находящегося в ведении. Хотя в последующем она вроде бы сомневается в правильности такого решения, «поскольку должностному лицу, какими бы полномочиями оно ни обладало, имущество все-таки не вверено» .
———————————
См.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Профобразование, 2000. С. 133.
Уголовное право. Особенная часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. С. 221 — 224 (автор комментария — З.А. Незнамова); Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. С. 257 (автор комментария — З.А. Незнамова).

Еще более разнообразны суждения об основаниях наделения виновного полномочиями в отношении вверенного ему имущества. Так, А.Б. Хабаров, видимо, взяв за основу предложенные в гражданском праве основания возникновения гражданских правоотношений в качестве примерного перечня юридически значимых актов волеизъявления собственника, в результате которого имущество следует считать вверенным, называет: 1) гражданско-правовую сделку и 2) отношения с юридическим лицом, связанным с участием в его капитале, либо с занимаемой в нем должностью .
———————————
См.: Хабаров А.Б. Преступления против собственности: влияние гражданско-правового регулирования. М.: Международные отношения, 2000. С. 100.

Автор не разделяет изложенные выше точки зрения и считает, что предложенная классификация не совсем удачна с точки зрения правил деления явлений и носит слишком общий характер. Возможно, поэтому А.И. Бойцов и С.А. Елисеев, используя существующие разработки в уголовном праве и сложившуюся практику, предлагают более конкретные основания для перехода имущества во владение виновного. С.А. Елисеев, например, к таковым относит: 1) договор, предполагающий передачу кому-либо чужого имущества для определенного назначения; 2) поручение, принимаемое на себя виновным в порядке служебного задания или возлагаемое на него законом, распоряжением органов власти или управления. Непосредственно в ст. 160 УК РФ он предлагает указать: «в силу его служебного положения, специального поручения организации, по договору» .
———————————
Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России. Томск, 1999. С. 111; Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: ЮЦ Пресс, 2002. С. 417 — 419; Бакрадзе А.А. Указ. соч. С. 74.

А.И. Бойцов считает, что при известных обстоятельствах вверенным можно считать и найденное имущество . Автор считает, что в принципе эти рассуждения верны. Однако до тех пор, пока это не будет законодательно оформлено, применять не рекомендуется. Подобного рода случаев в нашей стране достаточно, а судебная практика еще не наработана. Поэтому в данном случае аналогию применять нельзя. Законодатель может поступить по аналогии со ст. 245 УК Республики Таджикистан или ст. 167 УК Республики Узбекистан, а также ст. 191 УК Украины, где записано, что имущество может быть не только вверенным, но и находиться в ведении виновного . Здесь, на взгляд автора, можно говорить о находке. В ст. 215 УК Республики Беларусь сохранена ответственность за присвоение «найденного заведомо чужого имущества или клада», если оно совершено в особо крупном размере .
———————————
См.: Бойцов А.И. Полный курс уголовного права: В 5 т. Т. 3. Глава 2 / Под ред. А.И. Коробеева. СПб.: ЮЦ Пресс, 2008. С. 151 — 154.
См.: Уголовный кодекс Республики Таджикистан. СПб.: ЮЦ Пресс, 2005. С. 109 — 110; Уголовный кодекс Республики Узбекистан. СПб.: ЮЦ Пресс, 2004. С. 85 — 86; Уголовный кодекс Украины. СПб.: ЮЦ Пресс, 2005. С. 90 — 91.
См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб.: ЮЦ Пресс, 2004. С. 154 — 155.

