Постановление пленума верховного суда по ст 264 ук рф

Постановление пленума верховного суда по ст 264 ук рф

В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.
Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.
Для получения полного доступа к документам необходимо Оплатить доступ.

Дата обновления БД:

Всего документов в БД:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 9 декабря 2008 года №25

О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения

(В редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. №31, 24.05.2016 г. №22)

В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьями 264, 264.1, 266, а также статьей 166 УК РФ, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

(В преамбулу внесены изменения в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.05.2016 г. №22)
(см. предыдущую редакцию)

1. Обратить внимание судов, что уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 264 УК РФ, может иметь место лишь при условии наступления последствий, указанных в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

2. Субъектом преступлений, предусмотренных статьями 264 и 264.1 УК РФ, является достигшее 16-летнего возраста лицо, управлявшее автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем (пункт 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации, далее — Правила). Им признается не только водитель, сдавший экзамены на право управления указанным видом транспортного средства и получивший соответствующее удостоверение, но и любое другое лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе лицо, у которого указанный документ был изъят в установленном законом порядке за ранее допущенное нарушение пунктов Правил, лицо, не имевшее либо лишенное права управления соответствующим видом транспортного средства, а также лицо, обучающее вождению на учебном транспортном средстве с двойным управлением.

Под механическими транспортными средствами в статьях 264 и 264.1 УК РФ понимаются автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины.

Лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (например, велосипедами), и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по частям 1, 2 или 3 статьи 268 УК РФ.

(В пункт 2 внесены изменения в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.05.2016 г. №22)
(см. предыдущую редакцию)

3. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 264 УК РФ, судам следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в статье 264 УК РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Постановление пленума верховного суда по ст 264 ук рф

Малоярославецкий районный суд дает ответы на поступившие из Верховного Суда Российской Федерации вопросы:

1. Причинно-следственная связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности. При установлении причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями сложность представляют случаи, когда одно общественно опасное последствие наступает в результате нарушения специальных правил со стороны двух и более лиц. Причиной общественно опасных последствий может быть признано как одно нарушение определенного правила, так и множество нарушений в совокупности, допущенных со стороны двух и более лиц как одновременно, так и с различным промежутком во времени.

Если имеется практически одновременное нарушение специальных правил со стороны двух лиц, необходимо установить, чье именно нарушение стало причиной указанных в законе общественно опасных последствий, однако не исключается и возможность установления причинной связи названных последствий с нарушениями, допущенными несколькими лицами. Так, высший суд разъяснил, что, когда нарушения Правил дорожного движения были допущены двумя или более участниками дорожного движения, содеянное ими влечет уголовную ответственность по ст. 264 УК РФ, если их действия по управлению транспортным средством находились в причинной связи с наступившими последствиями.

Случаев, когда в дорожно-транспортном происшествии участвовали два и более лиц, управляющих транспортными средствами, а также когда лицу вменялось нарушение нескольких пунктов Правил дорожного движения — не имелось.

2. Примеров квалификации судом действий водителя транспортного средства, повлекших указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а в результате управления транспортным средством вне дороги — не имеется.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» разъясняет, что действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в статье 264 УК РФ последствия не в результате нарушения ПДД или эксплуатации транспортных средств, а при погрузке или разгрузке, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, а равно в результате управления автотранспортным средством вне дороги, должны квалифицироваться в зависимости от наступивших последствий и формы вины по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности либо за нарушение правил при производстве работ.

Таким образом, при данных разъяснениях о разграничении преступлений, совершенных в сфере дорожного движения, и случаев причинения вреда транспортными средствами в процессе выполнения различного вида работ, для правильной квалификации совершенного деяния определяющим обстоятельством считается установление того, нарушение каких именно правил — дорожного движения или иных — обусловило наступление последствий, предусмотренных уголовным законом. По мнению суда, указанный пункт постановления нуждается в уточнении.

3. Лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством РФ об административных правонарушениях, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств или психотропных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

Таким образом, с учетом указанных примечаний к ст. 264 УК РФ у судей не возникало трудностей при установлении факта употребления лицом, управляющим транспортным средством, веществ, вызывающих опьянение. Выводы об употреблении лицами, управляющими транспортным средствами, веществ, вызывающих опьянение проверяются судом на основании исследованных материалов дела, в том числе актов медицинского освидетельствования.

4. Случаев, когда суд признавал либо не признавал лицо находящимся в состоянии опьянения водителем транспортного средства, не выполнившим законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством РФ — не имеется.

Основанием для признания либо не признания лица скрывшегося с места происшествия находящимся в состоянии опьянения водителем транспортного средства, могут быть наличие свидетельских показаний либо показаний потерпевших, между которыми не было личных, неприязненных отношений, а также с учетом совокупности всех доказательств по конкретному уголовному делу. Кроме того, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» разъясняет, что судам следует иметь в виду, что при совершении преступлений, предусмотренных частями 2 , 4 , 6 статьи 264 и статьей 264.1 УК РФ, состояние опьянения устанавливается в соответствии с примечанием 2 к статье 264 УК РФ. В остальных случаях состояние лица может быть подтверждено как медицинскими документами, так и показаниями подсудимого, потерпевшего или иными доказательствами.

5. Вопросов о квалификации действий, подпадающих одновременно под признаки преступлений, предусмотренных частями 2, 3 или 6 статьи 264 и статей 264.1 УК РФ, не возникало. Совокупность преступлений в данном случае имеет место, если наступили последствия, указанные в ст. 264 УК РФ. В виду чего, деяние следует квалифицировать по ст. 264.1 и той части ст. 264 УК РФ, которая предусматривает ответственность за соответствующее последствие при условии нахождения водителя в состоянии опьянения ( ч. ч. 2 , 4 или 6 ) поскольку, ст. 264 УК РФ не охватывает полностью содеянное и требует квалификации по совокупности преступлений.

6. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьями 264 УК РФ, вопросы о необходимости квалификации указанных действий лица, управляющего транспортным средством в связи с выполнением работ или оказанием услуг потребителям, по совокупности со статьей 238 УК РФ, не возникали.

7. В практике суда за исследуемый период случаев, назначения наказания за преступления, предусмотренные статьей 264 УК РФ, с учетом указанных в статье 63 УК РФ обстоятельств, отягчающих наказание, не имелось.

8. У судей не возникало сложностей при решении вопросов о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 125 УК РФ, когда жизнь и здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате дорожно-транспортного происшествия. Так, при рассмотрении уголовного дела № 1-202/2015 г. в отношении А.В. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264, ст. 125 УК РФ, суд установил, что А.В. с места происшествия скрылся, не остановив транспортное средство на месте совершения дорожно-транспортного происшествия, и не сообщил в правоохранительные органы, заведомо оставив без помощи потерпевшую, находящуюся в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенную возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности. А.В. признан виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ — 2 года ограничения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 2 года; по ст. 125 УК РФ – 200 часов обязательных работ. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить А.В. наказание 2 года ограничения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 2 года. Приговор Малоярославецкого районного суда Калужской области от 29 октября 2015 года в отношении осужденного Г. изменен судом апелляционной инстанции, исключено дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерти человека, и оставление лицом, управляющим этим транспортным средством, потерпевшего от ДТП в опасном для жизни или здоровья состоянии может квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 264 и 125 УК РФ. Если лицо, управляющее транспортным средством, невиновно в нарушении правил дорожного движения, но жизнь и здоровье потерпевшего были поставлены под угрозу в результате происшествия с управляемой им машиной, то за невыполнение обязанности по оказанию помощи потерпевшему водитель также может нести ответственность по ст. 125 УК РФ.

