Статья ук рк убийство

Наказание за умышленное убийство (К. Шаухаров, судья Верховного Суда РК)

судья Верховного Суда РК

Согласно первой статье Конституции РК Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы, поэтому еще раз хотелось бы обратиться к теме назначения наказания за умышленное убийство.

Если читатель помнит, к этой теме автор частично уже обращался в статье «Убийство несовершеннолетнего. Некоторые проблемы применения норм УК» (журнал «Заңгер» № 8, август 2013 года), но хотелось бы рассмотреть вопрос о наказании за умышленное убийство более подробно.

Как мы знаем, жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное, благо, представляющее основополагающую социальную ценность. При этом следует учесть, что при совершении преступлений против жизни наступают последствия, которые не поддаются восстановлению или возмещению — утрата жизни необратима.

Нужно также подчеркнуть особую общественную опасность преступлений против жизни.

Видовым объектом этого преступления являются жизнь и здоровье человека, понимаемые в биологическом смысле.

В последние годы особая опасность преступлений против жизни обуславливается также неблагоприятными тенденциями в их динамике и низкими показателями раскрываемости.

Когда мы говорим о наказании убийц, тут могут быть разные мнения, но сам факт того, что одного человека другой человек лишил самого ценного, что есть в этом мире — возможности жить, должно настраивать лицо, обладающее правом наказывать за совершение данного вида преступления, на более серьезный и взвешенный подход.

Так, например, М. Шамшен за убийство в 2012 году 17-летнего потерпевшего был осужден к 10 годам лишения свободы. Несогласный с таким приговором отец несовершеннолетнего потерпевшего в своем ходатайстве в надзорную коллегию указал, что по Конституции РК высшими ценностями в государстве являются человек, его жизнь, права и свободы, поэтому и наказание за убийство несовершеннолетнего должно быть соответствующим деянию, жестким и справедливым.

Также он указал, что осужденный не раскаялся в содеянном, не признал себя виновным, не возместил ни моральный, ни материальный вред, в связи с чем он заслуживает наказания в виде 15 лет лишения свободы.

Конечно, мы должны понять состояние отца потерпевшего и то, какая боль причинена ему в связи с потерей сына, этой невосполнимой утратой, и он вправе требовать справедливого, с его точки зрения, наказания.

Исходя из того факта, что судьей работаю не один десяток лет, и видя, какое наказание за умышленное убийство сегодня назначают суды, посчитал необходимым сделать небольшой сравнительный анализ назначения наказания за это преступление.

Для того чтобы полнее раскрыть тему, необходимо провести анализ тех изменений, которые произошли в УК (статья «Умышленное убийство») с принятием Уголовного кодекса РК в 1997 году.

В Уголовном кодексе Казахской ССР статья «умышленное убийство» до 1998 года предусматривала за простое убийство наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет и за квалифицированное убийство наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет и смертную казнь. С введением новой редакции УК с 1998 года статья «Умышленное убийство» стала предусматривать за простое убийство наказание в виде лишения свободы от 6 до 15 лет и за квалифицированное убийство наказание в виде лишения свободы от 10 до 20 лет, смертную казнь и пожизненное лишение свободы. 10 июля 2009 года смертная казнь из санкции статьи была исключена.

Уголовный кодекс редакции 1997 года сохранил квалифицирующие признаки умышленного убийства:

а) из хулиганских побуждений;

б) с особой жестокостью;

в) способом, опасным для жизни многих людей;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) двух или более лиц;

е) лицом, ранее совершившим убийство.

С изменениями и дополнениями перенесены в новый кодекс такие квалифицирующие признаки умышленного убийства, как:

а) из корыстных побуждений, а равно по найму;

б) лица или его близких, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности либо выполнением профессионального или общественного долга;

в) совершенное с целью скрыть другое преступление либо облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

г) по мотиву социальной, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести.

Исключен такой квалифицирующий признак умышленного убийства, как совершенное особо опасным рецидивистом.

В новой редакции УК появились новые квалифицирующие признаки умышленного убийства, такие, как:

а) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

б) совершенное организованной группой;

в) совершенное с целью использования органов или тканей потерпевшего.

В новом УК в статье «Умышленное убийство» в последующем появились такие квалифицирующие признаки, как:

а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору;

б) сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

в) заведомо несовершеннолетнего лица.

Если обратиться к данным статистики, то они показывают, что в 2012 году по сравнению с 2011 годом увеличилось назначение наказания в виде лишения свободы за умышленное убийство от 6 до 8 лет с 20,5 процента до 27,7 процента, и в то же время уменьшилось: наказание от 12 до 15 лет на 4,7 процента, наказание от 15 до 20 лет на 2,6 процента, наказание свыше 20 лет на 0,7 процента (Уголовный кодекс при совокупности преступлений или приговоров допускает наказание свыше 20 лет лишения свободы).

То есть за умышленное убийство увеличилось предусмотренное санкцией статьи минимальное наказание и уменьшилось назначение наказания от 12 лет и выше.

Наказаний в виде лишения свободы от 8 до 15 лет за квалифицированное умышленное убийство в 2012 году по сравнению с 1985 годом уменьшилось на 15,6 процента, а пожизненного лишения свободы (смертной казни) уменьшилось с 65 до 9 процентов (при этом следует помнить, что 15 лет лишения свободы — это максимальное наказание в 1985 году).

Рассматривая дела об умышленных убийствах в порядке надзора, начинаешь думать, когда же все-таки произошла переоценка ценностей, и почему мы стали таким образом оценивать жизнь человека. Иногда меня посещает мысль: не подтолкнуло ли к этому принятие нового УК в 1997 году.

