Статей 37 ук рф

Статей 37 ук рф

(в ред. Федерального закона от 14.03.2002 N 29-ФЗ)

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.
(часть 2.1 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
(часть третья в ред. Федерального закона от 27.07.2006 N 153-ФЗ)

Комментарий к статье 37 УК РФ.

1. Необходимая оборона от общественно опасных посягательств — естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепленное законом. Реализация этого права служит одним из средств борьбы с преступностью. Регламентируя институт необходимой обороны, законодатель стремится обеспечить права обороняющегося от общественно опасного посягательства для того, чтобы стимулировать его на подобные действия и оградить от возможного необоснованного привлечения к ответственности, в частности за превышение пределов необходимой обороны. Именно эту цель преследовали изменения, внесенные в комментируемую статью Федеральными законами от 14.03.2002 N 29-ФЗ «О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации» и от 08.12.2003 N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» .
———————————
СЗ РФ. 2002. N 11. Ст. 1021.
СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

2. В новой редакции ч. 1 комментируемой статьи подчеркивается правомерность защиты от общественно опасного посягательства любыми средствами и с причинением нападающему любого вреда, вплоть до лишения его жизни, если нападение с его стороны создавало опасность для жизни обороняющегося или другого лица. При этом посягательство может уже сопровождаться применением насилия, опасного для жизни, либо создавать угрозу непосредственного применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица.
Опасность для жизни обороняющегося или другого лица должна быть объективно существующей. Если же опасность для жизни объективно не существовала, но оборонявшийся добросовестно заблуждался и имел основание полагать о наличии подобной опасности, такое заблуждение дает основание для прекращения уголовного преследования в силу отсутствия вины.
3. При защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, возможен эксцесс обороны, называемый в законе превышением пределов необходимой обороны.
Закон (ч. 2 комментируемой статьи) определяет превышение пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. В этой формуле сделан акцент на умышленно преступный характер деяния («умышленное действие», «явное несоответствие»), являющегося превышением пределов необходимой обороны. Как известно, умышленным преступлением деяние признается лишь тогда, когда лицо осознавало не просто фактическую сторону своего деяния и последствия, но и общественную опасность деяния. Следовательно, уголовно наказуемое превышение пределов необходимой обороны имеет место в случаях, когда в момент пресечения посягательства (не сопряженного с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия) обороняющийся понимал неправильность своих действий, осознавал со всей очевидностью, что мог данное посягательство пресечь (именно пресечь, а не убежать, спрятаться, обратиться за помощью), используя другие средства и методы защиты, причиняя посягающему вред, значительно меньший, чем тот, который он фактически причинил. В этом случае к желанию защититься как бы присоединяется желание расправиться с посягающим лицом, причинить ему такой вред, который необходимостью отражения посягательства не вызывался. Именно такое субъективное представление обороняющегося должно быть установлено при признании его виновным в превышении пределов необходимой обороны. Ряд важных, подлежащих учету обстоятельств при установлении наличия или отсутствия превышения пределов необходимой обороны подчеркнут в п. 8 и 9 Постановления Пленума ВС СССР от 16.08.84 N 14. Несмотря на изменения законодательства эти положения сохранили свою значимость.
Надо иметь в виду, что лишение жизни посягающего лица может быть признано не превышающим пределы необходимой обороны и в некоторых случаях совершения посягательств, не сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия. Например, не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина убивает насильника, защищаясь от его посягательства, или лицо, которого преступник хочет лишить зрения, также убивает нападавшего.
4. Часть 2.1, включенная в комментируемую статью Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ, подчеркивает умышленный характер превышения пределов необходимой обороны, что не будет иметь места, если обороняющееся лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения в случаях, когда оно было неожиданным, внезапным.
5. Закон подчеркивает равное право на необходимую оборону для всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.
В ст. 24 Закона о милиции указано, что «на деятельность сотрудника милиции распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством» . В то же время обеспечение правопорядка и пресечение преступлений — это служебная обязанность сотрудника милиции, в связи с чем он в случаях и порядке, предусмотренных ст. 12 — 16 Закона о милиции, может применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Соответствующие обязанности по пресечению преступлений с правом применения физической силы, специальных средств и оружия возложены также: на военнослужащих внутренних войск (ст. 24 — 29 Федерального закона от 06.02.97 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (в ред. от 20.06.2000) ); сотрудников органов федеральной службы безопасности (ст. 14 Федерального закона от 03.04.95 N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (в ред. от 30.06.2003) ); сотрудников федеральных органов государственной охраны (ст. 24 — 27 Федерального закона от 27.05.96 N 57-ФЗ «О государственной охране» (в ред. от 18.07.97) ); частных охранников и детективов (ст. 16 — 18 Закона РФ от 11.03.92 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 10.01.2003) ) и др. Признавая за этими лицами такое же право на необходимую оборону, как и у других граждан, следует отметить, что их профессиональная подготовка, специальные навыки, психологическая готовность к возможным столкновениям с правонарушителями и другие подобные качества будут приниматься во внимание при установлении возможного эксцесса обороны.
———————————
См. также: БВС РФ. 1998. N 1. С. 8 — 9.
СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711; 2000. N 26. Ст. 2730.
СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269; РГ. 2003. 1 июля.
СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594; 1997. N 29. Ст. 3502.
Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 888; СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 167.