9. При назначении лицу, виновному в совершении преступлений, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами у суда возникали некоторые сложности. При рассмотрении уголовного дела 1-202/2015 г. (п. 8 настоящей справки) суд не учел, что санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством лишь наряду с наказанием в виде лишения свободы. Подсудимый признан виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ -2 года ограничения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 2 года; по ст. 125 УК РФ – 200 часов обязательных работ. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено наказание 2 года ограничения свободы, с лишением права управления транспортными средствами на 2 года. Однако назначение такого дополнительного наказания наряду с основным наказанием в виде ограничения свободы санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ не предусматривает. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 74 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Таким образом суд, в нарушение указанных требований при назначении осужденному дополнительного наказания не мотивировал свои выводы и не сослался в приговоре на ч. 3 ст. 74 УК РФ в связи с чем, судом апелляционной инстанции, исключено дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством.

10. В практике суда при рассмотрении уголовных дел по статье 166 УК РФ возникали следующие вопросы: при рассмотрении уголовного дела № 1-120/2015 г. суд признал виновным К.Х.о в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ и назначил наказание с учетом правил ч. 5 ст. 62 УК РФ — 6 месяцев лишения свободы с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима. Тогда как на основании пункта 5 Постановления ГД ФС РФ от 24.04.2015 № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1946 годов» от наказания в виде лишения свободы освобождаются осужденные, неотбытая часть наказания которых на день окончания исполнения настоящего Постановления составляет менее одного года. Поскольку указанные требования распространялись на осужденного К.Х.о, а также отсутствуют сведения, препятствующие применению акта об амнистии в отношении него, суд апелляционной инстанции освободил его от назначенного наказания и освободил по данному уголовному делу из-под стражи в зале суда.

Иных вопросов, возникающих при рассмотрении уголовных дел по статье 166 УК РФ, не возникало.

Угон представляет собой неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения. Под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

При рассмотрении дел о хищении транспортного средства надлежит выяснять, какие исследованные в судебном заседании обстоятельства подтверждают умысел лица, совершившего завладение указанным транспортным средством, на обращение его в свою пользу или пользу других лиц. При установлении, что указанные неправомерные действия лица совершены лишь для поездки на угнанном автомобиле (транспортном средстве) или в иных целях без корыстных побуждений, содеянное при наличии к тому оснований подлежит правовой оценке как неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения по соответствующей части статьи 166 УК РФ, при условии, если такая квалификация содеянного не ухудшает его положение.

В тех случаях, когда лицо неправомерно завладело авто мобилем или другим транспортным средством, намереваясь впоследствии возвратить его владельцу за вознаграждение, действия его надлежит квалифицировать по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей ответственность за хищение. Если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, содеянное подлежит квалификации по статье 166 и соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за хищения. Завладение транспортным средством в целях последующего разукомплектования и присвоения его частей либо обращения транспортного средства в свою пользу или в пользу других лиц также подлежит квалификации как хищение.

11. В практике суда за анализируемый период не имеется квалификации действий лица как покушение на угон. Пункт 20 Постановления Пленума ВС РФ от 09 декабря 2008 г. № 25 разъясняет, что как покушение на угон транспортного средства без цели хищения следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения. Данный пункт раскрывает понятие неправомерного завладения чужим автомобилем или другим транспортным средством, определяет момент окончания данного преступления как момент начала движения автомобиля (отъезда) либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Так, в указанном постановлении момент окончания угона определен следующим образом: «Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось». Важным здесь является выделение двух моментов окончания преступления: момент отъезда, который свидетельствует, что транспортное средство угоняется путем использования возможностей самого транспорта, и момент передвижения с места, где транспортное средство находилось. Этот последний момент как раз охватывает ситуации, когда транспортное средство «угонялось» другими способами, без использования имманентно присущего ему потенциала. Таким образом, под отъездом либо перемещением транспортного средства с места понимается момент окончания преступления.

12,13. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне ( часть 4 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности и угрозу совершения перечисленных действий.