И такая мысль появляется, когда, например, читаешь приговор Акмолинского областного суда от 12 октября 2000 года, которым И. Баронг, 1969 года рождения, был осужден по ст. 96 ч. 1 УК к 8 годам лишения свободы. Умышленное убийство потерпевшего им было совершено в состоянии алкогольного опьянения во время совместного употребления спиртных напитков, когда в ходе ссоры им были нанесены удары по голове потерпевшего металлической трубой, металлическим чайником в область лица, а также руками и ногами, от которых потерпевший скончался на месте совершения преступления.

Такое же положение по осужденному 21 декабря 2012 года А. Трофимову, который был осужден СМУС Костанайской области по ч. 1 ст. 96 УК к 8 годам лишения свободы. Тогда как за подобное преступление ранее не судимый 32-летний С. Горбузов 25 февраля 1987 года Карагандинским областным судом был осужден к 10 годам лишения свободы.

Хотелось бы на примерах из судебной практики показать, как из года в год после принятия нового Уголовного кодекса смягчалось наказание лицам, совершившим умышленное убийство, а порой наказание было даже мягче, чем наказание, назначаемое за умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ст. 103 ч. 3 УК).

Так, ранее не судимый 33-летний А. Недугов за умышленное убийство с особой жестокостью потерпевшей Т. Барышевой в состоянии алкогольного опьянения был приговорен к 12 годам лишения свободы, при этом суд учел поведение обвиняемого, раскаяние в содеянном (приговор Карагандинского областного суда от 6 декабря 1985 года).

45-летний В. Озолин за умышленное убийство из хулиганских побуждений в состоянии алкогольного опьянения был приговорен 22 января 1985 года к 13 годам лишения свободы, при этом суд учел положительную характеристику, первую судимость, состояние его здоровья (Целиноградский областной суд).

Приговором Атырауского областного суда от 16 марта 2000 года ранее не судимый 18-летний К. Кумкенбаев за убийство из хулиганских побуждений одного лица, совершенное в ноябре 1999 года, был приговорен по п. «и» ч. 2 ст. 96 УК к 13 годам лишения свободы. При этом суд установил, что по делу отягчающие ответственность обстоятельства отсутствуют.

За подобное преступление М. Шамшен по ст. 96 ч. 2 п. «о» УК, как было указано ранее, был приговорен к 10 годам лишения свободы (приговор Западно-Казахстанского областного суда от 25 декабря 2012 года).

Вот примеры того, когда за нанесение умышленного тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, назначается наказание как за умышленное убийство.

Так, ранее не судимый 25-летний Р. Помилко по ст. 103 ч. 3 УК был осужден к 9 годам лишения свободы (приговор Атбасарского районного суда Акмолинской области от 20 сентября 2012 года).

Наряду с этим имеются факты, когда судьи при определении наказания за умышленное убийство, совершенное родственниками в отношении родственников (близких родственников), были более снисходительны, чем в отношении других лиц, хотя факт совершения убийства в отношении близкого человека говорит о повышенной опасности виновного для общества и о его моральной ущербности.

Таким примером может служить дело К. Есергепова, который за умышленное убийство младшего брата ножом, в ходе совместного распития спиртных напитков, был осужден по ст. 96 ч. 1 УК к 7 годам лишения свободы (приговор СМУС Алматинской области от 16 ноября 2012 года).

Такое же положение прослеживается и по делам, где подобные лица осуждаются по ст. 103 ч. 3 УК.

Ряд вопросов возникает к судам, когда они назначают наказание за умышленное убийство, где потерпевшими становятся несколько лиц.

Так, за умышленное убийство двух лиц с разбоем суды определяют наказание в пределах 20-21 года (приговор СМУС Южно-Казахстанской области от 30 мая 2013 года).

Ранее неоднократно судимый, в том числе и за нанесение умышленного тяжкого вреда здоровью, 29-летний особо опасный рецидивист Д. Ананьев за умышленное убийство двух лиц из корыстных побуждений, в том числе одного из них, находящегося в беспомощном состоянии в силу престарелого возраста, был осужден 23 мая 2013 года к 17 годам лишения свободы (приговор СМУС Восточно-Казахстанской области).

25-летний А. Ахмедов за умышленное убийство трех лиц: 67-летней бабушки, находящийся в беспомощном состоянии в силу престарелого возраста, и двух женщин — родных теток, находясь в состоянии алкогольного опьянения, был осужден 30 июля 2013 года к 20 годам лишения свободы (приговор СМУС Южно-Казахстанской области).

Ранее судимый за тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте 24-летний Р. Ким за умышленное убийство в состоянии алкогольного опьянения трех лиц и покушение на умышленное убийство еще одного потерпевшего был приговорен к 25 годам лишения свободы (приговор СМУС Восточно-Казахстанской области от 24 октября 2013 года).

А если обратиться к 80-90-м годам прошлого столетия и посмотреть, как к таким преступникам относилось общество и суды в то время, то вырисовывается следующая картина.

Так, приговором Гурьевского областного суда от 24 июля 1983 года ранее не судимый 35-летний А. по ст.ст. 106 ч. 1, 116, 101 ч. 4, 88 ч. 1 п.п. «г, е» УК КазССР был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. При этом суд учел, что он совершил тяжкое преступление в состоянии алкогольного опьянения в отношении малолетней потерпевшей, использовав ее беспомощное состояние, изнасиловал ее в извращенной форме, затем, проявив жестокость и безжалостность, закопал ее в землю живьем, что привело к тяжким последствиям. Совершенное им преступление чуждо нашему образу жизни и представляет повышенную опасность для общества, а сам осужденный как личность полностью деградировал.