Так, в Таможенном кодексе, признающем право должностных лиц таможенных органов при пресечении правонарушений, задержании лиц, совершивших правонарушение, и ряде других случаев (ст. 415 — 417) применять физическую силу, специальные средства и оружие, оговариваются определенные условия для этого и подчеркивается, что «при применении физической силы, специальных средств или оружия в зависимости от характера и степени опасности правонарушения, а также степени оказываемого противодействия должностные лица таможенных органов обязаны исходить из того, что ущерб, причиненный при устранении опасности, должен быть минимальным» (п. 3 ст. 414).
6. УК предусматривает уголовную ответственность только за убийство (ч. 1 ст. 108) и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (ст. 114 УК; нужно, однако, отметить, что название указанной статьи охватывает более широкий круг деяний, чем следует из диспозиции ее ч. 1). Следовательно, позиция законодателя заключается в том, что причинение вреда средней тяжести или легкого вреда здоровью лица, совершающего общественно опасное посягательство на личность, права обороняющегося или других лиц, интересы общества или государства, никогда не могут рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны, поскольку в таких случаях не будет явного несоответствия защиты и причиненного вреда характеру и степени общественной опасности посягательства.
Если в результате превышения пределов необходимой обороны потерпевшему лицу причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть, содеянное также следует квалифицировать по ч. 1 ст. 114 УК (см. п. 10 Постановления Пленума ВС СССР от 16.08.84 N 14).

Статья 37. Необходимая оборона

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к Ст. 37 УК РФ

1. Право на необходимую оборону от общественно опасных (т.е. преступных) посягательств — естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепляемое законом в качестве одного из средств противодействия преступности. Согласно Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2), каждый имеет право на жизнь (ч. 1 ст. 20) и вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45). Вместе с тем осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17).

Посредством определения в законе оснований и пределов правомерности этого уникального, существующего только в уголовном праве, института реализуется поощрительная функция уголовного закона, направленная на стимулирование граждан к активному противодействию незаконным попыткам нарушить их права. Сравнительно новые положения комментируемой статьи призваны в первую очередь расширить правоприменительный потенциал данной нормы посредством предоставления большей свободы гражданину при обороне от преступных посягательств.

2. В ч. 1 ст. 37 УК регулируются условия правомерности защиты от преступного посягательства, сопряженного с применением наиболее крайних средств насилия, опасных для жизни, либо угрозой непосредственного применения такого насилия к обороняющемуся лицу или лицам, а также иным объектам уголовно-правовой охраны. Если такое посягательство было реальным, наличным действительным (не мнимым), обороняющемуся лицу законом дано право действовать с использованием любых средств и орудий, направленных на оборону, с законным правом на причинение нападающему любого вреда, вплоть до лишения его жизни . При этом закон не предусматривает каких-либо ограничений по соблюдению правил соразмерности средств защиты и средств нападения, что обусловливает невозможность квалифицировать в таких случаях деяние как совершенное при превышении пределов необходимой обороны. Такое положение соответствует ст. ст. 2 и 7 УК. Субъективным условием (основанием) правомерности такого поведения, исходя из принципа виновного причинения (ст. 5 УК), является указанная в законе позитивная цель защиты охраняемых интересов личности, общества или государства от преступного посягательства.
———————————
БВС РФ. 2004. N 2. С. 16 — 17.

Главным основанием правомерности обороны является объективный характер возникшей опасности для жизни обороняющегося или другого лица.