Если угон, совершенный с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлек по неосторожности например, смерть потерпевшего, то необходимо квалифицировать содеянное по совокупности преступлений. Угон, соединенный с убийством требует дополнительной квалификации и по ст. 105 УК РФ.

Случаев, когда применение насилия, опасного для жизни или здоровья, или угрозы применения такого насилия содеянное квалифицировалось только по части 4 статьи 166 УК РФ, а также по совокупности преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 166 УК РФ и статьями главы 16 УК РФ (преступления против жизни и здоровья), не имеется.

14. В п. 25 постановления Пленума от 09 декабря 2008 г. № 25 разъясняются основания для квалификации угона по признаку причинения особо крупного ущерба, который следует определять исходя из фактически понесенных владельцем расходов, связанных с ремонтом найденного автомобиля, в случае, если он поврежден во время угона. Если угнанное транспортное средство получило технические повреждения, исключающие возможность его восстановления и дальнейшей эксплуатации, размер причиненного ущерба следует исчислять исходя из его фактической стоимости на день совершения указанного преступления.

Случаев, когда лица осуждались по части 3 статьи 166 УК РФ, за исследуемый период, не имелось.

15. За исследуемый период иски о возмещении виновными в угоне автомобиля или иного транспортного средства, если угнанное транспортное средство не найдено, не рассматривались.

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.04.2015 N 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта «а» части второй статьи 166 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Кряжева», согласно которому, положения пунктов 1 и 2 статьи 1064 ГК Российской Федерации и пункта «а» части второй статьи 166 УК Российской Федерации признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 35 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 52 и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения в их нормативном единстве по смыслу, придаваемому им судебным толкованием, не позволяют обеспечить возмещение виновным в угоне автомобиля лицом имущественного вреда, причиненного собственнику этого автомобиля в связи с его угоном и последующей кражей, совершенной неустановленным лицом, принято судьями районного суда во внимание при вступлении его в законную силу со дня официального опубликования, не применялось.

16. В связи с рассмотрением дел исследуемой категории вопросов, касающихся: возвращения уголовных дел прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ; назначения и проведения судебных экспертиз; квалификации деяний; назначения наказания, не возникало.

17. Анализ судебной практики районного суда свидетельствует о том, что судьи при разрешении уголовных дел о преступлениях исследуемой категории, в основном, правильно применяют положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, руководствуясь при этом разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», который внес Верховный Суд РФ в 2008 году в ответ на возникающие у судов вопросы поскольку, Пленум Верховного суда уточнил позицию по уголовным делам и административному надзору

Пленум Верховного Суда РФ уточнил правовую позицию по судебной практике применения норм Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса РФ. В частности, определена новая позиция в делах об угонах транспортных средств, нарушении правил дорожного движения, кражах, грабежах и разбое, Уточнен порядок применения меры пресечения и рассмотрения судами жалоб подсудимых, потерпевших и других участников процесса. Утверждена новая позиция по административному надзору.

24 мая 2016 года состоялось заседание Пленума Верховного суда РФ, на котором судьи утвердили сразу несколько постановлений, уточняющих действующие разъяснения о практическом применении в судах норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Всего таких документов было принято три:

Каждое из постановлений уточняет определенные вопросы в уголовном праве. В частности, постановлением № 23 регламентирован порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу по отношению к подозреваемым и обвиняемым. В настоящее время суды зачастую злоупотребляют данной мерой пресечения, и число арестов растет из года в год. Так, за 2015 год было арестовано более 140 тысяч подозреваемых и обвиняемых в совершении различных преступлениях граждан.

