Смягчающие обстоятельства алкогольное опьянение

Статья 63 УК РФ. Обстоятельства, отягчающие наказание (действующая редакция)

1. Отягчающими обстоятельствами признаются:

а) рецидив преступлений;

б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;

в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

г) особо активная роль в совершении преступления;

д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

е.1) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

ж) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;

и) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;

к) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;

л) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках, в условиях вооруженного конфликта или военных действий;

м) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;

н) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти;

о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел;

п) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней), а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней);

р) совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

1.1. Судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

2. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Судить, как трезвого

Главная причина: алкогольный туман в голове никак не повлиял на преступление. Человек варил наркотики и занялся бы этим в любом случае, даже будучи в трезвом уме и ясной памяти. Хотя трезвым при таком занятии он также вряд ли остался бы.

Само решение Московский областной суд включил в свежий обзор судебной практики. Ведь пример важный. Он дает понять, какими критериями должны руководствоваться суды, решая, прибавить или нет наказание пьяному преступнику.

В советские времена считалось аксиомой, что за преступление по пьяной лавочке положено наказывать строже. Фразу «состояние алкогольного опьянения является отягчающим обстоятельством» знал назубок чуть ли не каждый советский гражданин. Формулировка настолько въелась в сознание, что многие обыватели и не заметили, как после распада Советского Союза она исчезла из Уголовного кодекса. А между тем долгое время этого правила в российском законе не было.

Несколько лет назад разгорелись жаркие споры, возвращать такую норму или нет. Как рассказывают правоведы, по данным исследований, треть преступлений в нашей стране совершается гражданами, находящимися в пьяном виде.

Масса людей у нас сидит именно за бытовые преступления: выпил, избил близкого, сел надолго. Тем не менее среди ученых-юристов нет согласия в том, стоит ли считать градус отягчающим обстоятельством. Да и в мире существуют разные подходы. Где-то опьянение даже признают смягчающим фактором. Мол, люди ведь не ведают, что творят, это практически аффект. Историки говорят, когда-то такое правило существовало и у нас. Однако этот вариант в наших условиях грозил бы катастрофическими последствиями.

Кто-то из экспертов считал правильным действовавший после отмены «алкогольной надбавки» подход, когда человека судят по делам его, а не выпитым стопкам. У такой точки зрения тоже немало сторонников в правовом мире. С другой стороны, иной выпивоха знает, что под градусом становится буйным, но все равно берется за рюмку — за это стоит добавить наказание, если, не дай бог, что случится. Такое мнение тоже сильно в обществе.

Поэтому в итоге было принято компромиссное решение. Теперь по закону состояние алкогольного опьянения может считаться отягчающим обстоятельством. Но окончательное решение — на усмотрение судьи. Судья обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также личность подсудимого, и каждый раз мотивировать свое решение.

В данном деле некий житель Подмосковья, который значится в обзоре как К., связался с плохой компанией, производившей наркотики. После того как на эту компанию вышли правоохранители, К. не стал запираться, активно помог следствию. Суд учел это и назначил наказание — 8 лет лишения свободы.

Причем отягчающим наказание обстоятельством суд признал совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств и психотропных веществ.

«Однако суд каких-либо данных, указывающих на то, что состояние опьянения способствовало совершению К. преступления, в приговоре не привел, и выводы о признании данного обстоятельства отягчающим наказание никак не мотивировал», поэтому наказание было немного смягчено.

Еще одно отягчающее обстоятельство?

Госдума приняла в первом чтении законопроект, относящий алкогольное или наркотическое опьянение к отягчающим обстоятельствам при расследовании уголовных дел и вынесении приговора. Поможет ли данная мера уменьшить количество преступлений, совершаемых под действием алкоголя и наркотиков, или имеющиеся оговорки опять сделают из закона дуршлаг?

Результирующая часть документа — поправка к ст.63 УК РФ, как раз и содержащей перечень вышеуказанных «отягчающих обстоятельств». Теперь 18-й абзац части первой этой статьи будет гласить: «Судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ».