Приговором было установлено, что А. при каждой встрече с В. Меньшиковой стал принуждать ее к вступлению в брак, при этом он угрожал ей, что если она откажется, то ей будет плохо. Но Меньшикова отказывалась принять его предложение. Тогда А. с целью заставить Меньшикову вступить с ним в брак похитил ее пятилетнюю дочь Л. Горбунову. Затем он, оставив девочку в степи, вернулся к Меньшиковой, которая искала свою дочь, и вновь предложил ей вступить в брак и уехать вместе с ним, если дочь дорога ей. На что Меньшикова вновь ответила отказом. После чего А. вернулся в степь, где оставил девочку, и используя ее беспомощное состояние, изнасиловал ее, совершив с ней половой акт в извращенной форме, при этом разорвал анальное отверстие. Затем, совершил умышленное убийство потерпевшей, сопряженное с особой жестокостью, путем закапывания ее в землю живьем. В результате этого девочка скончалась. Преступление было совершено в апреле 1982 года.

Приговором Южно-Казахстанского областного суда от 1 марта 1994 года ранее не судимый 25-летний А. осужден по ст.ст. 88 ч. 1 п. «а», 134 ч. 3, 176, 202 ч. 1, 203 ч. 3 УК КазССР за убийство одного лица к исключительной мере наказания — расстрелу. При этом суд учел его особо активную роль, что он являлся участником организованной преступной группы, что он в течение длительного времени занимался нападениями на граждан, в результате убийства остались без отца четверо детей.

Приговором Южно-Казахстанского областного суда от 14 апреля 1999 года ранее не судимый 30-летний С. осужден по ст.ст. 96 ч. 2 п.п. «а, в, д, к» УК к исключительной мере наказания — расстрелу.

При этом суд учел его особо активную роль, что он являлся хроническим алкоголиком, имел отрицательную характеристику, наличие особо тяжких последствий, отсутствие смягчающих вину и ответственность обстоятельств.

Судом было установлено, что он 3 июля 1998 года в ходе ссоры совершил убийство жены Алтолқын с особой жестокостью на глазах собственных детей: дочери М., 05.02.1990 года рождения, и сына Б., 02.09.1992 года рождения. После чего совершил убийство с особой жестокостью своей дочери М. на глазах у младшего брата, после чего убил и его.

Сегодня за подобные преступления суд может определить лишь пожизненное лишение свободы.

Эти примеры, особенно последний из них, я привел для того, чтобы коснуться в этой статье еще одной, интересующей граждан республики проблемы, которая связана с отменой смертной казни.

Как мы знаем, согласно п. 2 ст. 15 Конституции РК, смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей.

В мире отсутствует однозначное толкование понятия «террор». Когда убийца совершает массовое истребление людей или уничтожает целое подразделение, несущее охрану государственной границы, или убивает людей, ставших случайными свидетелями действий экстремистов или террористов, а иногда истребляет полностью семью, а семья — это ячейка общества, без нее нет государства, почему в подобных случаях действия этих лиц нельзя признать террористическими?

Думаю, что назрела необходимость в некоторых случаях права определения, являются ли те или иные действия преступников террористическими, передать органам следствия и суду, а не перечислять в статье кодекса. Такая необходимость возникает и в виду того, что в некоторых государствах на сегодняшний день действуют законы, согласно которым ущерб, нанесенный террористом, возмещает его семья. Думаю, что они должны возмещать и моральный вред.

Что касается проекта нового УК, то, по моему мнению, мы снова пошли по пути, изложенному в действующем УК.

Так, в ст. 3 проекта УК даются понятия «наемник» и «террористическая группа», но нет понятия «террорист». В УК, как и ранее, перечисляются статьи, являющиеся террористическими преступлениями.

В ст. 253 проекта УК вновь, как и в действующей редакции УК, дается понятие «акт терроризма».

Определение понятия терроризма лишь в диспозиции статьи УК и перечисление статей, которые относятся к этому виду преступления, содержат в себе серьезную опасность, так как внесение изменений в УК не всегда происходит быстро вслед за изменениями, происходящими в современной жизни.

Чтобы подкрепить необходимость вышеприведенного, приведу еще примеры из судебной практики.

Так, ранее судимый за хищение 35-летний Т. за совершение кражи, разбоя, умышленного убийства двух лиц (одно из которых — ребенок) и покушения на умышленное убийство с особой жестокостью, из корыстных побуждений двух или более лиц, совершенных в 1997 году, был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. При этом суд учел, что было совершено убийство малолетнего ребенка, наличие судимости, совершение преступления в состоянии опьянения, что обвиняемый является хроническим алкоголиком, имеет не достаточно положительную характеристику (приговор Акмолинского областного суда).

За совершение подобных преступлений в 1996 году ранее не судимый 22-летний О. также был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу (приговор Павлодарского областного суда).

Ранее не судимые 22-летние А. А. и А. Р. за совершение подобных преступлений и убийство пяти лиц, в том числе одного малолетнего ребенка и одного несовершеннолетнего, 10 сентября 1999 года также были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу (приговор Акмолинского областного суда от 11 августа 2000 года).

И в завершение данной статьи хотелось бы еще раз обратить внимание судей, что назначение наказания является важным, ответственным моментом в деятельности суда. Реализация целей наказания во многом предопределяется назначением наказания.