В.И. Плоховой подвергается сомнению правильность сложившейся судебно-следственной практики признания вверенным только того имущества, которое передается с обязательным документальным оформлением. Применительно к предшествующей редакции статьи УК о присвоении и растрате эта позиция подавалась отдельными авторами как исключение . В отношении обновленного законодательства это суждение развил И. Клепицкий. «Документальное оформление, — утверждает автор, — не основано на сути возникающих правоотношений. Факт письменного оформления становится особенно упречным в современных условиях, когда форма и содержание подобных отношений в большей степени определяются не предписанием власти, но взаимным волеизъявлением сторон» . Приводя аргументы из статьи И. Клепицкого или просто сделав ссылку на него, и другие исследователи считают, что для признания имущества вверенным виновному необязательно документальное оформление факта передачи имущества и наделения виновного полномочиями в отношении его. Более того, после изменений в 1994 г. редакции статьи о присвоении или растрате в первых решениях высших судебных инстанций чужое вверенное имущество стало трактоваться подобным образом . Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора РФ о переквалификации действий Г. с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ. Г. обвинялся в том, что израсходовал деньги, переданные ему на временное хранение потерпевшим. Нельзя не подчеркнуть, что знакомство, передача денег и завладение ими произошли почти одновременно и при одних и тех же обстоятельствах: в столовой во время распития спиртных напитков, где потерпевший попросил Г. помочь получить крупную сумму денег в кассе и сохранить их. Получив деньги, потерпевший передал их Г. В процессе дальнейшего общения и распития спиртных напитков виновный, воспользовавшись «услугами» Д., ударившего потерпевшего, убежал с деньгами .
———————————
См.: Плохова В.И. Указ. соч. С. 171 — 177.
Клепицкий И. Вверенное имущество в уголовном праве // Законность. 1995. N 12. С. 10.
См.: Дерендяев В.Н. Уголовная ответственность за присвоение вверенного имущества: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М.: МГЮА, 1996. С. 13; Верина Г.В. Квалификация преступлений против собственности граждан: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 1991. С. 11; Мустафаев Ч.Ф. Проблемы уголовно-правовой борьбы с хищениями имущества: Дис. . докт. юрид. наук. М.: МВШМ МВД России, 1996. С. 9 — 10.
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2009 г. по делу Д.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» не дает ответа на исследуемый нами вопрос, а в п. 18 и п. 19 лишь констатирует, что имущество должно быть вверено виновному . При этом п. 18 указывает на то, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 1. С. 3 — 6.

Решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий. Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по ст. 158 УК РФ .
———————————
См.: Там же. С. 3 — 6.

Таким образом, резюмирует автор, поскольку понятие «вверенное» имущество предопределяет признаки субъекта, субъективной стороны, способа совершения преступления, законодателю необходимо четко сформулировать это понятие в УК РФ. На наш взгляд, вверенное имущество — это имущество, переданное по документу, с документальным оформлением, для непосредственного обслуживания, использования или управления.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Понятие имущества в ук рф

Примечание 1 к ст. 158 УК РФ определяет в качестве предмета хищения имущество, а конкретнее – чужое имущество. Занимая центральное место в определении понятия «хищение», имущество выступает в роли предмета всех без исключения форм хищения – имущественных преступлений. Уголовное законодательство не содержит определения имущества, более того, точного его определения мы не находим и в гражданском законодательстве, несмотря на то, что «имущество» является базисным институтом гражданского права, а его содержание раскрывается в нормах Гражданского кодекса [1] . Понятие «имущество» в российском законодательстве обычно раскрывается путем перечисления элементов, составляющих содержание данного понятия, и не содержит общей дефиниции.

В примечании 1 к ст. 158 УК РФ речь идет об имуществе, которое имеется в наличии и которое может быть индивидуализировано и присвоено собственником, с исключением всех других лиц от обладания им. Поэтому, например, космическое пространство, Солнце, другие небесные тела, не освоенные человеком, атмосферный воздух не рассматриваются как имущество, могущее быть объектом права собственности [2] (а равно и предметом хищения). Предмет хищения – объект права собственности – не может самостоятельно, самовольно выходить из владения собственника помимо его воли, за исключением случаев, прямо указанных в законе, поэтому нельзя к объектам права собственности относить, например, животный мир как совокупность живых организмов всех видов, постоянно или временно населяющих территорию РФ и находящихся в состоянии естественной свободы (ст. 4 Федерального закона от 24.04.95 №52-ФЗ «О животном мире» [3] , поскольку диких животных свободно мигрируют из одной страны в другую. Дикие животные могут быть объектом права собственности в случаях, когда они обитают в закрытых природных территориях, охраняемых государством (заповедниках и т.п.), или когда они изъяты из естественной среды обитания.