Можно заметить, что проблема опьянения в контексте совершенных преступлений в разных странах и культурах решалась и решается далеко не однозначно. Например, в исламских странах, где Коран категорически запрещает употребление — как хмельных напитков, так и наркотиков, напившиеся (или «обкурившиеся») граждане мусульманского вероисповедания считаются преступниками, даже если ничего другого противоправного ими не совершено. А уж если они в таком состоянии нарушили местный Уголовный Кодекс еще и по другим статьям — битьем плетьми и несколькими месяцами тюремного заключения им точно не отделаться, и никакого снисхождения, как для части трезвых правонарушителей, им ждать не приходиться.

Во многих же англоязычных странах, начиная с Великобритании, добровольное опьянение, наоборот, может служить смягчающим обстоятельством. Сходное отношение существовало и в дореволюционной России. Так, хрестоматийным стал пример террориста Петра Карповича, получившего за убийство министра просвещения Николая Боголепова в 1901 году вместо ожидаемой смертной казни всего 20 лет каторги — на основании собственного заявления, что он был в момент преступления пьян. Впрочем, спустя всего 6 лет убийца, которого пожалела российская Фемида по причине его опьянения, вышел по амнистии на свободу — и даже принимал участие в подготовке покушения на царя, которое, впрочем, не удалось.

Советская традиция уголовного права, значительная часть принципов которой перешла и в современный российский УК, относилась к алкогольному и наркотическому опьянению достаточно нейтрально. Статья 23-я Уголовного Кодекса РСФСР (от 1960 года) и гласила: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других веществ, не освобождается от уголовной ответственности». А в современной редакции УК эти слова выглядит так: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения … подлежит уголовной ответственности».

Фактически, обе эти формулировки говорят лишь о том, что опьянение не может считаться смягчающим обстоятельством — но отягчающим считаться не может тоже. Весьма важный акцент — на тот случай, если преступники, кого-то убившие, ограбившие или изнасиловавшие, начнут оправдываться: «Да я ж так напился — что ничего не помню, как же я могу отвечать за свои поступки, это ж не я сделал, а водка проклятая!»

Увы, статистика МВД, приводимая в сопроводительных документах к законопроекту, выдвинутому Министерством Юстиции РФ, безжалостно свидетельствует о том, что количество таких «не знающих, что творят» в стране с каждым годом все возрастает. Так, в 2011 году в состоянии алкогольного опьянения было совершено 263,2 тысячи преступлений — на 11процентов больше, чем годом ранее. Число преступлений в состоянии наркотического опьянения в годовом выражении прибавилось на 27,4 процента до 18,8 тысячи. В первом полугодии 2012 года количество таких преступлений увеличилось на 16,9 процента (152,8 тысячи) и 33,2 процента (12,4 тысячи) соответственно.

Одним словом, позволить себе роскошь и дальше толерантно относиться к преступникам, находившимся под властью зеленого змия (или наркотической дури) ни законодатели, ни общество в целом уже не могут. А объяснения: «Я не виноват, потому что был пьян», по сути, мало чем отличаются от скажем, «я не виноват, что у меня в руке был пистолет, из которого я и убил человека». Да, не будь пистолета — убийства бы не произошло. Но кто заставлял виновника брать в руки оружие — если не он сам? Точно также, никто ж насильно не вливает в рот любителям Бахуса хмельные напитки, а ловцам глюков — вожделенные колеса.

Кстати, в уголовном праве, вне рамок ст.63 УК РФ относительно отягчающих обстоятельств уже есть пример того, как алкоголь или наркотики могут значительно ухудшить участь употребляющих их преступников. В частности, речь идет о расследовании дел о дорожно-транспортных происшествиях — в которых фраза «пьяный за рулем — преступник» является не только популярным оборотом речи, за ней стоят вполне определенные увеличенные штрафы и сроки заключения.