Такая объективная (реальная) опасность должна заключаться в конкретном деянии лица, которое в момент совершения создавало риск для жизни обороняющегося или другого лица. Не является преступлением причинение вреда только посягающему лицу и лишь при защите от общественно опасного посягательства . О наличии такого посягательства и степени его опасности для объекта посягательства могут свидетельствовать, в частности: причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.) (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).
———————————
См.: Определение КС РФ от 28.05.2009 N 587-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Галкина Игоря Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьей 37 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В свою очередь, непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Основным критерием непреступного поведения обороняющегося является непосредственное причинение вреда нападавшему лицу в результате совершения им общественно опасного посягательства. В этой связи не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но заведомо для лица, причинившего вред, в силу малозначительности не представлявших общественной опасности (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

3. При защите от менее интенсивного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия условием правомерности обороны является ее соразмерность: в силу ч. 2 ст. 37 УК меры обороны должны соответствовать характеру и опасности посягательства. Ряд важных, подлежащих не механическому, а индивидуальному учету обстоятельств при решении вопросов о соразмерности, о наличии или отсутствии превышения пределов необходимой обороны раскрываются в действующем Постановлении Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19.

4. Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению, если при этом не были превышены ее пределы (см. ст. 1066 ГК).

5. Часть 2 комментируемой статьи законодательно определяет превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) только как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Умышленным преступление признается лишь тогда, когда лицо осознавало не просто фактическую сторону своего деяния и последствия, но и общественную опасность совершаемого деяния. Следовательно, уголовно наказуемое превышение пределов необходимой обороны может иметь место в случаях, когда в момент пресечения посягательства (не сопряженного с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой его применения) обороняющийся понимал незаконность своих действий, осознавал, что мог данное посягательство пресечь, используя другие средства и методы защиты и причиняя посягающему значительно меньший вред, чем тот, который фактически наступил. Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

Кроме этого, таким посягательством является совершение и иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК, которые, хотя и не сопряжены с насилием, однако, с учетом их содержания, могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относятся, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения.

При этом следует иметь в виду, что состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства, т.е. с того момента, когда посягающее лицо готово перейти к совершению соответствующего деяния. Суду необходимо установить, что у обороняющегося имелись основания для вывода о том, что имеет место реальная угроза посягательства (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

Не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства. Такие действия не могут рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны, ввиду отсутствия признаков противоправности деяния и явного несоответствия защиты и причиненного вреда характеру и степени опасности посягательства.

6. Указанные составы преступлений, являясь привилегированными и потому специальными, подлежат применению при конкуренции с общими составами об ответственности за аналогичные последствия (см. ч. 3 ст. 17 УК).

Так, убийство (общее понятие которого дается в ч. 1 ст. 105 УК как умышленное деяние) не должно расцениваться по квалифицирующим признакам, предусмотренным п. п. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК, а также по признаку особой жестокости (в частности, ввиду множественности ранений, в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны (см. п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Следует иметь в виду, что уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, т.е. когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, повлекшее по неосторожности смерть посягавшего лица, надлежит квалифицировать только по ч. 1 ст. 114 УК (см. Постановление Пленума ВС РФ от 27.09.2012 N 19).

Причинение смерти посягающему субъекту может быть признано соразмерным, т.е. не превышающим пределы необходимой обороны, и при посягательствах, не сопряженных с опасностью для жизни обороняющегося или другого лица. Например, не является превышением пределов необходимой обороны убийство женщиной насильника в процессе защиты от его посягательств или причинение смерти нападавшему, который намеревался лишить обороняющегося зрения, т.е. причинить тяжкий вред здоровью.

7. Часть 2.1, детализируя положения ч. ч. 1, 2, определяет правомерность обороны и, следовательно, отсутствие состава преступления, в случае если обороняющееся лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения, когда оно было неожиданным, внезапным.

При таких обстоятельствах объективно причиненный вред не может быть квалифицирован как по ст. 108 УК (об убийстве при превышении пределов необходимой обороны), так и по ст. 109 УК (о причинении смерти по неосторожности) .
———————————
Об этом, см., например: Определение ВС РФ от 20.06.2006 N 93-Д06-8.

Максимальные санкции указанных привилегированных составов преступлений (до двух лет лишения свободы) одинаковы и свидетельствуют об их отнесении к преступлениям небольшой тяжести (ст. 15 УК).