Наказание должно способствовать исправлению осужденных, предупреждению совершения новых преступлений, восстановлению социальной справедливости. Наказание может решить эти задачи, если оно будет обоснованным, справедливым. На это прямо указывается в ст. 52 Уголовного кодекса — наказание будет справедливым, если оно соответствует тяжести преступления, характеру и степени его общественной опасности, обстоятельствам его совершения, личности виновного.

Наказание, предусмотренное в санкции статьи УК, является государственной оценкой характера и степени общественной опасности преступления. Наказание, указанное в санкции статьи, носит общий, абстрактный характер, в нем не учитываются особенности конкретного случая. Между тем степень общественной опасности преступных деяний одного и того же вида не может быть одинаковой: она может быть большей или меньшей в зависимости от обстоятельств конкретного уголовного дела. Эти обстоятельства становятся известными суду, проверяются им в ходе судебного разбирательства и должны учитываться при определении меры наказания.

Выбор наиболее целесообразной меры наказания предполагает установление правильного соотношения между общей законодательной оценкой совершенного преступления, данной в санкции, и оценкой этого деяния со стороны суда, с учетом индивидуальных особенностей конкретного случая. Суд в состоянии добиться этого, если он наделен правом творческого подхода к определению наказания. Уголовный кодекс предоставляет суду такое право, устанавливая общие начала назначения наказания (ч. 1 ст. 52).

Последовательное соблюдение общих начал назначения наказания является непременным условием осуществления принципов уголовного права: законности, равенства перед законом, виновной ответственности, справедливости, гуманизма. Но гуманизация законодательства, которая происходит сегодня, ни в коем случае не должна повлиять на определение наказания за умышленные убийства.

Обращаясь к теме наказания за умышленное убийство, автор статьи хотел в первую очередь показать, что в практике судов при назначении наказания за этот вид преступления имеются проблемы, а во-вторых, призвать судей строго соблюдать требования закона при назначении наказания за умышленные убийства, не забывая, что человек, совершивший данный вид преступления, отнял у другого человека, других людей самое ценное, что у них есть — жизнь.

Жизнь человека. Наказание за ее лишение. Сравнительный анализ назначения наказания за 1985, 1990, 2000, 2011 и 2012 годы.

Шаухаров К., судья Верховного Суда Республики Казахстан.

Согласно первой статье Конституции РК Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы, поэтому еще раз хотелось бы обратиться к теме назначения наказания за умышленное убийство.

Если читатель помнит, к этой теме автор частично уже обращался в статье «Убийство несовершеннолетнего». Некоторые проблемы применения норм УК (журнал «Зангер», № 8, 2013 г.), но хотелось бы рассмотреть вопрос о наказании за умышленное убийство более подробно.

Как мы знаем, жизнь человека представляет собой важнейшее, от природы ему данное благо, представляющее основополагающую социальную ценность. При этом следует учесть, что при совершении преступлений против жизни наступают последствия, которое не поддаются восстановлению или возмещению — утрата жизни необратима.

Нам с малых лет известно, что жизнь человека не имеет цены (бесценна).

Но случаев, когда мы убеждаемся, что она все таки чем-то измеряется, предостаточно. Прослеживается это, когда рассматриваются иски о взыска- морального вреда. Но сильнее всего это можно ощутить из статьи Уголовного кодекса, где предусмотрено наказание за умышленное убийство, и из приговоров судов. Мера наказания, которая определяется судом убийце, это все-таки цена жизни конкретного человека.

Нужно также подчеркнуть особую общественную опасность преступлений против жизни.

Видовым объектом этого преступления являются жизнь и здоровье человека, понимаемые в биологическом смысле.

В последние годы особая опасность преступлений против жизни обуславливается также неблагоприятными тенденциями в их динамике и низкими показателями раскрываемости неочевидных.

Когда мы говорим о наказании убийц, тут могут быть разные мнения, но сам факт того, что одного человека другой человек лишил самого ценного, что есть в этом мире — возможности жить, должно настраивать лицо, обладающее правом наказывать за совершение данного вида преступления, на более серьезный и взвешенный подход.

Так, например Шамшен М. за убийство в 2012 году 17-летнего потерпевшего был осужден к 10 годам лишения свободы. Несогласный с таким приговором отец несовершеннолетнего потерпевшего в своем ходатайстве в надзорную коллегию указал, что по Конституции РК высшими ценностями в государстве являются человек, его жизнь, права и свободы, поэтому и наказание за убийство несовершеннолетнего должно быть соответствующим деянию, жестким и справедливым.

Также он указал, что осужденный не раскаялся в содеянном, не признал себя виновным, не возместил ни моральный, ни материальный вред, в связи с чем он заслуживает наказания в виде 15 лет лишения свободы.

Конечно, мы должны понять состояние отца потерпевшего и то, какая боль причинена ему в связи с потерей сына, этой невосполнимой утратой, и он вправе требовать справедливого, с его точки зрения наказания.

Исходя из того факта, что судьей работаю не один десяток лет, и видя, какое наказание за умышленное убийство сегодня назначают суды, посчитал необходимым сделать небольшой сравнительный анализ назначения наказания за это преступление.

Для того чтобы полнее раскрыть тему, необходимо провести анализ тех изменений, которые произошли в УК (статья умышленное убийство) с принятием Уголовного кодекса РК в 1997 году.

В Уголовном кодексе Казахской ССР статья за умышленное убийство до 1998 года предусматривала за простое убийство наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет и за квалифицированное убийство наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет и смертную казнь.