Также давно присутствует в административном законодательстве статья 4.3. КоАП «Обстоятельства, отягчающие административную ответственность». Ее п.6 части первой как раз и относит к ним «совершение административного правонарушения в состоянии опьянения».

Таким образом, Госдума, по сути, не сделала ничего особо революционного — просто привела в соответствие базовые нормы Уголовного и Административного кодексов. Инициативу парламентариев можно было бы однозначно приветствовать — если бы не одна маленькая деталь. Как и в КоАП, так теперь и в УК РФ опьянение будет считаться отягчающим обстоятельством не однозначно — а на усмотрение судьи. Авторы изменений апеллируют на этот счет к статье 17 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Свобода оценки доказательств», гласящей о том, что «судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью».

Нет слов — совесть и внутреннее убеждение — вещи очень хорошие. При условии, конечно, что они являются атрибутом поголовно кристально чистых и думающих лишь о торжестве закона служителей Фемиды. Но, право, в обстановке, когда те же юристы нередко пеняют на слишком уж большое число судей, принимающих заведомо неправосудные решения, при очень «тугом» механизме привлечения их за это к ответственности — такая «свобода выбора» может привести к самому настоящему «избирательному правосудию». Которое в общем, можно назвать правосудием лишь с очень большой натяжкой.

Так или иначе, но введение новой нормы, считающей опьянение отягощающим обстоятельством, в любом случае послужит сдерживающим фактором в отношении тех граждан, которые относятся к своим поступкам на фоне полученного искусственного веселья недопустимо легковесно. А в случае халатности в этом смысле у них может появиться очень много времени для того, чтобы отучиться от губительной привычки — за тюремной решеткой.

Читайте самое актуальное в рубрике «Происшествия»

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Приговор отрезвит

Правда, принцип «пьяному — больше» не будет обязательным. Каждый раз судья должен будет решить отдельно, обращать внимание на градусы подсудимого или нет. Закон дает человеку в мантии право выбора: признавать или нет нетрезвое состояние в момент преступления отягчающим обстоятельством. Если да, наказание будет строже. Если нет, осудят как трезвого.

В советские времена считалось аксиомой, что за преступление по пьяной лавочке положено наказывать строже. Фразу «состояние алкогольного опьянения является отягчающим обстоятельством» знал назубок чуть ли не каждый советский гражданин. Формулировка настолько въелась в сознание, что многие обыватели и не заметили ее исчезновение из Уголовного кодекса. А между тем такой нормы в законе нет. Точнее — не было до сих пор.

Вернуть частично старые порядки предложило Министерство юстиции России, которое еще в начале нынешнего года провело общественное обсуждение данного проекта. Однако разговоры не были долгими: вскоре документ поступил в Госдуму. В парламенте документ также не залежался, так что промежуток от официальной идеи до закона получился небольшим. Как рассказывают правоведы, по данным исследований, треть преступлений в нашей стране совершается гражданами, находящимися в пьяном состоянии. Согласно статистике, приведенной в пояснительной записке к документу, в 2011 году в состоянии алкогольного опьянения было совершено 263,2 тысячи преступлений, а наркотического — 18,8 тысячи. В 2012 году количество преступлений, совершенных нетрезвыми гражданами, возросло. Масса людей у нас сидит именно за бытовые преступления: выпил, избил близкого, сел надолго.

За шесть месяцев 2013 года за умышленное причинение в пьяном виде тяжкого вреда здоровью другого человека было осуждено почти 10 тысяч граждан. Еще более 3 тысяч человек были осуждены за пьяные убийства. Судя по статистике, две трети изнасилований совершается именно пьяными людьми. За полгода по статье «изнасилование» были осуждены 1 тысяча 394 человека, из них 925 осужденных совершили насилие в пьяном виде. Из 28 человек, получивших за первые шесть месяцев нынешнего года пожизненное лишение свободы, 15 человек сотворили ужасное, будучи пьяными.