При этом Верховный суд много раз ориентировал суды на то, что заключение под стражу является, скорее, избирательной, чем обязательной мерой пресечения. Однако суды не только арестовывают граждан, но и практически всегда удовлетворяют ходатайства прокуратуры и правоохранительных органов о продлении срока содержания граждан под стражей. Поэтому судьи посвятили этому вопросу целый раздел документа, в котором прямо указали, что решение о заключении подозреваемого или обвиняемого гражданина под стражу должно приниматься не только на основании сведений следствия о причастности данного лица к совершенному преступлению, но и на основании оценки, данной этим сведениям непосредственно судьей. В тексте документа сказано:

Некоторые судьи ВС РФ считают, что в настоящее время только небольшая часть из всех решений, вынесенных российскими судами о заключении граждан под стражу, соответствует всем требованиям закона. К примеру, в большинстве решений не соблюдены требования части 1 статьи 108 УПК РФ об указании в постановлении об избрании меры пресечения конкретных, фактических обстоятельств, на основании которых судья принял решение о заключении под стражу. В связи с этим в тексте постановления Пленума ВС РФ теперь прямо прописан запрет для избрания меры пресечения при отсутствии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ.

Кроме того, Верховный суд уточнил ряд положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». В соответствии с нормами статьи 125 УПК РФ, в суде могут быть обжалованы действия и решения должностных лиц, которые причиняют ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затрудняют доступ граждан к правосудию. Судьям пришлось указать, какие из решений и действий не могут быть обжалованы в порядке статьи 125 УПК РФ. В частности, не подлежат обжалованию:

  1. действия надзирающего прокурора,
  2. действия государственного обвинителя,
  3. действия начальника следственного изолятора.

Несогласие с действиями или решениями данных должностных лиц граждане могут выразить их вышестоящим органам. А в суде можно обжаловать непосредственно те решения и действия правоохранительных органов, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам либо затруднили доступ граждан к правосудию. Также в этом документе ВС РФ разъяснил, как правильно квалифицировать грабежи, разбой и кражи по статье 158 УК РФ.

Постановлением Пленума ВС РФ № 22 были внесены изменения в постановление Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения». Это потребовалось в связи с внесенными в законодательство поправками, направленными на ужесточение ответственности лиц, которые управляют транспортными средствами в состоянии опьянения. Судьям пришлось уточнить понятие механического транспортного средства, которое сформулировано для применения статьи 264 УК РФ и статьи 264.1 УК РФ. Под механическими транспортными средствами судьи решили понимать:

  • автомобили,
  • автобусы,
  • троллейбусы,
  • трамваи,
  • мотоциклы,
  • квадроциклы,
  • мопеды,
  • трактора,
  • самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины,
  • иные транспортные средства, на управление которыми предоставляется специальное право.

Такая трактовка отличается от сформулированной в самих ПДД, в которых механическими ТС признаются все транспортные средства, приводимые в движение двигателем. Также Пленум ВС РФ конкретизировал квалифицирующий признак места совершения преступления, при котором действия водителя, который совершил преступление, управляя автотранспортным средством вне дороги, можно было квалифицировать по таким статьям Уголовного кодекса, как статья 109 УК РФ “Причинение смерти по неосторожности”и статья 118 УК РФ “Причинение тяжкого вреда здоровья по неосторожности”. По ним ответственность значительно мягче, чем по статье 264 УК РФ “Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств” и статье 264.1 УК РФ “Нарушение ПДД лицом, подвергнутым административному наказанию”. Теперь все нарушители ПДД будут привлекаться к уголовной ответственности только по статьям, квалифицирующим именно это преступление.

В постановлении № 21 Пленум Верховного Суда РФ утвердил позицию по вопросу административного надзора. Судьи указали, что именно считать неисполнением поднадзорным лицом своей обязанности прибыть к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок, в соответствии со статьей 314.1 УК РФ. Нарушением такой обязанности является неприбытие лица к определенному месту пребывания и его неявка для постановки на учет в территориальном органе внутренних дел.

30.05.2016 Верховным судом Российской Федерации разъяснены вопросы, возникающие при рассмотрении уголовных дел о преступлениях по ст.264, ст.264.1 УК РФ.