8. Правила о необходимой обороне в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их качеств, характеристик и возможностей, от профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, что закреплено в ч. 3 комментируемой статьи. Так, в ряде законов о статусе специальных субъектов правоохранительных органов, в нормативных актах иной отраслевой принадлежности содержатся указания о том, что на деятельность указанных лиц распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством . Однако данные предписания не создают новых обстоятельств, исключающих преступность деяния, а вопрос о правомерности причиненного вреда в подобных случаях подлежит разрешению исключительно на основе норм УК.
———————————
См., например: ст. ст. 18 — 24 Закона о полиции, ст. ст. 24 — 29 Федерального закона от 06.02.1997 N 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (в ред. от 05.04.2011) // СЗ РФ. 1997. N 6. Ст. 711; 2000. N 26. Ст. 2730; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452; N 45. Ст. 5418; 2007. N 45. Ст. 5418; 2009. N 48. Ст. 5717; 2010. N 52 (ч. 1). Ст. 6992; 2011. N 7. Ст. 901; N 15. Ст. 2019; ст. ст. 13, 14 Федерального закона от 03.04.1995 N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» (в ред. от 08.12.2011) // СЗ РФ. 1995. N 15. Ст. 1269; 2000. N 1 (ч. 1). Ст. 9; 2003. N 2. Ст. 156; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2006. N 17 (ч. 1). Ст. 1779; N 31 (ч. 1). Ст. 3452; 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6235; 2010. N 31. Ст. 4207; N 42. Ст. 5297; 2011. N 1. Ст. 32; N 29. Ст. 4282; РГ. 2011. N 159; СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7366; ст. ст. 24 — 27 Федерального закона от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране» (в ред. от 08.12.2011) // СЗ РФ. 1996. N 22. Ст. 2594; 1997. N 29. Ст. 3502; 2011. N 50. Ст. 7366; ст. ст. 16 — 18 Закона РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 27.12.2009) // Ведомости РФ. 1992. N 17. Ст. 888; СЗ РФ. 2003. N 2. Ст. 167; 2006. N 30. Ст. 3294; 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6227; 2009. N 48. Ст. 5717; ст. 22 Федерального закона от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2006. N 11. Ст. 1146; и др.

При этом профессиональная подготовка специальных субъектов, их особые навыки могут влиять на установление возможного эксцесса обороны. В частности, необходимо принимать во внимание служебно-нормативные предписания о том, что при пресечении правонарушений, задержании лиц, совершивших правонарушение, применении физической силы, специальных средств или оружия в зависимости от характера и степени опасности правонарушения, а также интенсивности оказываемого противодействия должностные лица обязаны исходить из того, что причиненный при устранении опасности ущерб должен быть минимальным.

9. Состояние необходимой обороны может возникать при выполнении специальными субъектами, в частности военнослужащими, особых обязанностей: при несении специальной службы (караульной, пограничной), по охране общественного порядка, боевого дежурства, патрулировании и др. Военнослужащий при несении указанных видов службы обязан защищать соответствующие объекты, для чего наделяется необходимыми правами, вплоть до применения оружия. Отражая возможные посягательства, военнослужащий действует в состоянии необходимой обороны. В то же время оборонительные действия совершаются в порядке исполнения специальных обязанностей службы, регулируемых законами, воинскими уставами и другими военно-правовыми актами. Уклонение от выполнения их требований об охране соответствующих объектов при определенных условиях могут образовывать состав того или иного воинского (ст. ст. 340 — 344 УК) или должностного преступления (ст. ст. 285 — 286 УК) .
———————————
Подробнее см.: Военно-уголовное право: Учебник / Под ред. Х.М. Ахметшина, О.К. Зателепина. М., 2008; Военно-уголовное законодательство РФ: Научно-практ. комментарий / Под ред. Н.А. Петухова. М., 2004.

От превышения пределов необходимой обороны следует отличать случаи неправомерного применения оружия командиром (начальником) в отношении подчиненного, когда начальник не находится в состоянии необходимой обороны и отсутствуют условия, при наличии которых воинские уставы наделяют его правом применения оружия, а также случаи, когда командиры (начальники) внутренних войск, участвующих в охране общественного порядка, отдают подчиненным приказы на применение специальных средств или оружия также при отсутствии законных к тому оснований. Действия соответствующих начальников в подобных случаях образуют превышение должностных полномочий (ст. 286 УК).

Применение оружия военнослужащим, несущим специальную службу (охрана общественного порядка и др.), при отсутствии условий необходимой обороны и в нарушение требований нормативных актов следует квалифицировать как нарушение правил несения специальной службы (см. ст. ст. 340 — 344 УК).

10. Нарушение условий правомерности институтов, предусмотренных настоящей главой, является обстоятельством, смягчающим наказание (п. п. «е», «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.