Тем не менее среди ученых-юристов нет согласия в том, стоит ли считать градус отягчающим обстоятельством. Да и в мире существуют разные подходы. Где-то опьянение даже признают смягчающим фактором. Мол, люди ведь не ведают, что творят, это практически аффект. Историки говорят, когда-то такое правило существовало и у нас. Однако этот вариант в наших условиях грозил бы катастрофическими последствиями.

Кто-то из экспертов считает правильным действовавший до сего дня подход, когда человека судят по делам его, а не выпитым стопкам. У такой точки зрения тоже немало сторонников в правовом мире. С другой стороны, иной выпивоха знает, что под градусом становится буйным, но все равно берется за рюмку — за это стоит добавить наказание, если, не дай бог, что случится. Такое мнение тоже сильно в обществе. Поэтому закон вводит своего рода компромиссный вариант.

«Законом предусмотрено, что судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ», — рассказывают авторы документа.

По словам экспертов, данный подход соответствует уже существующему правовому механизму, закрепленному в Кодексе об административных правонарушениях. Там обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается совершение правонарушения в состоянии опьянения. При этом судья, орган, должностное лицо, назначающие административное наказание, в зависимости от характера совершенного правонарушения могут не признать данное обстоятельство отягчающим.

Надо подчеркнуть, что хотя разработало документ министерство юстиции, на возвращении алкогольного правила настаивали многие правоохранительные ведомства. «Впервые с 1996 года в Уголовный кодекс России возвращается такое отягчающее обстоятельство, как совершение преступления в состоянии опьянения, — пояснил в свое время первый заместитель председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Виктор Пинский. — С инициативой внести такую поправку выступило правительство, вместе с Верховным судом России, ФСБ, полицией, наркоконтролем». Он пояснил, что в каждом конкретном случае судья должен будет мотивировать свое решение. «Я считаю это правильным, потому что это поможет избежать судейских ошибок, — сказал Виктор Пинский. — Судья обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также личность подсудимого».

Алкогольное опьянение как отягчающее обстоятельство

Федеральным законом от 21.10.2013 № 270-ФЗ «О внесении изменения в статью 63 Уголовного кодекса Российской Федерации» статья 63 Уголовного кодекса РФ дополнена новым отягчающим обстоятельством: совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которое судья (суд) теперь может признать (а может и не признать) отягчающим обстоятельством в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного.

Введение указанного новшества в Уголовный кодекс Российской Федерации обусловлено увеличением совершения преступлений лицами, находящимися в состоянии алкогольного и наркотического опьянения либо под воздействием одурманивающих средств.

Вместе с тем, статья 23 Уголовного кодекса РФ устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного и иного опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Таким образом, лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного и иного опьянения, не вправе рассчитывать на снисхождение при назначении наказания.

Учитывая, что каждому третьему правонарушению сопутствует алкогольное опьянение, значительное количество преступлений в состоянии алкогольного опьянения совершают подростки, а число автодорожных происшествий с участием нетрезвых водителей возрастает, нельзя допустить, чтобы количество совершаемых преступлений в состоянии опьянения увеличивалось.

Поскольку состояние опьянения не всегда оказывает влияние на общественную опасность преступления, и, следовательно, не может рассматриваться в качестве универсального отягчающего наказание обстоятельства суду, назначающему наказание, предоставлено право самостоятельно определять необходимость признания совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим обстоятельством.

В соответствии со статьей 60 Уголовного кодекса РФ при назначении наказания за совершенное преступление учитываются характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Поэтому в случае признания судом отягчающим обстоятельством состояния опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, виновное в совершении преступления лицо понесет более строгое уголовное наказание, сообщил помощник прокурора И. Смагин.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ В СОСТОЯНИИ ОПЬЯНЕНИЯ

Статья 23 Уголовного кодека Российской Федерации закрепляет общее положение о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Таким образом, законодатель устанавливает равную обязанность лиц, совершивших преступление, нести уголовную ответственность вне зависимости от характера опьянения (алкогольное, наркотическое, токсическое) и степени опьянения (легкая, средняя, тяжелая).

Вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, и о влиянии этого обстоятельства на смягчение или ужесточение наказания в науке уголовного права относится к дискуссионным. И в первую очередь проблема касается соотношения понятия «состояние опьянения» и понятий «вменяемость», «невменяемость» и «ограниченная вменяемость», что связано с воздействием алкоголя, наркотиков и других одурманивающих веществ на сознание и волю человека.

Лица, совершающие преступление в состоянии опьянения, зачастую именно этим состоянием оправдывают свое поведение, ссылаясь не невозможность адекватно оценивать обстановку и адекватно реагировать на происходящее, что, по мнению некоторых авторов, дает основания ставить вопрос о невменяемости или ограниченной вменяемости. Например, Н. Г. Иванов относит состояние опьянения к психическим аномалиям и приходит к выводу, что ст. 23 УК РФ является специальной по отношению к ст. 22 УК РФ, т. е. признает состояние опьянения специальным случаем ограниченной вменяемости(1). По мнению авторов одного из учебников по уголовному праву, под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств. Если авторы признают, что состояние опьянения характеризуется, в том числе, и психическими расстройствами, то признают и наличие медицинского критерия невменяемости и ограниченной вменяемости, что является предпосылкой признания лица, совершившего общественно опасное деяние, невменяемым либо ограниченно вменяемым.

Напомним, что невменяемым признается лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Лицо, совершившее преступление в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности (ст. 21 УК РФ).

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности, но психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания (ст. 22 УК РФ).

Таким образом, только наличие указанных в уголовном законе психических аномалий (медицинский критерий) и связанной

с этими аномалиями полной или частичной неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (юридический (психологический) критерий) в их совокупности может свидетельствовать о невменяемости или ограниченной вменяемости.

Состояние простого алкогольного, наркотического или токсического опьянения не признается психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, в чем солидарны большинство юристов и психиатров, которые вместе с тем отмечают, что состояние опьянения, в зависимости от степени опьянения, оказывает воздействие на нормальное течение психических процессов, дезорганизует процесс возбуждения и торможения, а также влияет на способность адекватно реагировать на события. Поведение лица в состоянии опьянения зависит не только от дозы употребленных психоактивных веществ, но и от воспитания, культурного уровня, привычек, физиологических особенностей организма и т. д., что является одной из причин, не позволяющих отнести состояние опьянения к болезненным состояниям психики(1).

Что касается юридического (психологического) критерия невменяемости или ограниченной вменяемости, то в большинстве случаев лицо, совершающее преступление в состоянии опьянения, сохраняет способность руководить своими действиями (бездействием).

Поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, зачастую нелогично, на первый взгляд безмотивно, часто цинично и жестоко, что позволяет поставить под сомнение психическое здоровье субъекта и его способность руководить своим поведением. И только комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, чаще стационарная, способна сделать вывод о наличии или отсутствии медицинского и юридического критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, К. нанесла малолетней дочери множественные ножевые колото-резаные ранения в жизненно важные органы: шею, живот, спину, бедра. Утверждения К., что в силу опьянения она не контролировала свои действия и что телесные повреждения могла причинить дочери по неосторожности, тщательно проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы у К. действительно выявлены признаки расстройства личности, вызванного употреблением алкоголя. Однако такое состояние не лишало ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими(2).

Специалисты в области психиатрии отмечают, что в состоянии простого алкогольного опьянения либо наркотического или токсического опьянения в непсихотической форме имеет место лишь количественное усиление эмоционально-волевых проявлений без развития качественно иных психотических расстройств (бред, галлюцинации, расстроенное сознание). Поэтому простое алкогольное опьянение (в отличие от патологического), равно как и непсихотическое наркотическое и токсическое опьянение не может рассматриваться в аспекте критериев невменяемости(3). Даже в тех случаях, когда при совершении преступления в состоянии опьянения лицо было неспособно в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо было неспособно в полной мере руководить ими, причиной может являться обычное опьянение, возникшее в результате употребления алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ.