Так, Верховным судом Российской Федерации указано, что под механическими транспортными средствами в ст.ст.264, 264.1 УК РФ понимаются автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно- строительные и иные самоходные машины.

При этом, лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (например, велосипедами), и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по ч.1, 2 или 3 ст.268 УК РФ.

Действия водителя транспортного средства, повлекшие указанные в ст.264 УК РФ последствия не в результате нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, а при ремонте транспортных средств, производстве погрузочно-разгрузочных, строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других работ, должны квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против жизни и здоровья либо за нарушение правил при производстве работ или требований охраны труда.

Обращено внимание судов на то, что водитель, не выполнивший законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, признается в соответствии с п.2 примечаний к ст.264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения, если направление на медицинское освидетельствование осуществлялось в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, и отказ от медицинского освидетельствования зафиксирован должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспорта, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование либо уполномоченным медицинским работником в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Кроме того, водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством.

При постановлении обвинительного приговора по ст.264 (ч.2 — 6) или по ст.264.1 УК РФ судам необходимо учитывать, что назначение виновному дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью является обязательным, в том числе, если к основному наказанию лицо осуждается условно. Неприменение такого дополнительного наказания допускается лишь при наличии условий, предусмотренных ст.64 УК РФ. Суд вправе назначить этот вид дополнительного наказания по ч.1 ст.264 УК РФ как осужденному к лишению свободы, так и осужденному к ограничению свободы, но со ссылкой на ч.3 ст.47 УК РФ. В приговоре надлежит конкретизировать, что осужденный лишается права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами.

Следует иметь в виду, что исходя из ст.47 УК РФ указанное дополнительное наказание может быть назначено как лицу, которому в установленном законом порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем или другим транспортным средством без соответствующего разрешения. При назначении виновному такого дополнительного наказания, как лишение права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами, суду надлежит информировать об этом соответствующее управление ГИБДД в субъекте Российской Федерации. Имеющееся в деле удостоверение на право управления транспортными средствами следует направить в это подразделение для исполнения приговора суда.

Если в ходе судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч.2, 4 или 6 ст.264 либо ст.264.1 УК РФ, будет установлено, что лицо в связи с этим правонарушением привлечено к административной ответственности по ч.1 или 3 ст.12.8 либо по ст.12.26 КоАП РФ, то суду следует направить уголовное дело прокурору на основании ст.237 УПК РФ, поскольку вступившее в законную силу и неотмененное решение о привлечении к административной ответственности лица за совершение тех же действий, которые вменены ему органами предварительного расследования (управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), является препятствием для вынесения приговора.

ВС РФ запретил судьям необоснованно заключать граждан под стражу

Фото: пресс-служба ВС РФ

Пленум ВС РФ на состоявшемся вчера заседании утвердил ряд документов, призванных актуализировать действующие разъяснения о применении судами уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Также судьи проголосовали за принятие обсуждавшегося ранее проекта постановления об административного надзоре. В частности, были приняты постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 21 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 314.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – постановление об административном надзоре), постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 22 «О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» (далее – постановлении о нарушении ПДД) и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 г. № 23 «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам» (далее – постановление по уголовным делам) 1 .

Судья ВС РФ Сергей Зеленин
Фото: пресс-служба ВС РФ

Так, судьи ВС РФ внесли уточнения в разъяснения законодательства по вопросам применения к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения, как заключение под стражу. По словам судьи ВС РФ Сергея Зеленина, несмотря на то, что ВС РФ неоднократно ориентировал суды на избирательное применение заключения под стражу, как исключительной меры пресечения, на практике число арестов подозреваемых и обвиняемых неуклонно растет и превысило в 2015 году уже 140 тыс. случаев. Также растет и количество удовлетворенных судами ходатайств о продлении содержания подозреваемых под стражей. По словам докладчика, не помогло переломить ситуацию и принятое ранее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление № 41). В связи с этим действующий документ было решено конкретизировать.