По мере развития науки и техники круг объектов, могущих быть объектами права собственности, постоянно расширяется, а значит расширяется список объектов, могущих быть предметом хищения.

Итак, единодушно ученые-цивилисты, на основании толкования норм ГК РФ к имуществу в гражданском праве относят:

1) вещь или совокупность вещей (в таком значении данный термин употребляется, например, в ст.ст.301-303, 305 ГК РФ);

2) вещи и имущественные права (ст.ст.63, 128 ГК РФ);

3) вещи и имущественные права, а также имущественные обязанности и исключительные права (ст.ст.132, 340, 1013, 1173 ГК РФ).

Могут ли все перечисленные виды имущества быть предметом хищения?

Буквальное толкование норм УК РФ позволяет сделать вывод, что Уголовный кодекс относит к «имуществу» только вещи, соответственно предметом хищения могут быть вещи, деньги и ценные бумаги. Таким образом, имущество представляет собой предмет мошенничества, который всегда материален , а именно является частью материального мира, то есть обладает признаком вещи. Под вещью же понимается предмет, имеющий материально-телесную субстанцию: тела в твердом, жидком и газообразном состоянии. Это — объекты живой и неживой природы. При этом имеется в виду, что такие вещи освоены и доступны человеку и обществу и потому могут быть объектами гражданских прав физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований.

Предметом кражи могут быть предметы материального мира, в производство которых вложен человеческий труд. При этом, не все перечисленные в гражданском законодательстве объекты права собственности (ст. 128 ГК РФ) могут являться предметом преступлений против собственности. К таковым, в частности, относятся природные ресурсы, находящиеся в естественном состоянии (леса, дикие животные, рыбные ресурсы), поскольку они не обладают стоимостью, в их производство не вложен труд человека [4] . Они могут быть предметом экологических преступлений, таких, как незаконная добыча водных животных и растений (ст.256 УК РФ), незаконная охота (ст.258 УК РФ).

Не может образовывать предмета преступлений против собственности интеллектуальная собственность — это предмет посягательств на конституционные права и свободы человека и гражданина. Объекты исключительных прав относятся к категории нематериальных объектов и к ним неприменимы нормы о праве собственности, преступные посягательства на исключительные права образуют самостоятельные составы преступлений (ст.ст.146, 147, 180 УК РФ). Следовательно, исключительные права в уголовном праве к имуществу не относятся и не являются предметом хищений [5] . Кроме того, как подчеркивают исследователи, право на имущество также предметом хищения не является. Косвенным подтверждением такого вывода является и формулировка ст.159 УК РФ, в которой речь идет не о хищении права на имущество, а о приобретении права на чужое имущество [6] .

Юридический признак похищенного имущества – его непринадлежность субъекту преступления, его «чужесть», о чем прямо сказано в п.2 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 25 апреля 1995 года (с изменениями от 27 декабря 2002 г.): предметом хищения является чужое, то есть не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество [7] . То есть преступник не обладает правомочиями владения, пользовании и распоряжения (в совокупности) по отношению к похищаемому предмету.

В случае хищения имеет значение тот факт, что похищенное имущество является чужим для похитителя, он не имеет на него ни предполагаемого, ни, тем более, действительного права собственности или права законного владения. Другими словами, для того, чтобы быть предметом хищения, имущество должно находиться, на момент совершения данного посягательства, в собственности или в законном владении другого лица, кроме похитителя. То есть, не может являться предметом хищения имущество, которое на момент совершения этого деяния находилось в собственности либо законном владении лица, совершившего хищение. Более того, указанное лицо не должно даже допускать, что похищенное имущество могло бы ему принадлежать на правах собственности или законного владения. Именно поэтому отдельные исследователи [8] предлагают исключить из определения хищения слов «чужое имущество», ибо похитить свое имущество нельзя.