Таким образом, объективной предпосылкой уголовной ответственности лица, находящегося в состоянии опьянения, служит общественная опасность совершенного им деяния, а субъективной предпосылкой — отсутствие психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики.

Вместе с тем психоактивные вещества способны вызвать психические и поведенческие расстройства, тяжесть которых колеблется от временного состояния опьянения до выраженных психотических нарушений и приобретенного слабоумия (деменции)(1). Под опьянением в ст. 23 УК РФ имеется в виду состояние, не достигшее степени временного или постоянного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики, — обычное физиологическое опьянение. Поэтому нельзя утверждать, что лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии опьянения, абсолютно во всех случаях подлежит уголовной ответственности.

Во-первых, существует группа психических расстройств, причиной которых служит интоксикация организма токсичными веществами, в том числе алкоголем, наркотиками и другими одурманивающими веществами (например, алкогольный психоз — алкогольный делирий (белая горячка), алкогольный галлюциноз, алкогольный параноиз (бред преследования), алкогольный бред ревности, алкогольные энцефалопатии.(2)

Так, И., пребывая в состоянии наркотического опьянения, на почве расстройства психики, ошибочно воспринимая своих близких родственников как враждебно настроенных по отношению к нему лиц, взял на кухне нож и совершил по отношению к ним запрещенные уголовным законом деяния.

На основании выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы суд установил, что И. в момент совершения общественно опасных деяний находился в состоянии временного психического расстройства в форме острой интоксикации, вызванной употреблением психотропных веществ, и не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими(3) .

Во-вторых, при наличии у человека сопутствующей психической патологии либо определенных личностных и характерологических черт алкогольное опьянение может принимать следующие формы:

дисфорический вариант — даже при легкой степени опьянения на место эйфории приходят подавленность, склонность к агрессии, придирчивость, аффективная вязкость — черты более тяжелых стадий опьянения. Встречается, как правило, после черепно-мозговых травм, у лиц с психопатиями, на поздних стадиях алкоголизма;

параноидный вариант — наблюдается подозрительность к окружающим, мнительность, неадекватность в толковании поступков и высказываний окружающих. Встречается при шизофрении, шизоидной психопатии;

гебефренический вариант — наблюдается дурашливость, буйство и тому подобное. Встречается у подростков и при латентных шизофренических расстройствах;

истерический вариант — демонстративные попытки самоубийства, имитация сумасшествия. Наблюдается у лиц с истероидной психопатией(4). Наличие сопутствующих психических аномалий требует психолого-психиатри-ческого исследования, а выводы экспертизы могут свидетельствовать о наличии признаков невменяемости или ограниченной вменяемости.

Так, Волков И. и Волков А. признаны виновными в совершении убийства своего отца группой лиц, с особой жестокостью. Из заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы следует, что у Волкова И. обнаруживается органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии, вследствие чего в период совершения инкриминируемого ему деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, но это не исключает его вменяемость. На основании ст. 22

УК РФ Волков И. был признан лицом, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемость(1).

Следовательно, состояние опьянения лица в момент совершения им общественно опасного деяния не исключает признание такого лица находящимся в состоянии невменяемости или ограниченной вменяемости и освобождение его от уголовной ответственности либо применение положений ст. 22 УК РФ, но только в случае установления как медицинского, так и юридического (психологического) критериев невменяемости или ограниченной вменяемости.

Статья 23 УК РФ лишь презюмирует, что лица, совершившие преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежат уголовной ответственности, но не отвечает на вопрос о том, должно ли это обстоятельство оставаться нейтральным при назначении наказания либо учитываться в качестве смягчающего или отягчающего наказание обстоятельства.