С введением новой редакции УК с 1998 года статья умышленное убийство стала предусматривать за простое убийство наказание в виде лишения свободы от 6 до 15 лет и за квалифицированное убийство наказание в виде лишения свободы от 10 до 20 лет, смертную казнь и пожизненное лишение свободы. 10 июля 2009 года смертная казнь из санкции статьи была исключена.

Уголовный кодекс редакции 1997 года сохранил квалифицирующие признаки умышленного убийства:

а) из хулиганских побуждений;

б) с особой жестокостью;

в) способом, опасным для жизни многих людей;

г) женщины, заведомо для виновного, находящейся в состоянии беременности;

д) двух или более лиц;

е) лицом, ранее совершившим убийство.

С изменениями и дополнениями перенесены в новый кодекс такие квалифицирующие признаки умышленного убийства как:

а) из корыстных побуждений, а равно по найму;

б) лица или его близких, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, либо выполнением профессионального или общественного долга;

в) совершенное с целью скрыть другое преступление либо облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

г) по мотиву социальной, национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести.

Исключен такой квалифицирующий признак умышленного убийства, как совершенное особо опасным рецидивистом.

В новой редакции УК появились новые квалифицирующие признаки умышленного убийства, такие как:

а) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с по-хищением человека либо захватом заложника;

б) совершенное организованной группой:

в) совершенное с целью использования органов или тканей потерпевшего.

В новом УК в статье умышленное убийство в последующем появились такие квалифицирующие признаки как:

а) совершенное группой лиц, группой предварительному сговору;

б) сопряженное с разбоем, вымогательств: бандитизмом;

в) заведомо несовершеннолетнего лица.

Чтобы наглядно показать рассматриваемую тему, нам необходимо обратиться к данным статистики.

Так что же показывает статистика? (см. таб №1, №2)

Если обратиться к данным статистики, то они показывают, что в 2012 году по сравнению с 2011 годом увеличилось назначение наказания в виде лишения свободы за умышленное убийство от 6 до 8 лет с 20,5 процента до 27,7 процента, и в то же уменьшилось: наказание от 12 до 15 лет — на 4 ,7 процента, наказание от 15 до 20 лет — на 2,6 процента, наказание свыше 20 лет — на 0,7 процента (Уголовный кодекс при совокупности преступлений или приговоров допускает наказание свыше 20 лет лишения свободы).

То есть за умышленное убийство увеличилось, предусмотренное санкцией статьи минимальное наказание, и уменьшилось назначение наказания: от 12 лет и выше.

Наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет за квалифицированное умышленное убийство в 2012 году по сравнению с 1985 годом уменьшилось на 15,6 процента, а пожизненное лишение свободы (смертная казнь) уменьшилось с 65 до 9 процента (при этом следует помнить, что 15 лет лишения свободы это максимальное наказание в 1985 году).

Рассматривая дела об умышленных убийствах в порядке надзора, начинаешь думать, когда же таки произошла переоценка ценностей и почему мы стали таким образом оценивать жизнь человека. Иногда меня посещают мысли, не подтолкнуло ли к этому принятие нового УК в 1997 году?

И такая мысль появляется, когда, например читаешь приговор Акмолинского областного суда 12 октября 2000 года, которым Баронг И.И. 1969 года рождения был осужден по ст. 96 ч. 1 УК к 8 годам лишения свободы. Умышленное убийство потерпевшего им было совершено в состоянии алкогольного опьянения во время совместного употребления спиртных напитков, когда в ходе ссоры им были нанесены удары по голове потерпевшего металлической трубой, металлическим чайником в область лица, а также руками и ногами, от которых потерпевший скончался на месте совершения преступления.

Такое же положение по осужденному 21 декабря 2012 года Трофимову А., который был осужден СМУС Костанайской области по ч. 1 ст. 96 УК к 8 годам лишения свободы. Тогда как за подобное преступление ранее не судимый 32-летний Горбузов С. 25 февраля 1987 года Карагандинским областным судом был осужден к 10 годам лишения свободы.

Хотелось бы привести еще примеры, и на примерах из судебной практики показать, как из года в год после принятия нового Уголовного кодекса смягчалось наказание лицам, совершившим умышленное убийство, а порой наказание даже было мягче, чем наказание, назначаемое за умышленное причинение вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ст. 103 ч. 3 УК).

Так, ранее не судимый 33-летний Недугов А. за умышленное убийство с особой жестокостью потерпевшей Барышевой Т. в состоянии алкогольного опьянения был приговорен к 12 годам лишения свободы, при этом суд учел поведение потерпевшей, раскаяние в содеянном (приговор Карагандинского областного суда от 6 декабря 1985 года).

45-летний Озолин В.В. за умышленное убийство из хулиганских побуждений в состоянии алкогольного опьянения был приговорен 22 января 1985 года к 13 годам лишения свободы, при этом суд учел положительную характеристику, первую судимость, состояние его здоровья (Целиноградский областной СУД).

Приговором Атырауского областного суда от 16 марта 2000 года ранее не судимый 18-летний Кумкенбаев К. за убийство из хулиганских побуждений одного лица, совершенном в ноябре 1999 года, был приговорен по п. «и» ч. 2 ст. 96 УК — к 13 годам лишения свободы.

При этом суд установил, что по делу отягчающие ответственность обстоятельства отсутствуют.