Предметом хищения может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное выражение ценности вещи – ее стоимость, денежная оценка. Поэтому деньги, валютные ценности и другие ценные бумаги, являющиеся эквивалентом стоимости, тоже могут быть предметом хищения. При этом предмет хищения, прежде всего, должен иметь потребительскую стоимость, то есть способность удовлетворять человеческие потребности своими материальными или духовными свойствами. Если предмет материального мира не способен удовлетворять те или иные человеческие потребности, то он, вполне логично, не может быть и предметом преступного посягательства ввиду его ненужности, невостребованности.

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а так же документы, которые не являются носителями стоимости, а лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладные, квитанции и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего получения по нему имущества представляет собой приготовление к мошенничеству.

Имущество, утратившее в силу тех или иных причин материальную ценность для государства, юридических или физических лиц (например, вещи, оставленные на могиле или в могиле либо выброшенные на свалку), не может быть предметом хищения в случае завладения им каким-либо лицом [9] .

Предметом хищения как преступления против собственности является имущество, находящееся в свободном и бесконтрольном обороте, т.е. не изъятое из оборота и в отношении которого не установлены меры контроля. Поэтому не могут быть предметом кражи, как и иного хищения, определенного в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, ядерные материалы или радиоактивные вещества, огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства; ядерное, химическое, биологическое или другие виды оружия массового поражения либо материалы или оборудование, могущие быть использованными при создании оружия массового поражения; наркотические средства или психотропные вещества; официальные документы, штампы, печати, паспорта или другие важные личные документы, марки акцизного сбора, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество. Признак недвижности имущества не имеет значение для определения хищения. Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам практически не могут быть похищены тайно (дом, квартира, земельный участок), однако могут быть похищены путем обмана, насилия или угрозы. Как отмечают исследователи, на практике «недвижимое» имущество в отдельных случаях может быть обращено в «движимое» (разбор и перевозка индивидуального жилого дома; снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж линии связи) [10] .

Итак, подытожим признаки предмета хищения. Чужое имущество как предмет хищения должно обладать совокупностью следующих признаков: а) с социальной стороны — представлять собой именно имущество; б) с правовой стороны — быть чужим для виновного; в) с экономической стороны — иметь материальную ценность и определенную стоимость; г) с физической стороны — практически всегда являться движимым; д) с позиции квалификации преступлений — находиться в свободном и бесконтрольном обороте.

[1] Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации — 5 декабря 1994 г. — № 32 — Ст. 3301; Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации — 29 января 1996 г. — № 5 — Ст. 410; Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации — 3 декабря 2001 г. — № 49 — Ст. 4552.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина — М.: Юрайт-Издат, 2004.

[3] Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. №52-ФЗ «О животном мире» // Собрание законодательства Российской Федерации — 24 апреля 1995 г., — №17 — Ст.1462.

[4] Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. — М.: Юристъ, 1999.

[5] Сидоренко В.Н., Тарасов А.А. Некоторые вопросы квалификации хищений, совершаемых в сфере финансово-хозяйственной деятельности воинских частей при осуществлении денежных выплат // Право в Вооруженных Силах — №3 — 2004 г.

[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. №5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995 — №7- Стр. 2.

[8] См.: Батыгин Д. В УК не должно быть лишних слов // Российская юстиция. 1999. — №5. — с.45; Зубов В. Правовая культура УК РФ // Российская юстиция. — 1998. — №6. — с.18.

[9] Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие / Под ред. к.ю.н., доц. А.В. Галаховой. — Норма, 2005 г.

[10] Курс уголовного права / под ред. Г.Н.Борзенкова, В.С.Комисcарова.

Понятие имущества в ук рф

Кукушкин Денис Александрович,

Студент 5 курса юридического факультета

НОУВПО Гуманитарный университет г. Екатеринбурга

«Под предметом преступления следует понимать овеществленный элемент материального мира, воздействуя на который виновный осуществляет посягательство на объект преступления» 001 .

В отличие от объекта преступления, предмет преступления является факультативным признаком состава преступления. Это означает, что ряд преступлений не имеют конкретного предмета посягательства (клевета, оскорбление). Но если предмет преступления прямо предусмотрен в законе, то он приобретает свойство обязательности. В частности, предмет преступления является обязательным признаком любого хищения.

Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступного деяния как признака объективной стороны преступления. Предмет — это то, что подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства; орудия и средства — при помощи (посредством) чего преступление совершается. Орудия и средства — суть инструментарий, который использует виновный для совершения преступления, для воздействия на предмет посягательства (например множительная техника при изготовлении фальшивых денег и т.д.). Одна и та же вещь может в одних случаях выступать в качестве предмета преступления, в других — в качестве орудия или средства совершения преступления. Так, например, автомобиль будет предметом преступления при его угоне и средством совершения преступления при вывозе на нем похищенного имущества; оружие будет предметом преступления при его хищении и орудием совершения преступления при нанесении им ранения и т.п.

Иногда, чаще при посягательствах на личность, признак «предмет преступления» подразумевает человека, « путем воздействия на тело которого совершается посягательство против объекта» 002 (при убийстве, причинении вреда здоровью, изнасиловании и др.). В таких случаях термин «предмет преступления» заменяют понятием «потерпевший». Однако уголовно-правовое понятие потерпевшего не следует смешивать с процессуальным — потерпевший как фигура в уголовном процессе, участник уголовного судопроизводства, поскольку есть множество преступлений, в которых имеется потерпевший, но предметом преступления является нечто другое (например, при мошенничестве потерпевший есть всегда, однако предметом преступления является имущество или право на него).

Предметом такого преступления как мошенничество является имущество и право на имущество.

Понятие « имущество» широко используется в законодательстве в различных значениях. На многозначность этого понятия указывал еще Г.Ф. Шершеневич, предлагая различать понятие имущества с экономической точки зрения и юридическое понятие имущества 003 . Неоднозначность понятия имущества, используемого в современном российском законодательстве, также неоднократно отмечалась различными авторами 004 .

Имуществом традиционно называется совокупность вещей, т.е. материальные объекты, обладающие вещественными признаками. В целом право оперирует более широким понятием имущества как совокупности вещей и имущественных прав (п.6 ст.66, ст.128 ГК РФ). Термин «имущество» используется для обозначения вещей, в том числе денег и ценных бумаг, а также имущественных прав (ст.128 ГК РФ). Под имущественным правом понимается право лица требовать передачи имущества или иных имущественных благ.

В нормах уголовного законодательства о преступлениях против собственности, когда в качестве предмета называется имущество, имеются в виду только деньги, вещи и ценные бумаги, в ст.159 имущественные права указаны в качестве самостоятельного предмета посягательства.

«Примерный Уголовный кодекс США под имуществом понимает «все, что имеет ценность, включая недвижимое имущество, материальное и нематериальное личное имущество, права, вытекающие из договоров, имущество в требованиях и иные интересы или притязания по имуществу, входные или перевозочные билеты, пойманных или домашних животных, пищу и питье, электрическую или иную энергию» (п. 6 ст. 223.0). По Уголовному кодексу штата Миннесота понятие «имущество» включает «все виды имеющего осязаемую форму имущества, движимого и недвижимого, без ограничения, включая документы, электричество, газ, воду, домашний скот, собак, кошек, домашнюю птицу, а также тепло, поставляемое по трубам муниципальными органами или частными компаниями» (_ 609.52)» 005 .

Получается, что применительно к ст. 159 УК РФ имущество — это вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.

В теории уголовного права выделяют три признака имущества как обязательного элемента состава любого хищения 006 . А так как мошенничество является формой хищения, то и понятие имущество в контексте ст. 159 УК РФ включает в себя все ниже перечисленные признаки.

    физический признак предмета хищения, т.е. предмет хищения всегда материален, является частью материального мира, обладает признаком вещи, « .вещи материального мира, в создание которых вложен труд человека и которые обладают материальной или духовной ценностью» 007 . «Вещами в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара» 008 .

Вещи бывают недвижимые и движимые. К недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно (в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения). К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Вещи так же бывают индивидуально определенными и родовыми, делимыми и неделимыми, главными и принадлежностями, потребляемым и непотребляемыми.