Пленум ВС РФ разъяснил, что решение о заключении обвиняемого под стражу должно быть не только подкреплено наличием у следователя сведений о причастности конкретного лица к совершенному преступлению, но и при этом судья должен подвергнуть соответствующей оценке представленные следователем сведения. «Оставление без проверки и оценки обоснованности представленных следствием сведений влечет отмену судебного решения о заключении лица под стражу», – говорится в новом постановлении (абз 4, 5 п. 3 постановления по уголовным делам). В этой связи Сергей Зеленин обратил внимание на тот факт, что только небольшая часть из числа вынесенных судьями решений о заключении под стражу соответствует всем требованиям закона. В частности, закон требует от судьи указать в своем постановлении конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял решение об избрании такой меры пресечения (ч. 1 ст. 108 УПК РФ). «Нередко судьи лишь ссылаются на наличие у органов следствия достаточных сведений о причастности лица к преступлению, не проверяя обоснованность подозрений», – выразил озабоченность судья. Одновременно Пленум ВС РФ принял решение усилить формулировки Постановления № 41, внеся в абз. 2 п. 3 положение о том, что при отсутствии предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу не могут быть избраны и иные меры пресечения (абз. 10 п. 3 постановления по уголовным делам).

Также были уточнены некоторые положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 1). Сергей Зеленин объяснил внесение правок, в первую очередь, высокой нагрузкой на суды в связи с необходимостью рассмотрения жалоб, нередко не имеющих отношения к осуществлению правосудия, поступающих в суды в ходе предварительно расследования по уголовным делам. «Начиная с момент введения в действие УПК РФ в 2002 году, ежегодно удовлетворялось в среднем более 1/4 от общего числа поданных в порядке ст. 125 УПК РФ жалоб. Со временем количество подаваемых жалоб увеличилось в 2,5 раза, а доля удовлетворенных жалоб снизилась до 6%. Это связано с тем, что практика идет по пути чрезмерно расширительного толкования требований закона, определяющих какие именно действия и решения должностных лиц, подлежат судебному обжалованию. Это привело не только к неоправданному увеличению нагрузки на суды, но и опасность втягивания суда посредством применения ст. 125 УПК РФ в осуществление несвойственных ему функций. По существу это процессуальное руководство расследованием, что несовместимо с функцией суда по объективному осуществлению правосудия», – рассказывает судья. Напомним, в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ в суде могут быть обжалованы действия и решения должностных лиц, причиняющие ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затрудняющие доступ граждан к правосудию.

В связи с этим в документе были изложены и систематизированы те решения и действия должностных лиц, которые не подлежат обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ. Так, согласно новой редакции п. 3 Постановления № 1, не подлежат обжалованию, в частности, действия надзирающего прокурора или государственного обвинителя, начальника следственного изолятора (абз. 7 п. 2 постановления по уголовным делам). Разъяснено, что если лицо не согласно с реакцией прокурора или руководителя следственного органа на поданную им жалобу, то обжаловать следует не сам отказ в удовлетворении жалобы этими должностными лицами, а непосредственно те действия и решения правоохранительных органов, которые причинили ущерб конституционным правам и свободам, либо затруднили доступ граждан к правосудию (абз. 8 п. 2 постановления по уголовным делам). Конкретизированы были и иные границы реализации права на обжалование действий должностных лиц.

Судьи ВС РФ уточнили также условия, позволяющие квалифицировать кражу по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, как совершенную из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. Так, постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дополнится п. 23.1, согласно которому квалифицированный состав образуется только при условии, что потерпевший в момент преступного посягательства был жив. Причем иные особенности состояния потерпевшего, такие, как сон, опьянение, состояние здоровья, значения для квалификации этого преступного деяния не имеют.