За подобное преступление Шамшен М.Н. по ст. 96 ч. 2 п. «о» УК, как было указано ранее, был приговорен к 10 годам лишения свободы (приговор Западно-Казахстанского областного суда от 25 декабря 2012 года).

Ниже примеры того, когда за нанесение умышленного тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, назначается наказание как за умышленное убийство.

Так, ранее не судимый 25-летний Помилко Р. по ст. 103 ч. 3 УК был осужден к 9 годам лишения свободы (приговор Атбасарского районного суда Акмолинской области от 20 сентября 2012 года).

Наряду с этим имеются факты, когда судьи при определении наказания за умышленное убийство, совершенное родственниками в отношении родственников (близких родственников), были более снисходительны, чем в отношении других лиц, хотя факт совершения убийства в отношении близкого человека говорит о повышенной опасности виновного для общества и его моральной ущербности.

Таким примером может служить дело Есергепова К., который за умышленное убийство ножом младшего брата в ходе совместного распития спиртных напитков был осужден по ст. 96 ч. 1 УК к 7 годам лишения свободы (приговор СМУС Алматинской области от 16 ноября 2012 года).

Такое же положение прослеживается и по делам, где подобные лица осуждаются по ст. 103 ч. 3 УК.

Ряд вопросов возникает к судам, когда они назначают наказание за умышленное убийство, где потерпевшими преступления становятся множество лиц.

Так, за умышленное убийство 2-х лиц с разбоем суды определяют наказание в пределах 20-21 года (приговор СМУС Южно-Казахстанской области от 30 мая 2013 года).

Ранее неоднократно судимый, в том числе и за нанесение умышленного тяжкого вреда здоровью, 29-летний особо опасный рецидивист Ананьев Д.В. за умышленное убийство двух лиц из корыстных побуждений, в том числе одного из них, находящегося в беспомощном состоянии в силу престарелого возраста, был осужден 23 мая 2013 года к 17 годам лишения свободы (приговор СМУС Восточно-Казахстанской области).

25-летний Ахмедов А.А. за умышленное убийство трех лиц в состоянии алкогольного опьянения: 67-летней бабушки, находящейся в беспомощном состоянии в силу престарелого возраста, и двух родных теток, был осужден 30 июля 2013 года к 20 годам лишения свободы (приговор СМУС Южно-Казахстанской области).

Какое же преступление совершил Ахмедов А.А.?

Ахмедов А. на почве неприязненных отношений, возникших между ним и его бабушкой Кумысай 1946 г.р., родными тетями Баян 1967 г.р. и Баяш 1974 г.р., решил совершить убийство последних.

4 апреля 2013 года он из Шымкента приехал в дом к своей бабушке, расположенный по адресу: Южно-Казахстанская область, село Казыгурт. После совместного ужина примерно в 22.30 разошлись по своим комнатам и легли спать. Ахмедов Астан, оставшись один в зальной комнате, не решаясь довести свой преступный умысел до конца, для храбрости сделал несколько глотков коньяка и, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на почве давних неприязненных отношений, решился совершить убийство своих родственников. Для чего он, надев заранее приготовленные перчатки и взяв заранее приготовленный кухонный нож прошел в комнату к спящей Баяш, прикрыв ей рот одной рукой и навалившись на нее, несмотря на ее сопротивление, нанес последней множественные ножевые ранение в область лица, грудной клетки и живота. Потерпевшая скончалась на месте преступления. Убедившись в том, что Баяш умерла, Ахмедов, вернувшись в зал, снова сделал несколько глотков коньяка, затем продолжил свои преступные действия, дождавшись, когда его бабушка зашла к себе в комнату и погасила свет, он вошел в комнату к спящей бабушке, воспользовавшись ее беспомощным состоянием, закрыв ей одной рукой рот и навалившись на нее, нанес ей множественные ножевые ранения в область предплечья, спины. Потерпевшая Кумысай скончалась на месте преступления. Ахмедов, убедившись в том, что его бабушка умерла, вышел из дома во двор и, взяв черенок от лопаты, зашел в пристройку дома, где лежала в постели и смотрела телевизор Баян. Когда Ахмедов вошел в комнату своей тети, Баян хотела подняться с постели, в этот момент Ахмедов черенком нанес потерпевшей несколько сильных ударов по голове и спине. От полученных тяжких телесных повреждений Баян скончалась на месте преступления.

После чего, Ахмедов украл из сумочки 1000 тенге и сотовый телефон марки «Нокия 6500» стоимостью 20 000 тенге и два сотовых телефона марки «Нокия» общей стоимостью 19 000 тенге и скрылся с места происшествия.

Ранее судимый за тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте 24-летний Ким Р. за умышленное убийство в состоянии алкогольного опьянения трех лиц и покушение на умышленное убийство еще одного потерпевшего был приговорен к 25 годам лишения свободы (приговор СМУС Восточно-Казахстанской области от 24 октября 2013 года).

А если обратиться к 80-90 годам прошлого столетия и посмотреть, как к таким преступникам относилось общество и суды в то время, то вырисовывается следующая картина.

Так, приговором Гурьевского областного суда от 24 июля 1983 года ранее не судимый 35-летний А. по ст. ст. 106 ч. 1, 116, 101 ч. 4, 88 ч. 1 пп. «г, е» УК КазССР был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

При этом суд учел, что он совершил тяжкое преступление в состоянии алкогольного опьянения в отношении малолетней потерпевшей, использовав ее беспомощное состояние, изнасиловал ее в извращенной форме, затем, проявив жестокость и безжалостность, закопал ее в землю живьем, что привело к тяжким последствиям. Совершенное им преступление чуждо нашему образу жизни и представлявляет повышенную опасность для общества, а сам осужденный, как личность, полностью деградировал.