Не могут быть предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды, проявления человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной собственности можно говорить лишь в специальном смысле, имея в виду, к примеру, плагиат (ст. 146, 147 УК) или неправомерное использование компьютерной информации (ст. 272 УК). Не может быть предметом хищения (ввиду отсутствия вещного признака) электрическая или тепловая энергия. Незаконное самовольное использование в корыстных целях этих видов энергии может образовать состав иного преступления против собственности, предусмотренного ст. 165 УК РФ.

экономический признак предмета хищения, т.е. предметом хищения может быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное выражение ценности вещи — ее стоимость, денежная оценка. Если вещь не обладает стоимостью, незаконное завладение ею нельзя назвать хищением. Это прямо следует из обязательных для суда и следствия разъяснений постановления Пленума Верховного Суда РФ. 009 Деньги, валютные ценности, ценные бумаги (акции, государственные облигации, ваучеры, депозитные сертификаты и т.п.), являющиеся эквивалентом стоимости, также документы, выполняющие роль денежного эквивалента либо являющиеся эквивалентом материальных ценностей (например, почтовые марки, транспортные билеты) могут быть предметом хищения 010 .

Деньги как предмет мошенничества могут быть российской и иностранной валютой. Специалисты в области гражданского права по-разному определяют правовую природу безналичных денег. Многие полагают, что безналичные деньги и банковские вклады — это не имущество, они представляют лишь право требования обязательственно-правового, а не вещного характера, сущностью которого является обязательство банка выплатить клиенту определенную денежную сумму или перечислить ее 011 . По мнению других специалистов, деньги — всегда деньги, а безналичность — лишь форма их существования. Следовательно, безналичные деньги также относятся к объектам права собственности 012 .

Однако, даже если считать, что безналичные деньги и банковский вклад дают лишь право требования имущества, они представляют собой предмет мошенничества, поскольку таковым закон называет не только имущество, но и право на имущество. Широко известны случаи хищения безналичных средств с помощью поддельных банковских авизо, когда на расчетный счет организации на основании этих документов зачислялись денежные средства, фактически не списанные со счета организации-отправителя.

Ценные бумаги как документы, удостоверяющие с соблюдением установленной законом формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при передаче этих документов,- также предмет мошенничества. Могут стать предметом мошенничества и бездокументарные ценные бумаги (ст. 149 ГК), являющиеся особым способом фиксации имущественных прав участников гражданских правоотношений (в том числе и с помощью электронно-вычислительной техники), ибо, «завладев» ими, виновный приобретает определенное право на имущество. Напротив, не могут быть предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность, или природные объекты, в которые не вложен труд человека. Последнее обстоятельство имеет значение для отграничения хищения от ряда экологических преступлений. Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в качестве имущества документы неимущественного характера, а также документы, которые не являются носителями стоимости, но лишь предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладная, квитанция и т.д.) 013 .

  • юридический признак предмета хищения, т.е. предметом может выступать лишь чужое имущество. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности» 014 разъяснил, что «предметом хищения и иных преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена нормами главы 5 УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного, имущество». «Хищение» собственного имущества не нарушает отношений собственности. При определенных условиях такие действия могут рассматриваться как самоуправство или приготовление к мошенничеству, если виновный имел намерения получить возмещение за якобы утраченную вещь. Не образует хищения также тайное изъятие личного имущества, находящегося в общей совместной собственности субъекта и других лиц.
  • Не может рассматриваться предметом хищения имущество, представляющее собой находку или клад, а равно имущество, вышедшее из ведения собственника или иного владельца в силу каких-либо случайных обстоятельств. Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Однако если владение этим имуществом представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, яды, наркотические средства, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как преступление против собственности, а по соответствующим статьям гл. 24 или 25 УК.

    Итак, имущество как предмет хищения — это вещи, деньги, ценные бумаги и другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

    Предметом мошенничества, помимо имущества, является также право на чужое имущество 015 не как юридическая категория, а как определенные вещи материального мира, где данное право закреплено. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг.