Cудья ВС РФ Николай Дубовик
Фото: пресс-служба ВС РФ

Вследствие изменения законодательства и ужесточением ответственности в отношении лиц, управляющих транспортными средствами в состоянии опьянения, Пленум ВС РФ решил внести изменения в постановление Пленума ВС РФ от 9 декабря 2008 года № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» (далее – Постановление № 25). Как отметил судья ВС РФ Николай Дубовик, совершенствование правоприменения по делам о нарушении ПДД как никогда актуально. Так, в 2015 году, в результате 159 943 произошедших ДТП, на дорогах страны погибло 19 011 человек и получили различные травмы 207 985 человек. За 4 месяца 2016 года уже было совершено 37 861 ДТП, в которых погибли 4008 человек и 503 076 человек пострадали. Причем за полгода действия нормы, установившей ответственность за повторное совершение ДТП в состоянии опьянения уже осуждено 18 987 лиц (ст. 264.1 УК РФ). Судьи ВС РФ уточнили содержание абз. 2 п. 2 Постановления № 25, в котором содержится определение механического транспортного средства, сформулированное в целях применения ст. 264 и 264.1 УК РФ.

Напомним, указанные нормы предусматривают ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Так, под механическими транспортными средствами предлагается понимать автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины (абз. 2 подб. «б» п. 2 постановления о нарушении ПДД). Таким образом, предложенная формулировка предусматривает более узкий перечень механических транспортных средств, по сравнению с ПДД, где в качестве последних признается любое транспортное средство, приводимое в движение двигателем (абз. 16 п. 1.2 Постановления Совета Министров – Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 «О правилах дорожного движения»).

Кроме того, из п. 4 Постановления № 25 был исключен признак места совершения преступления, который позволял квалифицировать действия водителя, управлявшего автотранспортным средством вне дороги, по другим статьям УК РФ, в зависимости от наступивших последствий. По словам Николая Дубовика, санкции ст. 109 и 118 УК РФ, которые устанавливают ответственность за преступления против жизни и здоровья, оказались значительно мягче, чем санкции ч. 2, ч. 4 и ч. 6 ст. 264 УК РФ, и это может повлечь назначение виновному лицу явно несправедливого наказания. Теперь судьи будут привлекать нарушителей ПДД к уголовной ответственности исключительно по ст. 264 и 264.1 УК РФ (п. 4 постановления о нарушении ПДД).

Также судьи определили порядок доказывание факта нахождения лица в состоянии опьянения. Так, состояние алкогольного опьянения водителя может быть установлено только в результате его медицинского освидетельствования, а наличие в организме наркотических средств или психотропных веществ – только по результатам химико-токсикологических исследований или по результатам судебной экспертизы (абз. 2 п. 8 постановления о нарушении ПДД). То есть это обстоятельство невозможно установить с помощью, например, свидетельских показаний.

Помимо прочего Пленум ВС РФ проголосовал вчера за принятие постановления об административном надзоре. Напомним, проект этого документа судьи ВС РФ обсуждали двумя неделями ранее. Текст итогового варианта документа, по сравнению с предложенным проектом, за исключением ряда моментов практически не изменился.

Так, судьи определились с вариантом решения вопроса о том, что именно считать неисполнением поднадзорным лицом своей обязанности прибыть к избранному им месту жительства или пребывания в определенный администрацией исправительного учреждения срок (ч. 1 ст. 314.1 УК РФ). Установлено, что нарушением данной обязанности следует считать собственно неприбытие лица к месту пребывание и его неявку для постановки на учет в орган внутренних дел (п. 4 постановления об административном надзоре). В то же время был исключен п. 13 проекта постановления, согласно которому предлагалось запретить судьям, установившим над лицом административный надзор или принимавшим решение о применении к нему административного наказания, повлекшего к последующему его привлечению к уголовной ответственности, решать вопрос о вине поднадзорного в совершении преступления, предусмотренного ст. 314.1 УК РФ. Предполагалось, что такие судьи уже не могут считаться беспристрастными.