Источники российского права свидетельствуют об отсутствии последовательности в оценке влияния состояния опьянения на уголовную ответственность в различные исторические периоды. Так, в соответствии со ст. 69 главы XXI (Указ о корчмах) Соборного Уложения 1649 г. наказание за убийство, совершенное «неумышлением, в драке пьяным делом», наказывалось битьем кнутом, тогда как «убийство в умышлении» — смертной казнью(2). Но уже в Артикуле воинском 1715 г. заметна тенденция к признанию состояния опьянения отягчающим обстоятельством: «Когда кто пьян напьется и в пьянстве своем что злаго учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощения получил, но по вине вящшею жестокостью наказан быть имеет»(3). Своеобразный подход к значению состояния опьянения при назначении наказания мы видим в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно ст. 112 главы I «О наказании по мере большей или меньшей умышленности преступления» состояние опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, требующим максимальной меры наказания, но только в том случае, если виновный привел себя в такое состояние именно с намерением совершить преступление. В противном случае состояние опьянения рассматривалось как нейтральное обстоятельство, а в некоторых случаях и как смягчающее наказание обстоятельство. Например, оскорбление государя императора, даже заочное, каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторгу на срок от пяти до шести лет, но если это деяние совершено «в пьянстве, без преднамеренного на то умысла», то виновный приговаривался к заключению в смирительном доме на время от шести месяцев до одного года(4).

Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. не содержал специальной нормы, регламентирующей уголовную ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, но в ст. 17, говорящей о невменяемости, содержалось указание на то, что действие данной статьи не распространяется на лиц, которые привели себя в состояние опьянения для совершения преступления. Ученые советского периода отмечали, что применение данной нормы на практике показало неоднозначное ее толкование: в ряде случаев лица, совершившие преступление в состояние алкогольного опьянения, признавались невменяемыми на том основании, что привели себя в такое состояние не в целях совершения преступления(5). Более четкое отношение законодателя к оценке значения алкогольного опьянения для уголовной ответственности отражено в примечании к ст. 11 Уголовного кодекса РСФСР 1929 г., содержащей признаки невменяемости, — действие статьи не распространялось на лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Но наличие данного законодательного положения не в самостоятельной норме, а в

примечании к норме о невменяемости порождало теоретические предположения о том, что состояние опьянения может содержать и медицинский, и юридический критерии невменяемости, но образует исключение из общего правила. Что же касается влияния состояния опьянения на наказание, то данное обстоятельство не упоминается ни среди отягчающих, ни среди смягчающих обстоятельств.

Впервые самостоятельная норма об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, была сформулирована в УК РСФСР 1960 г., статья 12 которого гласила, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, не освобождается от уголовной ответственности. Несколько иная редакция ст. 23 УК РФ не меняет сути данного положения, но в целях однозначного толкования указывает на различные виды опьянения: алкогольное, наркотическое и токсическое. Вместе с тем существенно отличается подход к влиянию состояния опьянения на наказание виновного. Если по УК РСФСР 1960 г. совершение преступления в состоянии опьянения признавалось отягчающим обстоятельством, но за судом закреплялось право в зависимости от характера преступления не признать это обстоятельство отягчающим ответственность, то в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, введенной Федеральным законом от 21 октября 2013 г. № 270-ФЗ, судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Таким образом, если в соответствии с требованиями УК РСФСР 1960 г. состояние опьянения, как правило, признавалось отягчающим обстоятельством и только в некоторых случаях при наличии соответствующих оснований могло таковым не признаваться, то по УК РФ состояние опьянения при совершении преступления может быть признано отягчающим наказание обстоятельством только при особых условиях, указанных в законе. Причем суд в обязательном порядке должен в приговоре привести конкретные основания, почему в данном случае совершение преступления в состоянии опьянения надлежит признать обстоятельством, отягчающим наказание.

На практике применение ч. 1.1 ст. 63 УК РФ вызывает серьезные затруднения, обусловленные непониманием того, каким образом характер и степень общественной опасности совершенного в состоянии опьянения преступления может повлиять на признание данного обстоятельства отягчающим наказание; какие обстоятельства совершенного преступления и какие черты личности виновного должны учитываться при решении этого вопроса. И самое главное, как соотносятся положения ч. 1.1 ст. 63 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.