Приговором было установлено, что А. при каждой встрече с Меньшиковой В. стал принуждать ее к вступлению в брак, при этом он угрожал ей если она откажется, то ей будет плохо. Но Меньшикова отказывалась принять его предложения. Тогда А., с целью заставить Меньшикову вступить с брак, похитил ее 5-летнюю дочь Горбунову Л. Затем он, оставив девочку в степи, вернулся к Меньшиковой, которая искала свою дочь и вновь предлжил вступить в брак и уехать вместе с ним, если дочь дорога ей. На что Меньшикова вновь ответила отказом.

После чего А. вернулся в степь, где оставил девочку и, используя ее беспомощное состояние, изнасиловал ее, совершив с ней половой акт в извращенной форме, при этом разорвал анальное отверстие.

Затем совершил умышленное убийство потерпевшей, сопряженное с особой жестокостью, закапывания ее в землю живьем.

В результате этого девочка скончалась. Преступление было совершено в апреле 1982 года.

Приговором Южно-Казахстанского областного суда от 1 марта 1994 года ранее не судимый 25-летний А. осужден по ст. ст. 88 ч. 1 п. «а», 134 ч. 3,176, 202 ч. 1, 203 ч. 3 УК КазССР, за убийство 1 лица к исключительной мере наказания — расстрелу.

При этом суд учел его особо активную роль, что он являлся участником организованной преступной группы, что он в течение длительного времени занимался нападениями на граждан, личность потерпевшего (остались без отца четверо детей)

Приговором Южно-Казахстанского областного суда от 14 апреля 1999 года ранее не судимый 30-летний С. осужден по ст. ст. 96 ч. 2 пп. «а,в,д,к» УК к исключительной мере наказания – расстрелу.

При этом суд учел его особо активную роль, он являлся хроническим алкоголиком, имел отрицательную характеристику, наличие особо тяжких последствий, отсутствие смягчающих вину и ответственность обстоятельств.

Судом было установлено, что он 3 июля 1998 в ходе ссоры совершил убийство жены Алтолкын с особой жестокостью на глазах собственных детей — дочери М. 05.02.1990 года рождения и сына Б. 02.09.1992 года рождения. После чего совершил убийство с особой жестокостью своей дочери М на глазах младшего брата, после чего убил и его.

Сегодня за подобные преступления суд может определить лишь пожизненное лишение свободы.

Эти примеры, особенно последний из них, я привел и для того, чтобы коснуться в этой статье еще одной, интересующей граждан республики проблемы которая связана с отменой смертной казни.

Как мы знаем, согласно пункту 2 статьи 15 Конституции РК смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за терро ристические преступления, сопряженные с гибелью людей.

В мире отсутствует однозначное толкование понятия «террор». Когда убийца совершает массовое истребление людей или уничтожает целое подраз деление, несущее охрану государственной границы, или убивает людей, ставших случайными свидетелями действий экстремистов или террористов, а иногда истребляет полностью семью, а семья — это ячейка общества, без нее нет государства, почему в подобных случаях действия этих лиц нельзя признать террористическими?

Думаю, что назрела необходимость в некоторых случаях право определения, являются ли те или иные действия преступников террористическими, передать органам следствия и суду, а не перечислять в кодексе статьи, которые являются террористическими. Такая необходимость возникает и ввиду того, что в некоторых государствах на сегодняшний день действуют законы, согласно которым ущерб, нанесенный террористом, возмещает его семья. Думаю, что они должны возмещать и моральный вред.

Что касается проекта нового УК, то, по моему мнению, мы снова пошли по пути, изложенному в действующем УК.

Так, в статье 3 проекта УК даются понятия «наемник» и «террористическая группа», но нет понятия «террорист». В УК, как и ранее, перечисляются статьи, являющиеся террористическими преступлениями.

В статье 253 проекта УК вновь, как и в действующей редакции УК, дается понятие «акт терроризма».

Определение понятия терроризма лишь в диспозиции статьи УК и перечисление статей, которые относятся к этому виду преступления, содержит в себе серьезную опасность, так как внесение изменений в УК не всегда происходит быстро вслед за изменениями, происходящими в современной жизни.

Чтобы подкрепить необходимость вышеприведенного, приведу еще примеры из судебной практики.

Так, ранее судимый за хищение 35-летний Т. за совершение кражи, разбоя, умышленного убийства 2-х лиц (один из которых ребенок) и покушения на умышленное убийство с особой жестокостью из корыстных побуждений двух или более лиц, совершенное в 1997 году, был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу.

При этом суд учел, что было совершено убийство малолетнего ребенка, наличие судимости, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, что он являлся хроническим алкоголиком, имел недостаточно положительную характеристику (приговор Акмолинского областного суда).

За совершение подобных преступлений в 1996 году ранее не судимый 22-летний О. также был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу (приговор Павлодарского областного суда).

Ранее не судимые 22-летние А.А. и А.Р. за совершение подобных преступлений и убийство 5 лиц, в том числе одного малолетнего ребенка и одного несовершеннолетнего, 10 сентября 1999 года, также были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу (приговор Акмолинского областного суда от 11 августа 2000 года). За совершение какого же преступления получили они это наказание?

Жители Целиноградского района села Покровка 10 сентября 1999 года, приблизительно в 2.00-2.30 ночи пришли к дому Каржанова Сайлау. Хозяин дома начал на них кричать и прогонять их. Осужденный А А., обидевшись на законные действия Каиржанова предложил А.Р. убить Каиржанова, на что А.Р. согласился, после чего они пришли к дому Каиржанова Сайлау второй раз. А.Р. постучался в окно дома.