    В отечественной уголовно-правовой литературе не сформировалось единообразное толкование «права на имущество» применительно к составу мошенничества. Существует широкое понимание права на имущество — как разнообразных имущественных прав, включая правомочия собственника, право оперативного управления, а также обязательственные права, права авторов и изобретателей на вознаграждение, наследственные права 016 . Напротив, З. А. Незнамова утверждает, что право на имущество не может быть идентифицировано с имущественными правами. Право на имущество — это юридическая категория, включающая в себя определенные полномочия собственника, т. е. права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом 017 .

    По мнению Г. Н. Борзенкова, упоминание о праве на имущество в составе мошенничества имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления 018 . Близок к этой позиции Ю. И. Ляпунов, полагающий, что право на имущество может быть закреплено в различных документах (завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, различных видах ценных бумаг и др.). При получении мошенником документов, на основании обладания которыми он приобретает право на имущество, преступление считается оконченным, независимо от того, удалось ли мошеннику получить по ним соответствующее имущество 019 .

    Представляется, что при мошенничестве получение права на имущество может быть связано с приобретением незаконным путем не только отдельных правомочий собственника на чужое имущество, но и права требования имущества: вклад в банке, безналичные деньги, бездокументарные ценные бумаги, заложенное имущество и др.

    Таким образом, мошенничество, состоящее в неправомерном безвозмездном приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, считается оконченным с момента перехода такого права к виновному (в частности, при получении им завещания, страхового полиса или иного документа, дающего ему право на получение имущества или денежных выплат, либо с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на ценной бумаге и т.п.). При этом не имеет юридического значения, успел или нет виновный фактически завладеть и распорядиться тем имуществом, на получение которого он приобрел право уголовно-наказуемым способом.

    В литературе так же высказывается предложение о расчленении нормы о мошенничестве, содержащейся в ст.159 УК РФ, на две, в одной из которых следует предусмотреть ответственность за мошенничество, являющееся хищением чужого имущества, а в другой — за мошенничество, представляющее собой приобретение права на чужое имущество, а так же установление менее строгой ответственности за мошенничество, состоящее в приобретении права на чужое имущество, по сравнению с мошенничеством, являющимся хищением чужого имущества, поскольку первое и второе соотносятся как покушение на преступление или приготовление к преступлению, с одной стороны, и оконченное преступление — с другой. 020

    Как мне кажется, данная позиция автора не совсем верна. При мошенничестве, состоящем в приобретении права на чужое имущества не имеет смысла говорить о покушении на преступление, т.к. завладев правом на имущество, виновный завладевает и самим имуществом, только не в фактическом смысле, а в юридическом (право требования) 021 , т.е. он может по своему усмотрению распоряжаться имуществом в любое время. Если согласиться с мнением о том, что мошенничество, состоящее в приобретении права на чужое имущество это лишь покушение на мошенничество, то получается что любое мошенничество связанное с недвижимым имуществом, автотранспортными средствами и т.д. является лишь покушением на него (в таких случаях виновный всегда первоначально пытается завладеть правом на имущество), а следовательно и санкция за такие общественно-опасные деяния будет менее чем, допустим, за так называемые «наперстки», что естественно не совсем себя оправдывает.

    Таким образом, можно выделить как юридическое завладение имуществом путем обмана или злоупотребления доверия, т.е. получение только право на имущество, а не имущество физическом смысле (завладение документом, предоставляющим право требования), так и фактическое завладение имуществом путем обмана или злоупотребления доверия, т.е. завладение только имуществом в физическом смысле либо завладение как правом на имущество, так и самим имуществом в физическом смысле. Как правило, юридическое завладение имуществом является лишь предпосылкой для фактического завладения имуществом, но это не означает, что лицо покушается на мошенничество.

    «Принято различать «вещи во владении» (choses in posession), т.е. вещи, которыми можно физически обладать, и «вещи в требовании» (choses in action), т.е. различные права (что, в свою очередь, можно считать буквальным использованием понятия «нетелесные вещи» (res incorporates), известного римскому частному праву)» 022 .

    Следовательно, под преступным приобретением права на чужое имущество понимается совершенное с корыстной целью противоправное, безвозмездное обращение такого права в пользу виновного или др. лиц, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием и причинившее ущерб владельцу этого права.