В соответствии с общими началами назначения наказания при назначении наказания должны учитываться характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи — критерии индивидуализации наказания. Употребление слов «в том числе» свидетельствует о соотношении характера и степени общественной опасности и личности виновного, с одной стороны, и смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств — с другой, как целого и части. Следовательно, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, а также совокупность данных, характеризующих личность виновного, не исчерпываются законодательными перечнями смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вместе с тем, устанавливая возможность признания совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим обстоятельством и предлагая делать это с учетом характера и степени опасности совершенного преступления, обстоятельств совершения преступления (которые, в общем-то, и определяют степень опасности содеянного и уже нашли свое отражение в перечне отягчающих наказание обстоятельств) и личности виновного, законодатель фактически предлагает обращаться к тем критериям индивидуализации наказания, которые указаны в ч. 3 ст. 60 УК РФ. В связи с этим закономерно

возникает вопрос о целесообразности дополнения ст. 63 УК РФ новым обстоятельством, отягчающим наказание.

Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, строго ограничен. Как указывает Л. Л. Кругликов, включение какого-либо обстоятельства в перечень отягчающих либо смягчающих наказание обстоятельств должно соответствовать определенным требованиям: нехарактерность обстоятельства для большинства преступных деяний и значительность влияния на наказание(1). Анализируя критерии включения конкретного обстоятельства в законодательные перечни, О. А. Мясников обращает внимание на типичность обстоятельств (возможность их существования в более или менее широком круге преступлений), обязательность влияния (безусловность влияния) на меру наказания во всех случаях, когда оно в наличии, независимо от конкретных особенностей преступного деяния и личности виновного, и строго определенная направленность влияния (указанное в перечне обстоятельство способно при совершении любых преступлений либо только повышать, либо только снижать общественную опасность и наказание)(2). Еще одним обязательным условием включения какого-либо обстоятельства в перечни является непроизводность данного обстоятельства от иных существующих в законодательных перечнях, что означает, что новое обстоятельство не должно быть конкретизацией уже существующего. Только совокупность указанных признаков дает основания законодательного признания конкретного обстоятельства отягчающим наказание.

Применительно к отягчающему наказание обстоятельству «совершение преступления в состоянии опьянения» очевидно отсутствие совокупности необходимых требований. Если состояние опьянения относится к достаточно широко распространенным явлениям при совершении преступлений против личности и ряда других преступлений, то условность его применения свидетельствует о необязательности для суда учета этого признака при назначении наказания. Возможны ситуации, когда нахождение лица в момент совершения преступления в состоянии опьянения может быть отнесено к смягчающему наказание либо к нейтральному обстоятельству (например, совершение преступления хотя и в состоянии опьянение, но возникшего в результате обманного введения психоактивного вещества в организм человека). Следовательно, во всех случаях решение вопроса о влиянии состояния опьянения на меру наказания относится к усмотрению суда.

Кроме того, в соответствии с законодательной формулировкой обстоятельство, указанное в п. 1.1 ст. 63 УК РФ, может быть признано отягчающим наказание в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного. Все обстоятельства, уже указанные в ч. 1 ст. 63 УК РФ, свидетельствуют либо о повышенной общественной опасности деяния, либо о повышенной опасности лица, совершившего преступление, т. е. учтены в законе, что может привести к излишнему учету отягчающих обстоятельств судом при назначении наказания и, как следствие, нарушению принципа справедливости. Например, признание состояния опьянения отягчающим наказание обстоятельством в связи с совершением разбоя в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ), и одновременный учет в качестве отягчающего обстоятельства (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Представляется целесообразным исключить из текса ст. 63 УК РФ часть 1.1 и учитывать факт совершения преступления в состоянии опьянения в рамках критериев индивидуализации наказания, указанных в ч. 3 ст. 60 УК РФ. При этом влияние данного обстоятельства на меру наказания должно базироваться на исследовании конкретной ситуации, связанной с употреблением алкоголя, наркотиков или других одурманивающих веществ, и роли опьянения в механизме преступного поведения.