В это время А.А., вооружившись железной трубой, ждал, спрятавшись за дверью, пока Каиржанов выйдет на улицу. Каиржанов, при выходе на улицу, получил два удара трубой по голове. У него были проломлены кости черепа, тем самым он получил тяжелые телесные повреждения, от которых потерял сознание и упал. На шум из дома вышла дочь Каиржанова Замзагуль и, увидев лежашего на спине отца в крови, рядом с которым стояли А.Р. и А.А. с трубой, заплакала и, крича, забежала домой.

Осужденные ворвались в дом за ней следом.

Осужденные, заходя в прихожую, увидели Асыл, которую начали бить руками по различным частям тела, в это время А.А. ударил Асыл трубой по голове несколько раз, что привело к перелому костей черепа, причинив тем самым ей тяжелые повреждения, от чего она упала.

Осужденные также начали избивать руками по различным частям тела Замзагуль, в это время А.Р. несколько раз ударил Замзагуль по голове железной трубой, которая от полученных тяжелых повреждений костей лица и черепа потеряла сознание и упала.

Осужденные А.Р. и А.А. увидев, что несовершеннолетняя Алмагуль убежала в комнату и закрылась там, взломали дверь комнаты и начали наносить удары по голове и лицу. А.Р. ударил ее по голове железной трубой несколько раз, отчего у нее были проломлены кости черепа, приведшие к потере сознания последней.

Осужденные А.Р. и А.А., видя, что несовершеннолетний 13 летний Кайрат убежал в спальню, последовали за ним, где А.А., взяв железную трубу из рук А.Р., нанес несколько ударов железной трубой по голове последнего, сломав ему кости черепа, от чего потерпевший потерял сознание и упал на пол.

Далее А.А. принес с кухни нож, разрезал нижнюю одежду Замзагуль и, воспользовавшись ее беспомощным состоянием, по очереди с А.Р. изнасиловали ее.

А.А. после изнасилования Замзагуль ударил ее ножом в грудь и в спину, после чего перерезал ей горло, от полученных тяжелых телесных повреждений потерпевшая умерла на месте.

Далее А.А., воспользовавшись ножом, который был у него в руках, разрезал им нижнюю одежду (колготки и плавки) Асыл и далее они вдвоем по очереди изнасиловали ее, после чего А.А. также ударил Асыл ножом в грудь и перерезал ей горло.

Осужденные, подойдя к Алмагуль, также по очереди несколько раз изнасиловали ее, после чего А.А. убил Алмагуль с особой жестокостью, перерезав ей горло в несколько приемов, от чего последняя скончалась.

Затем А.А. с особой жестокостью и с целью совершения убийства Кайрата нанес ему нескольких ударов в шею, что привело к смерти последнего. Далее, выходя из дома, заметив у Сайлау слабые признаки жизни, А.А. ударяет Сайлау ножом в область груди и перерезает ему горло, что приводит к смерти последнего. А.А. и А.Р., убив всех членов данной семьи, и взяв с собой орудия преступления (железную трубу и нож), уходят с места совершения преступления

И в завершение данной статьи хотелось бы еще раз обратить внимание судей, что назначение наказания является важным, ответственным моментом в деятельности суда. Реализация целей наказания во многом предопределяется назначением наказания.

Наказание должно способствовать исправлению осужденных, предупреждению совершения новых преступлений, восстановлению социальной справедливости. Наказание может решить эти задачи, если оно будет обоснованным, справедливым. На это прямо указывается в статье 52 Уголовного кодекса — наказание будет справедливым, если оно соответствует тяжести преступления, характеру и степени его общественной опасности, обстоятельствам его совершения, личности виновного.

Наказание, предусмотренное в санкции статьи УК, является государственной оценкой характера и степени общественной опасности преступления. Наказание, указанное в санкции статьи, носит общий, абстрактный характер, в нем не учитываются особенности конкретного случая. Между тем степень общественной опасности преступных деяний одного и того же вида не может быть одинаковой: она может быть большей или меньшей в зависимости от обстоятельств конкретного уголовного дела. Эти обстоятельства становятся известными суду, проверяются им в ходе судебного разбирательства и должны учитываться при определении меры наказания.

Выбор наиболее целесообразной меры наказания предполагает установление правильного соотношения между общей законодательной оценкой совершенного преступления, данной в санкции и оценкой этого деяния со стороны суда, с учетом индивидуальных особенностей конкретного случая. Суд в состоянии добиться этого, если он наделен правом творческого подхода к определению наказания. Уголовный кодекс предоставляет суду такое право, устанавливая общие начала назначения наказания (часть 1 статьи 52).

Последовательное соблюдение общих начал назначения наказания является непременным условием осуществления принципов уголовного права: законности, равенства перед законом, виновной ответственности, справедливости, гуманизма, но гуманизация законодательства, которая происходит сегодня, ни в коем случае не должна повлиять на определение наказания за умышленные убийства.

Обращаясь к теме наказания за умышленное убийство, автор статьи хотел в первую очередь показать, что в практике судов при назначении наказания за этот вид преступления имеются проблемы мы, а во-вторых, призвать судей строго соблюдать требования закона при назначении наказания за умышленные убийства, не забывая, что человек, совершивший данный вид преступления, отнял у другого человека, других людей самое ценное, что у них есть, жизнь.